Эксперты RAND corporation: Россия попала в Сирии в ловушку

Вывод российских войск из Сирии, о котором столько раз заявлял президент Владимир Путин, значительно менее масштабный, чем могло бы показаться. При этом ставки на самом деле высоки, поскольку лидеры в Москве придают интервенции в Сирии решающее значение для возвращения своей стране утраченного статуса мировой державы. Москва столкнулась с дилеммой, но выход есть, если только она сумеет оценить мудрость такого решения.

twtrGetty-John-Moore-Putin-at-UN

Дилемма заключается в том, что трудно точно взвесить и сравнить издержки вывода войск из Сирии и сохранения масштабного военного присутствия. Если бы Москва умыла руки, а режим Асада рухнул, многие сочли бы Россию игроком, не способным довести до конца серьезное дело. Если российские войска останутся в Сирии, что наиболее вероятно, они могут столкнуться с растущим возмущением среди сирийского населения в связи с тем, что Россия помогла разрушить страну, а теперь не может оказать достаточно масштабную помощь в ее восстановлении.

У Москвы есть одно узкое окно для достижения прочного успеха в Сирии, но для этого ей необходима поддержка международного сообщества.

Недавнее заявление Путина о выводе войск, как и аналогичное обещание, сделанное им в прошлом году, скорее всего, имеет целью развеять опасения в самой России по поводу возможных дальнейших потерь в сирийской войне. Кроме того, Путину необходимо вызвать у российского народа ощущение гордости за то, что «миссия выполнена», перед президентскими выборами, которые состоятся в марте будущего года. Однако, может ли Россия достичь реальной внешнеполитической победы в Сирии?

Как минимум с момента победы над Наполеоном два столетия назад, Россия постоянно стремилась всеми силами сохранить статус великой державы. При Путине эта решимость достигла масштабов, близких к одержимости. Это означает больше, чем просто запугивание стран ближнего зарубежья, как это сделала Россия, начав войну против Грузии в 2008 году и Украины в 2014 году.

Мировые державы имеют волю и средства для того, чтобы влиять на события на значительном расстоянии, причем в требуемом масштабе. Большинство держав, таких как Франция или Китай, осуществляют подобное влияние во многих областях: экономике, культуре, идеологии, политике и сфере безопасности. Но, как гласит старое российское изречение, единственными надежными союзниками Москвы являются ее армия и флот.

Россия является мировой державой в сфере безопасности. За счет своей масштабной программы военной модернизации, она стремится противостоять продолжающейся экспансии НАТО во главе с США. Эта военно-политическая стратегия получила свое развитие на тактическом уровне в Сирии. Москва не только пытается оказывать влияние на режим президента Башара аль-Асада, но и в немалой степени заинтересована в крупной авиабазе в Латакии и военно-морской базе в Тартусе. Они позволяют России создавать новые проблемы для НАТО и израильских властей в восточном Средиземноморье. Однако, преследуя эти цели, Россия сталкивается с несколькими существенными препятствиями.

Во-первых, чтобы укрепить перспективы политической стабильности в Сирии, Москва хочет заставить Асада подпустить к государственному управлению более широкий спектр политических сил, а возможно, даже согласиться на разделение полномочий. Мощная военная кампания в поддержку Асада спасла его режим от неминуемого краха в 2015 году, что лишь подчеркнуло его хрупкость. Хотя России временами приходилось огорчать Асада, она никогда его не предавала и не покидала его. В свою очередь, без союзнических отношений с Сирией, Россия не могла бы сегодня играть роль великой державы на Ближнем Востоке.

Вторая угроза состоит в том, что если Москва не убедит международное сообщество помочь Сирии, опустошенная войной страна может деградировать настолько, что превратится в государство-банкрот, неспособное управлять своей территорией и оказаться благодатной почвой для всевозможных повстанцев и террористов, включая остатки группировки ДАИШ.

Чтобы устранить эти препятствия на пути к «успеху», Москва прилагает дипломатические усилия. Она организовала переговоры об урегулировании сирийского конфликта с региональными тяжеловесами, Ираном и Турцией. Это полезно, но тот факт, что из переговорного процесса в Астане исключены другие глобальные державы, которые участвовали в многолетних переговорах в Женеве под эгидой ООН, порождает сомнения, что столь ограниченный формат способен достичь значительных результатов.

Подчеркивая важность своего «дипломатического марафона» по сирийскому урегулированию, Кремль сигнализирует о том, что он нуждается в помощи, как в укреплении политической легитимности Астанинского переговорного процесса, так и в послевоенном восстановлении страны. Москва надеется, что мирный процесс также ослабит растущее влияние Ирана в Сирии, что удовлетворяет совпадающим интересам России и Америки.

Международные организации по оказанию помощи в настоящее время нуждаются в 4,4 миллиардах долларов, чтобы помочь сирийским беженцам за рубежом, а также населенным пунктам, где они проживают в таких странах как Ливан, Иордания и Турция. Но помощь измученным и голодным людям на территории Сирии скудна, поскольку многие потенциальные доноры не испытывают уверенности, что иранские и прочие силы сумеют обеспечить безопасность доставки грузов гуманитарной помощи. Более того, еще свежи воспоминания о жестокостях, которые совершались этими боевиками, иногда в тандеме с российскими силами. Когда сирийские и российские самолеты нанесли удар по больницам в восточном Алеппо во время осады города в прошлом году, мир был просто потрясен. Эта акция была за пределами допустимого, даже для режима Асада.

В недавнем докладе RAND говорится о том, что в безопасных районах Сирии может быть начат процесс постепенного восстановления, по принципу «снизу вверх», один населенный пункт за другим. Затем, в случае эффективного управления, там, возможно, окрепнет экономическая активность, и часть беженцев сможет вернуться. Но в более опасных регионах страны возможностей намного меньше.

В октябре 2015 года американский президент Барак Обама предупредил, что российская кампания по нанесению ударов с воздуха по сирийским повстанцам, приведет к тому, что Москва увязнет в «трясине». Если рассматривать ситуацию в долгосрочной перспективе, он не ошибался.

В одиночку Россия не может ни гарантировать будущую безопасность Сирии, ни мобилизовать достаточные ресурсы, чтобы страна могла восстановиться и заново отстроить все разрушенное войной. Только объединив усилия с международным сообществом в ослаблении влияния Ирана и демократизации госуправления в Сирии, а также в стимулировании экономического роста, Россия может надеяться на достижение прочного успеха в Сирии.

 


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (4 голосов, среднее: 2,25 из 5)
Loading...Loading...




  1. Сергей:

    Ничего глупее ещё не слышал

  2. Сергей:

    Очередная лживая статья.

  3. Аноним:

    Пусть эти эксперты сосут член России,и всегда будут сыты.

  4. Валерий Поляков:

    Взаимоотношения внутри Сирии нужно рассмотреть методами системного анализа открытых систем в неравновесном состоянии и физики необратимых процессов. При этом нужно оценить реальные события по освобождению Сирии от ИГИЛ и степень участников событий освобождения, приглашенных Правительством Сирии и действовавших по собственному наитию с результатами действий, включая разрушения инфраструктуры. Нужно оценить природные ресурсы, добыча которых может быть использована для восстановления Сирии. Нужно оценить термодинамические процессы при добыче природных ресурсов, которые влияют на геоинженерию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *