Глобальные тенденции 2018 года: опасные, разрушительные, ведущие к хаосу

Глобальные тенденции начала 2018 года предвещают, что этот год будет еще более разрушительным, опасным и хаотичным, чем предыдущий. Об этом свидетельствуют как ежегодный «Доклад о мировых угрозах 2018» Всемирного экономического форума в Давосе, так и выступления на Мюнхенской конференции по безопасности. Перспективы миропорядка определяются тремя глобальными тенденциями, касающимися мира и безопасности.

oped5-kblH--621x414@LiveMint

Во-первых, нарастают внутригосударственные конфликты, которые варьируются от уличного насилия до терроризма, захват оставшихся без управления пространств террористическими  и экстремистскими группировками, сепаратистские движения и гражданские войны. Они вспыхнули на всех континентах и в основном ведутся с использованием огнестрельного оружия и легкой артиллерии, хотя в некоторых случаях уже зафиксировано использование химического и биологического оружия. В большинстве этих конфликтов жертвами оказываются невинные гражданские лица.

Во-вторых, усиливаются межгосударственные конфликты и гибридные войны между региональными игроками и мировыми державами, включая даже некоторые страны, обладающие ядерным оружием. Среди них – беспорядочные столкновения в Сирии и вокруг нее с участием России, США, Ирана, Израиля и Турции, где возможна серьезная эскалация военных действий. Аналогичным образом, Иран и Саудовская Аравия противостоят друг другу в Йемене, а Китай бросает вызов всем прибрежным странам в Южно-Китайском море.

Эти территориальные, идеологические и правовые споры включают столкновение между различными толкованиями международных норм и законов. В сочетании с программами модернизации ядерных вооружений и военными доктринами, которые допускают применение ядерного оружия, характер возникающей новой структуры межгосударственного конфликта способствует глобальному хаосу и ядерному беспорядку. Действительно, недавно опубликованный Обзор состава и количества ядерных сил США (NPR) заставил многих экспертов опасаться, что долгий «ядерный мир» может уступить место ядерной войне.

В-третьих, существует множество старых и новых транснациональных угроз, с которыми ни одна страна не может справиться исключительно собственными силами. Они варьируются от случаев пандемии (подобных недавним вспышкам заболеваний вследствие распространения вирусов Эбола и Зика), стихийных бедствий (цунами и землетрясений), а также климатических изменений, до деятельности международных  экстремистских организаций, кибератак и глобальных сетей распространения ядерного оружия. Так, например, последний доклад в ООН о ситуации в Северной Корее показал, что, несмотря на строгие санкции, Пхеньяну удалось заработать около 200 миллионов долларов через сложную сеть распространения ядерных технологий, которая проходила через Китай, Европу, Россию и Малайзию.

Эти угрожающие тенденции в области мира и безопасности усугубляются несколькими новыми явлениями, которые способствуют разрушению сложившегося мирового порядка.

Во-первых, это появление ультра-националистических, популистских лидеров и правительств, которые, ставя свои собственные страны превыше других, бросают тем самым вызов глобализации в широком ее понимании. Это уже привело к тому, что некоторые из них по существу отказались от международных соглашений и договоров, к которым они прежде присоединились. Более того, многие из этих лидеров и стран либо прямо отвергают многосторонность, либо, как минимум, ставят под вопрос международный порядок, нормы и институты.

Второе – это появление хаотичного многополярного мира. В то время как мир движется к политической, экономической, технологической и нормативной многополярности, способность проецировать силу во всем мире, обеспечивая тем самым глобальную безопасность, по-прежнему остается прерогативой одной, возможно, двух, держав – Соединенных Штатов и в последнее время все чаще Китая. Если новые державы не будут способствовать укреплению глобальной безопасности, многополярность будет оставаться проблематичной.

В-третьих, подобная многополярность проявляется при принятии  решений по большинству региональных и глобальных проблем. Это связано с появлением в процессе принятия решений, помимо традиционных национальных государств, многих заинтересованных сторон на национальном, региональном и  глобальном уровне. Эти заинтересованные стороны, в том числе гражданское общество, частный сектор, богатые фонды, отдельные лица и города, создают проблемы, но в то же время нередко находят и пути их решения, не допуская глобального беспорядка.

В-четвертых, быстрые темпы развития и распространения технологий, сопровождающиеся усилением отдельных лиц, небольших групп и даже слабых государств, могут привести к возникновению ассиметричной конкуренции. В сочетании с упомянутыми выше национализмом, многополярностью и большим количеством игроков, сформировался почти непреодолимый разрыв между новыми технологическими возможностями и способностью создавать нормы и институты для регулирования или управления ими.

Наконец, в то время как пропаганда всегда была ключевым инструментом  разрушения всех предыдущих мировых порядков, появление глобальных социальных сетей, действующих круглосуточно семь дней в  неделю в сочетании со сфабрикованными или «поддельными» новостями, армиями интернет-троллей и возможностью влиять на мнение миллионов людей через границы, создает сегодня новые угрозы. Ярким примером является разоблачение вмешательства России в президентские выборы 2016 года в США.

Эти тенденции свидетельствуют о том, что началась новая, более опасная фаза разрушения мирового порядка. История учит, что в подобных сценариях глобальный порядок восстанавливался двумя различными путями.

Первый – это дальновидное руководство со стороны государственных деятелей,  готовых инвестировать политический и дипломатический капитал в восстановление порядка. Это зависит от готовности ключевых лидеров и стран идти на компромиссы и сотрудничать.

Другой путь – это путь конфронтации, которая направлена на усиление власти одной страны за счет других. Этот подход не предусматривает компромиссов и часто завершается военным решением. Нередко именно такой вариант избирают слабые популистские лидеры с сильными армиями. Глобальные тенденции 2018  года отражают печальную закономерность: на сегодняшний день мир с большой вероятностью может двинуться именно по второму пути.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...




Добавить комментарий