В попытке спасти лес и изменить Россию

Источник перевод Lena Che

16.10.2010

МОСКВА. Здесь протестующие обычно безропотно выносят аресты, избиения и отсутствие перемен. Так, те немногие движения, которые взялись за власти и вынудили их отступить назад, подняли интригующие вопросы относительно различных перспектив России на будущее.

Сегодня развернулась свирепая битва за Химкинский лес, расположенный сразу за пределами Москвы, где двухвековые дубы стоят так плотно и в такой тишине, что звуки движения с расположенного рядом шоссе похожи на жужжание ленивых москитов, листья падают на землю с реально слышимым стуком и звуки айфонов разносятся трелью в воздухе.

Телефоны принадлежат Евгении Чириковой и Ярославу Никитенко, пытающихся предотвратить строительство шоссе из Москвы в Санкт-Петербург, которое должно пройти по территории 2500-акрового леса. Пока тёплое октябрьское солнце расцвечивает пятнами света деревья, мои попутчики руководят двумя телевизионными командами и газетным репортёром среди дубов, попутно рассылая е-мейлы, раздавая интервью и договариваясь о пресс-конференциях по телефону.

Активисты «Движения в Защиту Химкинского Леса» убедили президента Медведева временно приостановить вырубку деревьев и пересмотреть проект, у которого есть влиятельные сторонники, включая Юрия Лужкова, уволенного с поста мэра Москвы после публичной критики президентского решения.

Химки, где когда-то охотились цари, наполнены драмами, размахом и коллизиями русской оперы. В роли народных героев помимо других выступает Чирикова, которая живёт в жилом доме 1960-х годов постройки недалеко от леса, и которая начала кампанию по его защите несколько лет назад после обнаружения на деревьях странных меток.

Редактор местной газеты Михаил Бекетов решил освещать это дело, а в ноябре 2008-го он был так жестоко избит, что с тех пор находится в больнице, лишённый возможности говорить, наполовину парализованный. Его адвокат Станислав Маркелов, активист-правозащитник, был ранен и умер на московской улице в январе 2009-го года. В течение лета двое молодых мужчин из группы людей, которые разбили окна и нанесли краской из баллонов слоганы на стены здания Химкинской мэрии, были приговорены к уголовному наказанию и теперь проведут семь лет за решёткой.

Строительство шоссе было затеяно Российским министерством транспорта, которое возглавляет Игорь Левитин. Он входит в состав людей, близких к руководству аэропорта Шереметьево, равно как и к Аэрофлоту, национальному авиаперелётчику, порт приписки которого располагается там же. Строительная индустрия, основанная на коррупции, нуждается в рабочих местах. Региональные чиновники нуждаются в развитии своих возможностей.

«Здесь вы видите мечту российской бюрократии», – говорит Чирикова, показывая на лес. – «Это Клондайк для них».

Сможет ли эта история, в случае своего завершения, направить Россию на путь развития гражданского общества – или нет.

Создание общественного движения

Чирикова, 33 лет от роду, которая излучает энергию вокруг себя с неизменной улыбкой, начала писать о проблеме 4 года назад. Компания протеста эволюционировала, дойдя до кемпингов в лесу, организованных простыми людьми, блокирования бульдозеров телами протестующих и арестов на митингах. Со временем движение добилось поддержки со стороны Гринпис, Всемирного фонда дикой природы и Федерации автовладельцев России, а в августе Пушкинская площадь в Москве была переполнена тысячами демонстрантов, вместе со звёздами рока и известными оппозиционными лидерами.

«Это было нашей главной победой», – говорит Никитенко, 22-летний студент физического факультета из Москвы. – «Таких демонстраций не было уже несколько лет».

Похожее по стилю движение возникло в 2005-м году, когда пенсионеры заполнили улицы в попытке убедить власти отменить изменения, затрагивающие их скудные компенсационные выплаты. В следующем году возмущённые автовладельцы помогли освободить из-под стражи одного водителя в Сибири, который был приговорён к четырём годам заключения за то, что ему не удалось увернуться с пути ехавшего на высокой скорости автомобиля губернатора, который врезался в дерево и погиб. Ранее в этом году москвичи отразили угрозу уничтожения их собственных домов, которые попадали под снос из-за проекта строительства парка (речь идёт о домах в посёлке «Речник» – прим. mixednews.ru).

«Я думаю, что это был важный эксперимент для этой страны», – сказал Дмитрий Тренин, руководитель московского Карнеги-центра. – «Русские выжидают, и они учатся тому, как следует отстаивать свои интересы».

Тренин называет политическую систему «авторитаризмом с согласия угнетаемых».

«Политическая свобода находится вне зависимости от Кремля», – говорит Тренин. – «Она зависит от отношения самих людей». Большинство занято обустройством своих удобных гнёздышек, спустя годы советских лишений. «Люди, по сложившейся тенденции ограничивают круг своих интересов пределами частной жизни. В этой стране каждый сам за себя».

По словам Дениса Волкова, руководителя пресс-службы «Левада-Центра», компании, занимающейся социологическими и маркетинговыми исследованиями, – советское господство придало особый смысл понятию беспомощность: всего 14 процентов людей думают, что они в состоянии повлиять на решения государственных органов, а 62 процента утверждают, что стараются избегать любых контактов с властями. Кода людям задавался вопрос о демократии, ни один человек не упомянул свободу слова или свободу собрания.  «Первое, о чём они говорили, это высокий уровень жизни», – говорит Волков.

По словам Джеймса Ф. Коллинса, бывшего посла США в России, успешные правозащитники до сих пор сосредоточены на вопросах местного значения, отчего страдают личные интересы граждан и у них появляется чувство, что правительство выходит за рамки допустимого.

«Мы пока не видели, чтобы какая-либо из этих [правозащитных] групп превратилась в постоянную устойчивую структуру, и жила бы жизнью вне проблем», – сказал Коллинс, возглавляющий Российскую и Евразийскую Программу в Фонде Карнеги за Международный мир в Вашингтоне.

Правозащитные организации могут существовать, однако они ограничены из-за недостатка денежных средств и отсутствия способов поделиться своим трудным опытом. «Это не те НПО, которые могут быть запрещены», – говорит французский социолог Карин Клемент, ссылаясь на неправительственные организации. – «Невозможно запретить общественные движения. Ведь они состоят из простых людей».

Простые люди начинают проявлять себя

Сергей Канаев, глава московского отделения Федерации Автовладельцев РФ, с горечью рассказывает, что акции протеста автомобилистов подвергаются нападкам со стороны властей, что сводит протест к написанию жалоб. «Мы не просим денег у иностранцев», — говорит он, — «вы знаете, что следующим шагом станет обвинение меня в работе на ЦРУ».

Александр Талышкин, 77-летний активист по защите Химкинского леса, нежно заботится о лесных деревьях и надеется, что он будет услышан другими людьми. Кольцевая автодорога, построенная в 1960-х годах, разрушила значительную часть леса, который он знал.

«Теперь они хотят прикончить то, что ещё осталось», — говорит Талышкин, который принадлежит к тому постоянному потоку людей, что весной собирают талую воду, а осенью, в эти дни, собирают грибы.

«Здесь, в России, вы можете либо остаться дома и продолжать страдать», — говорит Чирикова, — «либо взять в руки пики и перерезать горло боярам. Другой альтернативы нет. Сегодня вы в состоянии показать, что общество не умерло. Широкие массы уже поднимаются».


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *