Энергетика и геополитика – сообщающиеся сосуды

  1. Ближний Восток

Ближний Восток продолжает играть важную роль на мировой энергетической арене. Несмотря на изменения, которые произошли в политической обстановке многих стран региона, то есть Ливии, Ирака, Катара и Ирана, Ближний Восток по-прежнему остается одним из важнейших поставщиков нефти и природного газа в мире. Вот почему многие мировые державы, а именно Соединенные Штаты, Китай и Россия, внимательно следят за событиями в этом регионе.

События в Ираке, Иране и на Аравийском полуострове продолжают вызывать тревогу в мировых столицах, поскольку все, что здесь происходит, имеет серьезные последствия для цен на энергоносители. Это, в свою очередь, сказывается на экономическом благосостоянии многих регионов мира и создает огромные дополнительные трудности для крупных стран, предпринимающих дипломатические усилия с целью урегулирования возникающих проблем.

Так, антагонизм между Саудовской Аравией и Ираном порождает множество политических последствий, затрагивающих страны Персидского залива, усложняет отношения между Турцией, Сирией и Ираком, а также создает дополнительные сложности для России и Соединенных Штатов.

Страны Северной Африки, Египет, и, разумеется, Израиль/Палестина являются элементами той же ближневосточной головоломки, которая смешивает энергетику и дипломатию на каждом шагу.

  1. Российская Федерация

Россия играет решающую роль в глобальной энергетической политике. Страна является одним из крупнейших в мире экспортеров нефти и природного газа. Это означает, что, помимо огромного влияния на формирование мировых цен на энергоносители, ее присутствие, поведение и дипломатическое маневрирование имеют первостепенное значение, когда речь заходит об энергетической безопасности и возможности обострения враждебности или, напротив, установления мира и стабильности.

Роль Российской Федерации нельзя рассматривать в отрыве от событий, происходящих в богатых энергоресурсами бывших советских республиках Центральной Азии. Так называемые «станы» (Казахстан, Узбекистан, Азербайджан, и Туркменистан) – это крупные игроки на сегодняшних энергетических рынках. Однако, что бы они ни делали, это нельзя рассматривать отдельно от действий и намерений России. Хотя некоторые из них, прежде всего Азербайджан, инициировали проекты, которые не соответствуют целям Москвы, тем не менее, они вынуждены вести себя так, чтобы не огорчать своего могущественного северного соседа, от которого в немалой степени зависит их собственное благополучие (из-за их зависимости от российских сетей нефте- и газопроводов).

Таким образом, в большинстве случаев политика тесно переплетается с энергетикой, в результате чего дипломатия становится определяющим фактором поведения и экономических результатов.

  1. Латинская Америка

В последние годы в Латинской Америке было много потрясений, которые создали неопределенность в отношении поставок энергоносителей. Прежде всего, Венесуэла начала проводить политику, которая дестабилизировала рынки и привела к неприятным последствиям. При президенте Уго Чавесе, а затем при его преемнике Мадуро, пришедшем к власти после смерти Чавеса, иностранные компании были изгнаны из страны, все энергетические объекты были национализированы, и властью было принято решение «поделить все национальное богатство между людьми». Конечным результатом стало прекращение всех иностранных инвестиций, банкротство государства и необходимость иностранной помощи для поддержания приемлемого уровня доступности энергоресурсов. Нечто подобное произошло в Боливии, а Бразилия была потрясена скандалами в ее нефтяном секторе, когда государственная корпорация Petrobras напоролась на рифы, потянув за собой новое социалистическое руководство страны.

Растущие надежды на экономическое благополучие на континенте рухнули в результате бедствий, вызванных политикой национализации, которую начали проводить новые власти. Молодые экономики быстро превращаются в руины.

  1. Северная Европа

Проблема Европы заключается в том, что, за исключением нефти и газа Северного моря, она полностью зависит от импорта, обеспечивающего комфортный уровень энергопотребления. Таким образом, события на Ближнем Востоке и российская политика в отношении континента определяют, имеются ли в достатке энергоносители, или Европа сталкивается с их нехваткой.

Запасы нефти и газа в Северном море в течение некоторого времени обеспечивали европейские страны, в том числе Британию и страны Скандинавии, достаточным количеством энергоресурсов. К сожалению, имеются обоснованные подозрения, что эти месторождения истощаются с опасной скоростью. В результате Европа постепенно становится зависимой от импорта с Ближнего Востока, из Северной Африки, России, а также Анголы, Бразилии, Мексики и США. Эта ситуация вызывает обеспокоенность, поскольку Япония, а в последнее время и Китай, стремятся импортировать энергоресурсы из тех же источников.

Очевидно, что Европа в ближайшем будущем столкнется с трудностями, но эти проблемы могут быть решены, с одной стороны. Россией, и с другой, сланцевой революцией в США и Канаде. Это открывает множество возможностей для дипломатии, направленной на поиск путей создания новых альянсов и договоренностей. Но в конечном итоге, Европа так или иначе будет зависеть от доброй воли других стран.

  1. Соединенные Штаты

Приняв эстафету мирового господства от Великобритании, Соединенные Штаты продолжали уделять особое внимание событиям на Ближнем Востоке. Хотя у американцев были собственные месторождения энергоресурсов, они хотели сохранить стабильность мировых поставок, прежде всего для обеспечения безопасности и благополучия большинства своих союзников. Хотя зависимость США от поставок из стран Персидского залива и Северной Африки никогда не превышала 12 процентов от общего объема потребления, они хорошо знали, что для Европы и Японии стабильность в этих регионах имеет решающее значение как гарантия беспрепятственного потока энергоресурсов.

В случае сбоя, Соединенные Штаты тоже оказались бы в сложной ситуации. Это связано с тем, что их союзники бросились бы покапать нефть у тех же поставщиков, которые обслуживают потребности Америки. Ангола, Венесуэла, Бразилия, Мексика и Северное море были бы загружены до предела, чтобы утолить жажду энергии в мире. И это уравнение стало еще более сложным в последние годы, поскольку Китай и Индия вступили в фазу роста потребления энергии.

Таким образом, участие Америки в ближневосточных делах стало обычным явлением, что привело к довольно сомнительным компромиссам, особенно учитывая события в исламском мире. Защита Саудовской Аравии продолжалась даже после терактов 11 сентября, несмотря на то, что большинство террористов-смертников были приверженцами вахабизма, прибывшими из Саудовской Аравии или других стран Персидского залива. Именно потребность в энергоресурсах была основной причиной этих странных альянсов.

Ситуация стала меняться после фрекинговой и сланцевой революции. Соединенные Штаты внезапно осознали, что они могут не только полностью обеспечить себя нефтью и газом, но также стать одним из самых крупных экспортеров в мире. Это автоматически означало две важные вещи.

Во-первых, США больше не обязаны были оставаться молчаливым союзником тех режимов в арабском мире, которые не вполне соответствовали американским принципам и идеалам. А во-вторых, исчезла необходимость так беспокоиться о снабжении энергоресурсами европейских союзников, либо в связи с чрезмерной зависимостью от Москвы, либо из-за того, что они могут помешать американскому импорту энергоносителей из их сетей поставок в Анголе и Латинской Америке.

Теперь Америка могла создать, возможно, с помощью Канады, свои собственные маршруты поставок и предложить решения, которые представляли бы собой альтернативу России, либо некоторым «несговорчивым» друзьям на Ближнем Востоке. В годы президентства Обамы это стало особенно очевидно, поскольку США отвернулись от событий в арабском мире и открыли коридоры коммуникаций с Ираном.

При президенте Трампе эти приоритеты в общем-то не изменились, но американская администрация приняла более деловой подход. То есть контакты теперь в большей степени ориентировались на конечные «сделки», чем на проблемы идеологии или демократических принципов.

Международные отношения теперь оцениваются в большей степени по конечным результатам, чем по декларациям о высших целях и стремлении к чистым идеалам. Таким образом, США ослабили союз с Саудовской Аравией, поддерживая теплые отношения с Катаром, который саудиты ненавидят. Частная встреча с президентом Путиным в Хельсинки, которая так разгневала чиновников Госдепартамента, возможно, была в основном посвящена энергоресурсам, арабскому миру и исламу.

Америка имеет большое значение для энергетических нужд Китая, поскольку она может перекрыть доступ через Малаккский пролив в Малайзии, через который в китайские порты ежегодно поступают миллионы тонн нефти. Это также может посеять хаос в портах Мьянмы, откуда осуществляются поставки по суше в Юго-Восточный Китай. Создав проблемы в Восточно-Китайском море, США могут блокировать китайскую навигацию и нарушить импорт энергоносителей в эту страну.

В настоящее время Китай включен в глобальную экономику и мировую торговлю. Он производит дешевые товары, которые покупает весь мир. Если Запад перестанет покупать, в основном из-за более высоких цен (и энергия здесь играет решающую роль), Китай прекратит производство. Но это приведет к гигантской безработице, которая может иметь катастрофические последствия для городского населения Китая. Короче говоря, Соединенные Штаты в ближайшем будущем будут играть решающую роль в энергетических вопросах как производитель и поставщик энергоресурсов, как военная сверхдержава, внимательно следящая за глобальными сетями поставок, и как мировая держава, распространяющая свое дипломатическое влияние в том числе и на вопросы энергетической безопасности и транспорта.

Как было показано выше, сегодня международная политика вращается вокруг вопросов энергетики. Страны вступают в альянсы и разрывают партнерские отношения из-за энергетических сделок, в которые они вступили или из которых были вытеснены. Такие страны как Иран, Саудовская Аравия, Катар, Арабские эмираты, Азербайджан, Казахстан и Туркменистан в решающей степени зависят от своего положения на глобальной энергетической матрице.

Мировые державы, такие как США, Китай и Россия, либо используют свои энергетические запасы, либо руководствуются потребностями в них. Именно это во многом определяет их внешнеполитические инициативы, связанные с вопросами энергетики. Энергетика трансформировала геополитику, заставив ее играть роль геоэкономики, поскольку финансовые выгоды и потери напрямую связаны с позицией страны в иерархии политического влияния. Сегодня влияние страны определяется не территорией, которую она занимает, а рынками, которые она контролирует или на которые влияет. А это в большой степени связано с энергией.

Какими резервами обладает страна, какие транспортные сети она контролирует, и как много меньших стран или государственных образований зависят от ее возможностей и ресурсов, определяет ее роль в международном сообществе и в общей энергетической архитектуре.

Роль, которую играет энергия, не будет уменьшаться в обозримом будущем. При любых изменениях ресурсы будут всегда важны для жизни стран и народов. Вопросы войны и мира будут по-прежнему решаться теми, кто сидит за столом, где обсуждаются энергетические сделки. Иными словами, все труднее становится отделить геополитику от энергетики.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.