Сейчас Запад правит. Но как долго это продлится?

Источник перевод molten

24.10.2010

Я вырос в золотое время — просто тогда я этого не знал. То, что всё так хорошо, в шестидесятых в Мидлендс не всегда чувствовалось  (центральная часть Британии; прим. mixednews)

И тем не менее Запад — горстка стран, собранных вокруг Северной Атлантики, плюс их колонии на других континентах — держат мир подобно колоссу. На Западе люди зарабатывают в среднем в 10 раз больше, чем азиаты и африканцы, и живут на 25 лет дольше.

«Вам никогда не было так хорошо», сказал нам в 1957 году премьер-министр Гарольд Макмиллан, и нам действительно не было.

В отличие от остального мира, у Запада были телевизоры, автомобили и чистая питьевая вода. Европейские и американские военные силы доминировали на земле, в воде и в небе; американцы даже прошлись по Луне. Богатство Запада и его доминирование не имело параллелей в истории.

Рождественские фото моей семьи, сделанные моим отцом маленьким Instamatic в нашем доме в начале шестидесятых, просто наполнены щедротами — игрушками, сладостями и велосипедами.

Но над сияющим мальчиком с его игрушками уже собираются тучи. С каждым годом всё больше вещей, которые мы покупаем, приходят к нам с заводов на Востоке, а не на Западе.

Первой была Япония, которая делала любимые мной игрушки; и, как и Япония, с непостижимой скоростью поднявшаяся при помощи транзисторных радиоприемников и легковых автомобилей, новые азиатские производители — Ю.Корея, Тайвань и теперь Китай — заполнили все освободившиеся ниши. Экономика Японии переросла британскую в 1963-ем, и к 1967 году была всего лишь второй в мире после Америки. Там она и оставалась, пока этим летом Китай её не опередил.

Как же так всё получилось?

В теориях нет недостатка. Некоторые считают, что эгоистичные жирные коты сдали Запад, переместив рабочие места в Китай и Индию; другие утверждают, что Запад потерял свой моральный компас, и его жители обленились,  став декадентами. Некоторые даже говорят, что рост Китая нежизнеспособен, и скоро пойдёт по пути Японии, или даже Советского Союза.

Если бы всё было так просто. Реальность такова, что превосходство Запада сокращалось последние 50 лет, и некоторые из ответов можно найти, покопавшись в истории. Как Черчилль сказал свою знаменитую фразу: Чем дальше назад вы посмотрите, тем дальше вперёд сможете увидеть.

Нам необходимо уяснить две вещи: во-первых, как Запад первоначально достиг мирового господства, и во-вторых, почему методы, которые Запад использовал, больше не работают.

Одной из самых популярных теорий относительно длительного превосходства Запада является то, что люди Запада просто лучше всех остальных. Однако если мы заглянем назад достаточно далеко, то увидим, что это не может быть так.

Археологи и генетики выяснили, что наш вид, Homo Sapiens, появился в Африке 70-200 тысяч лет назад. Мы разошлись по всему миру, и около 10 тысяч лет назад один вид человечества колонизировал практически всю территорию земли. Куда бы мы ни отправились, биологически люди везде одинаковы.

Ещё одной широко распространённой идеей является то, что Запад был одарён лучшими лидерами, но это не выдерживает исторической критики. Сто лет назад, юморист Амброз Бирс описал историю как «сборник в основном фальсифицированных событий, чаще всего не важных, инициированных правителями, в основном жуликоватыми, и солдатами, по большей части дураками.

Это конечно преувеличение; были и безупречные правители и умные солдаты, и не военные, не королевских кровей мужчины и женщины, которые сделали много важных вещей.

Но когда мы пролистываем историю нашего мира, то видим поразительно похожие смеси жуликов и дураков, святых и грешников, великих людей и тупых идиотов в любой части нашей планеты.

На каждого массового убийцу на Востоке, вроде Мао Цзэ-Дуна, приходился свой Гитлер для Запада; на каждого мудреца вроде Сократа для Запада, для Востока находился свой Конфуций. Как и следовало ожидать, если люди на самом деле те же самые, то ни одна часть мира не имеет монополии на добродетель или порок.

Когда я был мальчиком, когда западное доминирование казалось настолько окончательным, начала проявляться другая теория: что со времён греков и римлян, западная культура была лучшей. К тому времени как я стал студентом, эта идея, однако тоже стала забываться. Действительно, западная культура, кажется, является лишь одним из примеров расширенной модели развития человеческого потенциала.

Почти на всём протяжении нашего существования человечество жило маленькими группами охотников-собирателей, живущих в деревнях, где они одомашнили растения и животных, и производили изощрённые предмета искусства.

Некоторые деревни выросли, и превратились в города, начали проявляться правящие элиты, аристократы с более высоким, чем у других уровнем жизни, а также сложная поэзия. Некоторые города превратились в государства, а затем в империи, строящие великие храмы, и содержащие философов, думающих о смысле жизни. Ни одна из групп охотников-собирателей не уродила Платона; но каждая богатая, грамотная империя создала такую классику, как «Одиссея» Гомера.

Хотя в последние 20 лет, когда китайские товары наводнили западные магазины, и западная уверенность в себе несколько пошатнулась, начала проявлять себя другая история.

Вместо того чтобы выискивать ответы на вечные вопросы, вроде того, почему Запад лучший, новая теория утверждает, что доминирование Запада было случайностью. При выборе в какой-то момент других решений, говорят они, всё могло бы пойти по-другому, и уже другие части мира сейчас задавали бы тон.

Но эта теория разваливается, когда мы оглядываемся назад, потому что сразу видим, что Западное богатство и власть не просто краткое явление. Девяносто процентов времени за 15 тысяч лет со времени последнего Ледникового периода Запад был самой развитой частью Земли. Почему?

В значительной степени, ответ сводится к одному слову: география.

Чтобы разобраться в этом, мы должны посмотреть на всю историю. Когда мир разогрелся к концу Ледникового периода, для нескольких районов климат и ландшафт сложились в благоприятную конфигурацию (в основном полоса «Счастливых широт» простирающихся от Средиземноморья до Китая) с животными и растениями, которые могли быть одомашнены, которых приручили и генетически модифицировали для удовлетворения потребностей человека.

В пределах этих Счастливых широт плотная концентрация одомашненных (овец, коров, коз, пшеницы, ячменя) находилась в Западной части, на холмах, простирающихся через пограничья Ирана, Ирака, Турции, Сирии и Израиля; и потому, что люди везде одинаковы, культуры развивались в одном направлении, и здесь фуражиры первые превратились в фермеров, (около 9500 до н.э.) кормящихся одомашненными культурами и скотом, они расселялись в деревнях, превращавшихся затем в первые в мире города (около 3500 до н.э.) и империи (около 750 до н.э.).

В других частях Счастливых широт вроде Китая и Индии, концентрация одомашненных культур и скота была менее плотной, поэтому там у людей создание деревень, городов и империй заняло больше времени.

Вне Счастливых широт, где почти не было одомашненных культур, деревни, города и государства вообще не появлялись — до тех пор, пока завоеватели из Счастливых широт их не принесли. Австралийцы, сибиряки и африканцы продолжали заниматься охотой и собирательством не потому, что были ленивы, менее сообразительны, или лучше приспособлены к природе чем другие; просто тамошняя география дала им меньше ресурсов.

География определяла, что какая-то часть Счастливых широт будет развиваться дальше, до глобального доминирования, и более всего вероятно, что это будет какая-то часть западной оконечности.

Но география полна сложных парадоксов. Она формирует развитие общества, но развитие общества одновременно формирует значение географии. И делает это всеми способами. В древние времена рост великих империй означал увеличение миграций, распространение эпидемий, и провоцирование войн, и к 200 году нашей эры все империи в пределах Счастливых широт уже развалились.

Но пока германские, арабские и турецкие захватчики сражались на развалинах Рима, в воссоединившемся Китае выросла новая мощная империя, и к 700 г. н.э. политика начала определять то, что раньше определяла география.

Политические деления раздирали терзаемый войнами Запад в средние века, тогда как политическая централизация Китая позволила ему объединить богатства Восточной Азии.

Это поощрило золотой век художественных, литературных и научных достижений — только эти достижения подвинули значение географии ещё раз.

В 12-13 веках китайцы вышли вперёд с двумя удивительными изобретениями: кораблями, которые могли пересекать океаны, и оружием, которое могло поражать людей издалека.

Такие прекрасные изобретения быстро распространились из одного конца Счастливых широт до другого. Магнитный компас, впервые упомянутый в китайском документе в 1119 году, оказался в распоряжении арабских моряков уже в 1180-ом.

Оружие распространилось ещё быстрее. Первое известное настоящее оружие, стреляющее свинцовыми пулями, было примитивной 12-дюймовой бронзовой трубой, сделанной в Маньчжурии в 1228 году; а уже к 1327 году, рукописи, хранящиеся в Оксфорде изображали горадо более продвинутые версии.

На протяжении тысячелетий, земли, омываемые холодными водами Северной Атлантики тяжко трудились под гнётом географических недостатков. Они лежали далеко от реальных центров, в Средиземном море, и их развитие осталось далеко позади.

Но суда и оружие это изменили. Неожиданно география нахождения в Атлантике стала огромным плюсом. Путешествие в 3000 миль стало возможным для средневековых моряков вроде Христофора Колумба, который пересёк всю Атлантику до Америки, тогда как великому китайскому адмиралу Чжэн Хэ понадобилось бы путешествие в два раза большее, чтобы достичь Америки через Тихий Океан.

До эпохи мореплаваний корабли существовали, но теперь они стали самым важным фактором в мире. С течением времени восточноазиатские моряки конечно достигли бы Америки, но именно Христофор Колумб, а не Чжэн Хэ открыл эти новые земли для колонизации и грабежа.

Китайские моряки были столь же смелыми, как испанцы, их колонисты так же отважны, как британцы; но новое значение географии сложили конфигурацию в пользу Запада.

Поэтому европейцы создали новый вид морской рыночной экономики в 17 веке. Они меняли оружие на рабов из Африки, плыли в Карибский бассейн, там продавали рабов за сахар, потом отправлялись домой, где продавали сахар, чтобы купить ещё оружия, и установили треугольный морской путь, снова и снова получая прибыль в каждой точке.

При таком количестве денег, европейские рабочие хлынули на новые фабрики, и европейские мыслители начали понимать, какие выгоды сулит разгадывание принципа работы ветра и приливов, исследовать и раскрывать тайны природы, изобретать новые и лучшие способы использования физики, химии и биологии.

Европейцы, а не китайцы окунулись в эти задачи, и не потому, что они были более умны, а потому что география подталкивала Запад к новым свершениям. В Европе, а не в Китае произошла научная революция, и европейцы, а не китайцы приспособили науку под нужды общества.

Вольтер, острый ум этой эпохи Просвещения 18 века, до самой смерти был убеждён, что Европа учится у Китая, а не наоборот; но к тому времени уже все понимали, что на Западе происходит что-то особенное.

Успех Европы породил совершенно новые задачи. В некоторых странах, особенно в Великобритании, спрос на фабрично-заводских рабочих толкал заработную плату до уровня, который сделал экспорт неконкурентоспособным. Британские предприниматели ответили на это объединением науки и новой рыночной экономикой, бросив в бой страшную силу ископаемого топлива.

В 1776 году, в тот же год, когда Адам Смит закончил свой шедевр «Богатство народов», и отцы-основатели подписали Декларацию Независимости, Джеймс Уатт запустил первый по-настоящему эффективной паровой двигатель.

К 1870 году, британские паровые двигатели были способны производить мощность в 4 миллиона лошадиных сил, что эквивалентно рабочей силе в 40 миллионов человек, которые потребляли бы пшеницы в три раза больше, чем весь наш тогдашний валовый её выпуск.

Благодаря лучшей организации сельского хозяйства урожай пшеницы на Западе удвоился.

Но к 1890 году фермеры достигли предела изобретательности. Увеличение поголовья животных приводило к необходимости повышения продуктивности (сельского хозяйства), и к 1900 году четверть сельхозугодий Америки использовалось для прокорма лошадей.

Благодаря новому значению географии, Британия стала ответственна за первую индустриальную революцию, и стала первой нацией, способной простирать свою власть в глобальном масштабе. Население Британии резко выросло, и распространилось по всей планете, что историк Найл Фергюсон обозвал «белой чумой»; и британцы, а не китайцы или японцы, основали империю, где никогда не заходит солнце.

Однако, к сожалению для Британии, география не перестала иметь своё значение. С течением времени 19 века, глобальная экономика под предводительством Британии начала зависеть от ресурсов Северной Америки, превратив США из периферии (какой была Британия пятью веками ранее) в новый глобальный центр.

Между 1850 и 1900 годами, американцы вырубили 168 миллионов акров леса, что в 10 раз больше общих сельскохозяйственных земель Великобритании, и распахали всю эту территорию. В 1840 году американская экономика составляла половину британской. Но уже к 1904 году она стала в два раза больше. Но США не смогли остановить взаимодействие географии и социального развития, находясь на вершине, где до этого была Британия.

В 20 веке предводительствуемая Америкой глобальная экономика начала зависеть от ресурсов Азии также, как некогда Британия зависела от ресурсов Америки.

Япония первой получила выгоду, удвоив свою часть мирового производства между 1960 и 1980 годами. Далее пошли так называемые азиатские тигры: экономики Гонконга, Сингапура, Южной Кореи и Тайваня.

А потом, самым зрелищным стал рост Китайской народной республики. Его часть мирового производства утроилась за 30 лет после смерти Мао в 1976; трудно сейчас найти жителя Запада, который не надевал бы каждое утро хоть одну часть одежды, которая не была бы произведена в Китае.

Китайская промышленность вытянула 150 миллионов населения в города — самое крупное переселение в истории.

Таким образом, как бы там ни думали себе аналитики, господство Запада не имеет ничего общего с придурками, великими людьми, и идиотами, и уж точно со всякими расовыми и культурными превосходствами.

Скорее оно является предсказуемым результатом сложного взаимодействия географии и развития общества за последние 15 тысяч лет, взаимодействия, которое только последние 200 лет дало Западу беспрецедентные власть и достаток. И которые, уже при нашей жизни, начали склоняться в пользу Китая.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *