Что произойдёт после ирано-израильской войны?

Источник перевод для mixednews – molten

9.02.2012 Леон Хадар

Несмотря на нескончаемый поток всех этих анализов, основывающихся-на-заслуживающих-доверия-разведисточниках, вряд ли эти самые аналитики рискнули бы поспорить на свои пенсионные счета относительно того, будут (или не будут) иранские ядерные объекты в этом году атакованы Израилем.

И пока научно-исследовательские институты упражняются в попытках выяснить, каковы будут военные, дипломатические и экономические последствия вооружённого конфликта между Израилем и Ираном, изречение о том, что ни один план не переживает контакт с противником, применим и здесь — в дополнение к непредвиденным последствиям и пресловутым «чёрным лебедям» (теория и неожиданных событиях, имеющих значительные последствия; прим. mixednews), которые вполне могут проявиться даже в том случае, если Израилю удастся выполнить все или почти все свои военные задачи.

По моему скромному размышлению, мне кажется, что свержение Саддама Хусейна и американское фиаско в Ираке способствовало смещению баланса сил в зоне Персидского залива и Леванта в сторону Ирана и его союзников. И это делает более вероятным то, что Израиль и другие суннитские арабские игроки, которые расценивают Иран как угрозу их ключевым национальным интересам, будут использовать все доступные средства, чтобы лишить Иран обладания военными инструментами, которые позволят ему сформировать новый региональный баланс сил.

В своем авторитетном исследовании военной кампании в Европе 1812-1814 года «Россия против Наполеона», историк Доминик Ливен выдвигает предположение, что хотя царь Александр и признавал, что Франция никогда не будет в состоянии контролировать Европу, он также пришёл к выводу, что примыкание к Континентальной системе Наполеона подорвало бы позиции России как великой державы, и что у русских не остаётся выбора, кроме как использовать всю свою военную силу, чтобы этому воспрепятствовать.

Я думаю, что Израиль, как и Саудовская Аравия и арабские суннитские союзники, знают, что можно было бы сдерживать ядерный Иран — таким же образом, как Россия могла бы придерживаться экономически оправданной стратегии по сдерживанию наполеоновской Франции. Но пока израильские лидеры считают, что они имеют реальную возможность блокирования иранской ядерной программы — и, соответственно, создать крупные препятствия для его способности отстаивать свои позиции в качестве региональной державы — они, вероятно, будут использовать свой военный потенциал. Саудовская Аравия и партнёры Персидского залива публично осудили бы его, однако неформально они бы его поддерживали.

Но немало израильских и американских военных экспертов предупреждают, что военный удар по иранским объектам не достигнет заявленной цели прекратить предполагаемую иранскую ядерную военную программу, и оцениваемые жертвы с израильской стороны были бы очень высоки. Больше того, если Иран даст зелёный свет своим союзникам-шиитам из Хезболла в Ливане на атаку Израиля и мобилизует шиитов в Ираке и Персидском заливе для нанесения ответного удара в отношении американских и саудовских целей, то Тегеран сможет укрепить свою региональную мощь. Аятоллы также смогут эксплуатировать нападение Израиля для разжигания иранского национализма и завоевать поддержку даже среди тех иранцев, которые выступают против правящего духовенства и хотели бы, чтобы их отстранили от власти.

Читайте нашу статью о том, кто такие сунниты и шииты.

Те из нас, кто считает, что атака Израиля не будет служить израильским и американским интересам и в действительности может помочь консолидировать мощь Ирана на Ближнем Востоке и клириков в Тегеране, должны также признать, что президент Барак Обама не настроен на дипломатическую конфронтацию с Израилем в год президентских выборов.

И в то время, когда Ближний Восток переживает политические волнения арабской весны, а США занимаются устойчивым сокращением военной оккупации Ирака, шаткий баланс сил в регионе затруднит для Вашинтона попытки достижения «большой сделки» с Ираном. Такой шаг, имеющий место после коллапса проамериканских режимов в Египте и Тунисе, будет воспринят саудитами и другими суннитскими арабскими государствами как ещё один признак слабости Америки.

Если Израиль решит атаковать Иран, следует ожидать, что администрация Обамы окажет ему логистическую и другую поддержку, в том числе наложит вето на резолюциию совбеза ООН, осуждающую Израиль.

Тем не менее, таким же образом, как итоги войны 1973 года на Ближнем Востоке предоставили тогдашней администрации Никсона возможность обеспечить и укрепить свои позиции на Ближнем Востоке, возобновив дипломатические отношения с Египтом и работая над тем, чтобы восстановить мир между египтянами и израильтянами, администрация Обамы может обнаружить себя в позиции выгодного продвижения своих интересов после ирано-израильского военного противостояния и последующий ближневосточной войны. Потенциальным ведущим игроком в таком послевоенной сценарии стала бы Турция, которая до сих пор вела по отношению к Ирану умную дипломатическую игру. В наиболее значительном акте военного сотрудничества между Вашингтоном и Анкарой с 2003 года, Турция в прошлом году согласилась разместить высокотехнологичные американские радары, которые являются частью возглавляемой США системы защиты Европы против потенциальной иранской ракетной атаки, и высказала жёсткую оппозицию любым шагам Ирана по приобретению ядерного оружия.

В то же время турки находятся на переднем крае дипломатической оппозиции против военного удара по Ирану и, работая вместе с Бразилией, предложили дипломатическую сделку по замораживанию ядерного обогащения Ираном в обмен на прекращение возглавляемых Америкой санкций в отношении Ирана. И хотя Турция является членом НАТО и остаётся близким военным союзником Вашингтона, её недавняя самоуверенность и трения с Израилем вкупе с её решительной поддержкой демократических активистов в арабском мире упрочили её статус на Ближнем Востоке и могут позволить ей стать посредником между США и Ираном в послевоенных отношениях.

Действительно, работая с Турцией, Саудовской Аравией и Лигой арабских государств, а также с постоянными членами Совета Безопасности ООН и Европейского союза, администрация Обамы могла бы предложить созыв конференции по Ближнему Востоку под председательством Турции, которая объединяла бы все арабские страны, Иран и Израиль, и которая позволила бы заложить основу для установления безъядерной зоны в регионе (что относилось бы как к Ирану, так и к Израилю с его ядерным арсеналом) и серии дипломатических инициатив, призванных помочь стабилизировать Ирак, Сирию и Ливан, и активизировать палестино-израильский мирный процесс в русле старых предложений от Арабской лиги.

В этом контексте США и Иран могли бы также начать восстановление своих дипломатических отношений, и Тегерану было бы предложено поддержать любое решение палестино-израильского конфликта, которое поддержат обе стороны. Не первый раз в истории окончание войны могло бы помочь создать условия для стабильности, взаимодействия и мира. Это стоит попробовать.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. saber:

    Обратите внимание на забавную текстовку: «Израиль и другие суннитские арабские игроки». А ведь точно сказано, посмотришь якобы «суннитскую» (конечно,же, ваххабистскую) джазиру и не поймешь, чем она лучше хааретц — все то же вранье про Сирию, Иран, Россию и про все остальное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *