Уход США из Афганистана может спровоцировать расширение вооруженного конфликта

Недавние объявления о выводе военного контингента США из Сирии и Афганистана свидетельствуют о попытке придать завершению провальной стратегии видимость достойного финала, а заодно и сэкономить огромные деньги, которые тратятся Америкой на войну в обеих странах. По некоторым оценкам, лишь за последний год издержки составили около 15,3 миллиарда долларов в Сирии и 45 миллиардов в Афганистане.

Афганистан в настоящее время является не только тихой гаванью для руководства движения Талибан, но и прибежищем для разношерстной смеси экстремистских группировок, представленных в этой охваченной войной стране. Очевидно, что в регионе действуют террористы из филиала Аль-Каиды, сотрудничающие с талибами.

Группировка ДАИШ также, несомненно, создала управляемую командную структуру в сотрудничестве с пакистанскими талибами, а также группировками Лашкар-э-Джхангви, Ахрар-уль-Хинд, Партией исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и Исламским движением Узбекистана.

Методы борьбы с терроризмом президента США Дональда Трампа очень похожи на методы его предшественника, Барака Обамы. В основном они сводятся к применению авианалетов и ударов с воздуха, а в большинстве наземных операций задействованы главным образом местные силы. Хотя, справедливости ради, следует сказать, что некоторые отличия все же имеются.

Так, стратегия Трампа более открыта для санкционирования дополнительных операций и допускает делегирование большего числа решений подчиненным военачальникам. Однако, по сравнению с основными альтернативами – масштабным наземным вторжением, неограниченными воздушными ударами, тактикой невмешательства и другими вариантами действий – она на самом деле очень похожа на стратегию Обамы.

В настоящее время Пентагон активизировал удары с воздуха и спецоперации в Афганистане до беспрецедентно высокого уровня, и чиновники Министерства обороны назвали это целенаправленной серией атак против лидеров и боевиков Талибана. Эта военная стратегия была развернута для того, чтобы получить дополнительные рычаги влияния в переговорах с талибами.

Вскоре после вывода американских войск из Ирака мир стал свидетелем самого отвратительного насилия в форме «исламского государства». Теперь мы видим борьбу за власть между экстремистскими группировками в Афганистане, а это означает, что в регионе существует огромная вероятность воцарения не менее взрывоопасного хаоса.

Некоторые эксперты даже высказывают предположения, что кровопролитная гражданская война может затронуть законное правительство в Кабуле и ослабить его армию, что даст возможность полевым командирам сформировать новую власть в стране. А это, в свою очередь, может открыть путь для нового кризиса беженцев и сокращения международной помощи, что подорвет положение афганских вооруженных сил.

В преддверие событий, которые они считают потенциальной сменой парадигмы региональной стабильности, Пакистан, Иран, Россия и Китай приветствовали перспективу ухода Соединенных Штатов из региона. Активная роль этих четырех государств заключается в том, что они посадили талибов за стол переговоров, а объясняется эта тактика фактором «общего врага». Дело в том, что и Талибан, и эти четыре державы выступают против растущей мощи и влияния группировки ДАИШ и связанных с ней исламистских движений в Афганистане.

Еще одна причина, по которой Исламабад уделяет особое внимание ситуации в Афганистане – влияние Индии и ее способность саботировать китайско-пакистанское экономическое сотрудничество. Недавний визит наследного принца Саудовской Аравии Мохаммеда бин Салмана в Пакистан с пакетом инвестиций и помощи в объеме 20 миллиардов долларов является огромным потенциальным благом для Исламабада.

Теодор Карасик из геостратегического аналитического центра Gulf State Analytics в Вашингтоне недавно написал: «Сближение Саудовской Аравии с Пакистаном и ее инвестиции в эту страну – продуманная и последовательная стратегия, призванная способствовать более прочной интеграции Исламабада в лагерь Эр-Рияда, а также скоординировать политику США и Саудовской Аравии в отношении Пакистана в рамках более широкой антитеррористической коалиции мусульманских стран».

Само по себе геостратегическое положение Пакистана привлекает внимание Вашингтона и Пекина, что разрушает планы тех, кто надеется на глобальную изоляцию Исламабада. Но свободные экономические зоны Пакистана и его потенциал превращения в центр региональной экономической интеграции находятся под огромной угрозой, поскольку страна окружена полевыми командирами, чьи группировки действуют вблизи границы с Афганистаном.

Чтобы ослабить эту угрозу, пакистанские военные создали ограждение длиной 900 километров вдоль пакистано-афганской границы, а оставшиеся 2600 километров планируется завершить в этом году. Ограждение оборудовано камерами безопасности и детекторами движения.

Тем не менее, существует обеспокоенность по поводу дальнейшей дестабилизации обстановки в связи с внутренними конфликтами между Аль-Каидой и ДАИШ. Как сообщается в СМИ, обе экстремистские организации активно вербуют сторонников на территории Афганистана. Том Крейг из The Washington Post сообщил, что Аль-Каида в сотрудничестве с ее южно-азиатским ответвлением на Индийском субконтиненте (AQIS) наращивают активность своих операций, чтобы замедлить усиление позиций конкурирующих боевиков ДАИШ в регионе.

Нынешняя политика вывода войск и послевоенные планы США в отношении союзников пока не предусматривают сколько-нибудь приемлемых условий для афганцев. Как утверждает Энтони Кордесман из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований, очевидно, что любая форма реального и прочного мира требует победы, причем как на гражданском, так и на военном уровнях. Кроме того, эта победа должна включать три важнейших компонента: «политическое единство, эффективное управление и экономический прогресс». К сожалению, пока не видно, чтобы хоть один из этих элементов присутствовал в стране в настоящее время.

Согласно сообщениям СМИ, в ходе недавнего заседания кабинета министров Дональд Трамп заявил, касаясь вылазок ДАИШ и Талибана, что, поскольку обе группировки являются врагами Америки, «пусть они сражаются между собой». По мнению американского президента, которым он поделился со своими  генералами, у США нет никаких причин ввязываться в эту войну.

Однако, если это и есть нынешняя позиция выхода Америки из многолетней афганской трясины, то эта стратегия откроет путь к распространению опасной нестабильности по всей Южной Азии.

 

 


Добавить комментарий