Посол США в России: каждый наш авианосец представляет собой «сто тысяч тонн международной дипломатии»

Все это более чем странно. В таких случаях говорят: нарочно не придумаешь. Даже самый бессовестный антиамериканский пропагандист не смог бы выдумать такое. А если бы выдумал, ему никто не поверил бы. Однако, это произошло на самом деле.

Военно-морские силы США проводят в Средиземном море самые крупные учения с 2016 года, в которых принимают участие две ударные группы авианосцев класса Nimitz, самых больших военных кораблей в мире. Посол Соединенных Штатов в России Джон Хантсман прилетел на борт одного из авианосцев, где произнес восторженную речь, в которой, среди прочего, заявил о том, что «каждый из наших авианосцев, действующих сегодня в Средиземноморье, представляет собой сто тысяч тонн международной дипломатии».

 

«Когда у вас есть двести тысяч тонн дипломатии, которая курсирует по Средиземному морю – а я именно это называю дипломатией, дипломатией передового базирования – нет нужды говорить что-либо еще, – сказал Хантсман. У вас есть полная уверенность, что нужно сесть за стол переговоров и попытаться найти решения проблем, которые разделяют нас уже много, много лет».

Съемочная группа телеканала CNN также была доставлена на борт авианосца и взяла у него интервью, чтобы гарантировать достойный уровень освещения, соответствующий запросам Госдепартамента. Это уже просто непостижимо! Нормальные люди стыдились бы такого безобразного заявления, а империя психов и кретинов считает его поводом для гордости! Следует помнить и о том, что это произошло во время крупнейших американских учений в Средиземноморье с 2016 года, в которых приняли участие две ударные авианосные группы ВМС США, и которые были официально объявлены демонстрацией силы, адресованной Москве.

«Дипломатические коммуникации и диалог в сочетании с мощным военным потенциалом, который символизируют эти корабли, демонстрируют России, что если она действительно стремится улучшить отношения с Соединенными Штатами, ей придется прекратить свою дестабилизирующую деятельность по всему миру», – заявил посол Хантсман.

Любопытно, где Хантсман обучался искусству дипломатии, и кто ему сказал, что ее мощь равна водоизмещению военного корабля? А еще хотелось бы узнать, что его так напугало в Москве, что он почувствовал необходимость поддержки двух авианосных групп ВМС США. И, наконец, каких чудесных дипломатических прорывов можно от него ожидать теперь, когда у него есть все основания для уверенности, в которой он так нуждается, в виде «двухсот тысяч тонн международной дипломатии», курсирующих по Средиземному морю.

В то же время хочется спросить у мистера Хантсмана: «Если у Соединенных Штатов уже имеется в арсенале миллион тонн международной дипломатии, плавающей по океанам всей планеты, зачем же тогда нужны вы?»

Давайте проделаем несложное умственное упражнение. Вообразим на минутку, что Россия приведет пару линейных крейсеров к берегам Никарагуа, а российский посол в Вашингтоне заявит, что теперь его поддерживают «пятьдесят тысяч тонн дипломатии передового базирования». Что означало бы такое заявление? Насколько безрассудным, неуместным, и даже самоубийственным мы его назвали бы, причем вполне обоснованно?

 

 


Добавить комментарий