Современная геополитическая обстановка наглядно в виде действий мифических персонажей — Орла, Медведя и Дракона

Бывало, сидя далеко за полночь у костра в одной из пустынь Юго-Западной Азии, я рассказывал басню об Орле, Медведе и Драконе – к большому удовольствию моих арабских и персидских собеседников. В ней говорилось о том, как в самом начале 21-го столетия орел, медведь и дракон сбросили свои пушистые перчатки и вступили в противостояние, которое оказалось Второй холодной войной. Сегодня, когда мы приближаемся к концу второго десятилетия этого накаленного до предела века, возможно, было бы полезно несколько обновить эту басню, добавив к ней современные штрихи.

Давно минули времена, когда утративший веру в свои силы Медведь раз за разом предлагал Орлу и его приспешникам сотрудничество по животрепещущему вопросу: ограничению ядерных ракет. Медведь постоянно говорил о том, что размещение систем ПРО, то есть противоракет и радаров в этой «земле, где слепые ведут слепых», Европе, является угрозой для его интересов. Орел же неизменно отвечал, что это делается исключительно для того, чтобы защитить Европу от нападения негодяев-персов.

Теперь Орел, под предлогом несправедливо привилегированного положения Дракона, разорвал все договоры и стремится развернуть ядерные ракеты в некоторых восточных частях «земли, где слепые ведут слепых», в сущности, нацеливаясь на Медведя.

Примерно через два десятилетия после события, которое Верховный медведь Путин охарактеризовал как «величайшую геополитическую катастрофу 20-го столетия», он предложил создать что-то вроде СССР-лайт, политико-экономическое интеграционное объединение под названием Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

Идея заключалась в том, чтобы ЕАЭС активно взаимодействовал с Европейским Союзом – наднациональной структурой, объединяющей разношерстную группу стран, объединившихся на территории «земли, где слепые ведут слепых». Орел не только отверг возможное сотрудничество и интеграцию между двумя упомянутыми объединениями, но и придумал модифицированный сценарий цветной революции, чтобы не допустить присоединения Украины к ЕАЭС.

Еще раньше Орел захотел поставить Новый Шелковый путь под свой полный контроль. Он как бы случайно забыл, что изначальный, древний Шелковый путь на протяжении многих веков связывал дракона с Римской империей, и в эти связи не вмешивались никакие чужаки из-за пределов Евразии.

Таким образом, можно вообразить, в какой ступор впал Орел, когда Дракон всколыхнул все мировое сообщество, объявив о своей инициативе создания форсированных Новых Шелковых путей, и тем самым превратив первоначальную идею Медведя о зоне свободной торговли «от Лиссабона до Владивостока» в гигантский торговый коридор со множеством наземных и морских соединений, от восточного Китая до Западной Европы, охватывающий все страны, расположенные между ними, то есть, в сущности, всю Евразию.

Столкнувшись с этой новой парадигмой, «слепые под предводительством слепых» остались верны себе: они попросту не смогли собраться и выработать единую позицию. Тем временем, Орел постепенно повышал ставки. Он прибег к тактике, которая фактически была равносильна все более плотному вооруженному окружению Дракона.

Орел предпринял ряд шагов, которые можно расценить как провокацию стран, граничащих с Южно-Китайским морем, чтобы они пошли на обострение конфликта с Драконом. Тем временем, сам Орел передислоцировал множество своих игрушек – атомные подводные лодки, авианосцы, истребители – все ближе и ближе к границе Дракона.

С точки зрения Дракона, то что происходило на протяжении многих лет и продолжает происходить до сих пор – это попытки утратившего былую силу Орла любой ценой остановить свой упадок, с помощью запугивания, изоляции и саботажа предотвратить восхождение дракона на трон «короля джунглей», где он по праву находился на протяжении восемнадцати из последних двадцати столетий.

Ключевой вектор развития заключается в том, что все больше игроков по всей Евразии понимают: Дракон просто не может быть и не будет понижен до статуса второстепенной державы. А игроки в Евразии слишком умны, чтобы вступить во Вторую холодную войну, которая неизбежно подорвет силы самой Евразии.

Реакция Орла на новую стратегию Дракона, начавшись с бездействия, через некоторое время перешла в фазу тотальной и неприкрытой демонизации, которая сопровождалась пропагандистской кампанией, провозгласившей Дракона и Медведя главными источниками угрозы существующему порядку в джунглях.

И все же, несмотря на весь этот непрекращающийся перекрестный огонь, евразийские игроки не особенно впечатлены словами и действиями вооруженной до зубов империей Орла. Особенно после того, как гребень этого Орла серьезно пострадал в ходе неудачной охоты в Афганистане, Ираке, Ливии и Сирии. Авианосцы, патрулирующие восточную часть Средиземного моря, не особенно пугают Медведя, как, впрочем, и персов с сирийцами.

«Перезагрузка» отношений между Орлом и Медведем с самого начала была не более чем мифом. Тугодуму-Медведю понадобилось некоторое время, а также серьезные финансовые трудности, чтобы понять, наконец, что никакой перезагрузки не будет. Что же касается Дракона, он видел перезагрузку только в одном направлении – в сторону открытой конфронтации.

Медленно, но верно утвердившись в качестве самой передовой военной силы на планете, обладающей ноу-хау в области гиперзвуковых вооружений, Медведь пришел к поразительному выводу: для него больше не имеет особого значения, что говорит или делает Орел.

Тем временем, Дракон продолжал неумолимо распространять свое влияние во всех азиатских широтах, а также в Африке, Латинской Америке, и даже в охваченной безработицей и мерами жесткой экономии «земле, где слепые ведут слепых».

Дракон твердо уверен в том, что если он окажется на грани ядерного выбора, в его силах «взорвать» астрономический внешнеторговый дефицит Орла, понизив его кредитный рейтинг до уровня «мусорного» и погрузив в хаос всю мировую финансовую систему.

Нет ничего удивительного в том, что Орел, оказавшийся в тумане глубокой паранойи и когнитивного диссонанса, круглосуточно накачивает пропагандистские машины своих партнеров и марионеток. Он извергает лаву, подобно бушующему вулкану: распространяет санкции на большую часть планеты, продолжает лелеять мечты о смене режимов по всему миру, вводит тотальное энергетическое эмбарго против персов, ведет нескончаемую войну против терроризма, и стремится покарать, подобно летучей мыши из ада, любого журналиста, издателя или просто активиста, борца за правду, разоблачающих его махинации.

Ведь это так больно и унизительно – признать, что политическим и экономическим центром нового многополярного мира будет Азия, то есть, фактически, Евразия.

По мере того как Орел ведет себя все более и более угрожающе, Медведь и Дракон лишь становятся все ближе друг к другу в стратегическом партнерстве. Кроме того, и у Медведя и у Дракона слишком много стратегических связей по всей планете, чтобы их пугала империя Орла или его временные и довольно неохотные союзники.

Орлу, охваченному бессильной яростью, нечего предложить в качестве противовеса, альтернативы всеобъемлющей евразийской интеграции, символом которой являются Новые Шелковые пути, кроме слегка подновленной идеи борьбы против ислама в сочетании с попытками загнать в угол Медведя и Дракона с помощью своих вооружений.

Наконец, нельзя не сказать и о Персии. Орел вел войну против персов с тех пор, как они в 1979 году избавились от шаха, то есть, фактически, губернатора, поставленного на правление тем же Орлом и коварным Альбионом. Именно они в 1953 году разрушили демократию в стране и привели к власти человека, по сравнению с которым Саддам выглядит как Ганди.

Орел хочет вернуть себе контроль над всей этой нефтью и природным газом, не говоря уж о новом шахе, новом жандарме для всего Персидского залива. Разница в том, что теперь Медведь и Дракон говорят свое решительное «нет». Что же делать Орлу?

Вот, если коротко, какова геополитическая обстановка в мире. И мы снова дойдем до конца, но игра на этом не закончится. В этой обновленной басне до сих пор нет морали. Мы продолжаем страдать от громов и молний жестокой судьбы. Наша единственная слабая надежда состоит в том, что кучка «полых людей» (речь идет об одноименной поэме Томаса Элиота, прим. – Mixednews), одержимых вторым пришествием, не превратит Вторую холодную войну в Армагеддон.

 

 


Добавить комментарий