Что заставляет Россию обратить свое внимание в сторону Южной Азии?

Несмотря на то, что Южная Азия остается малоразвитым и наименее интегрированным в мировую экономику регионом, она по-прежнему имеет неоспоримо важное значение с различных углов зрения. Регион, через который проходят важные торговые маршруты, где производится больше всего экзотических вещей и процветает текстильная промышленность, обладает уникальными особенностями.

Регион, который когда-то был колонией, теперь привлекает глобальных игроков своими нереализованными возможностями и исключительной ценностью с точки зрения геоэкономики. После Китая с его геоэкономической экспансией, нацеленной на установление  и укрепление партнерских отношений со странами Южной Азии, в игру вступила и Россия. Было время, когда элиты в Кремле изо всех сил старались не связываться с этой частью Азии, поскольку советский опыт в регионе был очень огорчительным. В течение многих лет после ухода отсюда Советского Союза общественные и политические настроения отражали нежелание ввязываться в дела Южной Азии, где царила обстановка хаоса и разжигалась военная истерия.

В фокусе внимания российских стратегов и политиков была не реакция на складывающуюся ситуацию в этом регионе, а скорее сосредоточение усилий на отечественной экономике. В случае Афганистана Кремль первоначально поддерживал войну США с террором, но когда в ходе войны менялись цели и стратегии, позиция России также изменилась соответствующим образом.

Она не возвращалась в Южную Азию в течение почти десятилетия, спокойно наблюдая за развитием ситуации, чтобы обеспечить наиболее благоприятные условия для своего вмешательства.

В течение первых десяти лет XXI века, когда российская экономика начала восстанавливаться под руководством президента Владимире Путине, Россия стала демонстрировать геополитическое возрождение на мировой арене.

Сегодня она старается учесть уроки прошлых лет, когда еще в 1960-х годах были разрушены китайско-российские отношения, что предоставило возможность американскому блоку добиться доминирования над советским блоком.

На этот раз Россия сумела наладить стратегические связи с Китаем, несмотря на имеющиеся между ними противоречия. Кремль также смог сконцентрировать усилия на устранении внутренних экономических неурядиц. Благодаря растущим доходам от нефтяной и оборонной промышленности, а также значительному росту импорта в Индию и Китай, Кремль смог осуществить инвестиции и завоевать в острой борьбе влияние на своих непосредственных соседей, а также заблокировать расширение НАТО на восток к российским границам.

Укрепляющаяся экономика и успехи оборонной отрасли изменили стратегическое мышление Кремля, решившего сосредоточиться на формировании нового глобального порядка на основе сближения с Китаем, а не противодействовать развитию этого миропорядка. Эти ревизионистские тенденции Кремля дали толчок для расширения его сферы влияния и пересмотра его парадигмы выстраивания международных отношений. С началом этого десятилетия новые глобальные тенденции и изменения в альянсах заставили Кремль позаботиться о том, чтобы извлечь выгоду из складывающейся ситуации. В этом стремлении Россия привлекла к себе многих своих бывших противников, расширяя тем самым многообразие отношений. Имея Индию в качестве стратегического оборонного партнера в Южной Азии, Россия начала улучшать свои отношения с Пакистаном.

В начале 2014 года, когда на Украине был свергнут пророссийски настроенный президент, Россия осознала серьезную угрозу своей безопасности. В результате, в короткие сроки она вернула себе Крым, располагавшийся к западу от ее границ. В конце концов Россия попыталась легитимизировать присоединение Крыма через формальные юридические процедуры. Этот вызвало гнев США и их западных партнеров, и они решили принять ответные меры. Соединенные Штаты ввели ограничения на поставки Россией своей  оборонной продукции в соответствии с принятым в США законом О противодействии противникам Америки посредством санкций (CAATSA). Запад также разорвал свои торговые связи с Россией, что поставило российскую экономику в трудное положение. На фоне всех этих событий произошел спад российской экономики и возросла ее зависимость от Китая в плане обеспечения немедленных экономических компенсаций. Между тем, неустойчивые цены на нефть и пагубное воздействие санкций стали большим ударом для России, имеющим долгосрочные последствия. Россия сильно зависит от нефтяных доходов, и Запад был важным торговым партнером для нее.

Теперь у России есть два варианта: либо уйти из Крыма и передать его под контроль Украине, либо искать новые геоэкономические партнерства, если она собирается реализовывать свои внешнеполитические амбиции на международной арене. И именно это сделал Кремль, пересмотрев концепцию своей внешней политики в ноябре 2016 года. Основное изменение во внешнеполитических расчетах России в этой пересмотренной версии заключалось в поиске новых партнеров, новых рынков сбыта нефти и газа, а также продукции оборонной промышленности. Среди многих регионов, к которым Россия проявляет интерес, уникальную ценность имеет Южная Азия. Россия пересмотрела свои отношения в регионе — от Индии, являющейся важным партнером в оборонной сфере, до улучшения связей с Пакистаном, Афганистаном и Бангладеш. Поскольку Южная Азия остается ареной активного обострения напряженности между Индией и Пакистаном, для России было сложной задачей проводить сбалансированную внешнюю политику в регионе, стараясь не благоприятствовать ни одной из сторон за счет другой. Если анализировать действия России в регионе за прошедшие годы, то можно сказать, что ей удалось сформировать всеобъемлющую и сбалансированную внешнюю политику. Основными побудительными мотивами для проявления ее интереса к Южной Азии являются получение доступа к теплым водам Аравийского моря, включение Южной Азии в евразийскую интеграцию и укрепление оборонных и экономических отношений с государствами региона. Некоторые эксперты считают, что основной драйвер российского вовлечения в дела региона связан с Афганистаном, которому крайне необходимо установление мира, тем более, что эта страна граничит с Центральной Азией, которую часто называют российским задним двором. Нет никаких сомнений в том, что Афганистан по-прежнему имеет первостепенное значение для России, поскольку каскадный эффект последствий войны и распространение наркотиков угрожают стабильности в соседних регионах. Таким образом, мир в Афганистане будет означать безопасность южных границ, благодаря чему Россия сможет расширить сферу своего влияния и получить значительные дивиденды.

Могут быть разные подходы для определения стратегических стимулов, подтолкнувших Россию к амбициозному выстраиванию своих отношений в Южной Азии. Однако главным драйвером остается ухудшение отношений России и ЕС. Поскольку отношения с Западом испортились, было крайне необходимо обеспечить расширение партнерских связей по горизонтали и вертикали, чтобы компенсировать экономические последствия санкций. Южная Азия имеет свою особенную среду с усиливающимся влиянием на приоритеты и интересы внешних игроков. Например, на фоне укрепляющихся связей Индии с США в оборонной сфере для Кремля было стратегической необходимостью уравновесить их снятием эмбарго на поставки оружия Пакистану.

Тем не менее, готовность России продавать сложные современные вооружения противоборствующим сторонам в Южной Азии, обладающим ядерным оружием, отвечает ее коммерческим и стратегическим интересам, но в то же время нарушает стратегическую стабильность в регионе. Из-за экономических санкций Пакистан не смог наращивать свою военную мощь пропорционально растущим оборонным закупкам Индии. Таким образом, он опирается на качественное сдерживание в стремлении уравновесить Индию. Укрепляя свои оборонные связи, Россия должна опасаться нестабильности в Южной Азии, где оборонные технологии определяют политику, а не наоборот.

Подводя итоги, можно сказать, что Россия размышляет о том, чтобы, как минимум, в настоящий момент изменить свой статус на мировой арене. В этом стремлении она находит удобным для себя привлекать новых партнеров в любом качестве. Новые поколения россиян будут эффективнее думать о том, как привлечь бывших противников к решению своих наиболее важных экономических и политических задач. Над ними не будет довлеть горечь эмоционального очищения нации и мрачные пережитки прошлого. Этот переход уже идет, и, как ожидается, с началом следующего десятилетия будут заметны более значительные перемены.


Добавить комментарий