Нео-кеннанианская паранойя или надежда на развал России

Уже более двадцати лет я постоянно пишу об упущенных возможностях и вопиющих ошибках со стороны Америки, порой случайных, а иногда, казалось бы, преднамеренных, на пути нормализации отношений с Россией. Убежден, что они могут быть пусть и не подлинно дружественными, но, во всяком случае, позитивными в стратегическом отношении.

На протяжении этих лет я путешествовал по всей своей родной Америке, открыто приглашая всех и каждого к взвешенному критическому обсуждению проблем и заблуждений, которые препятствуют возникновению этих новых отношений. По большей части мои просьбы игнорировались, вежливо отклонялись либо откровенно высмеивались.

Истинная причина отсутствия желающих дискутировать на эту тему основана на том простом факте, что слишком многие влиятельные организации, агентства и центры политической мысли в Америке целенаправленно настроены на сохранение негативных отношений с Россией и внимательно следят за тем, чтобы не дать двусторонним отношениям выйти за рамки старых стандартов, установленных в худшие годы эпохи холодной войны.

Главный акцент моего нынешнего выступления сосредоточен на недавно опубликованном в газете Politico  материале профессора международной безопасности Питера Ельцова, работающего в вашингтонском  Университете национальной обороны. Первое, на что следует обратить особое внимание, это заявленная цель публикации. Автор взял эту статью из будущей книги, которую он сам называет «нео-кеннанианским» подходом к России (Джордж Фрост Кеннан — американский дипломат, политолог и историк, известный как «архитектор холодной войны», прим. mixednews).

Сама идея попытки сформулировать «нео-кенанианский» подход в 2019 году, хотя она и остается логически объяснимой и предсказуемой, с идеологической точки зрения нацелена на оправдание любой ценой мировоззрения, которое изолирует Россию как соперника и врага, как это делал Джордж Кеннан в отношении Советского Союза приблизительно 70 лет назад.

Проблема для тех, кто хочет работать над созданием новых основ отношений между Россией и Америкой, состоит, разумеется, в том, что в  «нео-кеннанианстве» нет ничего нового. Фактически, его суть заключается в попытке применить мышление холодной войны к современной России. Другими словами, это отказ от восприятия современной России как нового явления и попытка неизменно видеть в ней лишь слегка модернизированное подобие старого Советского Союза.

На самом деле, это преднамеренное создание ложного представления, что у России нет никакого иного пути, и что отношения с ней в принципе не могут быть другими. Таким образом, этот подход вовсе не является отражением современной реальности, а лишь фантастической концепцией, согласно которой современность есть не что иное, как отражение прошлого. Этот избитый подход следует отбросить не только как безрассудно опасный, но и безнадежно неточный.

В первом же абзаце своей статьи автор декларирует, что Россия представляет собой источник гигантской угрозы, обосновывая свой вывод целенаправленным вмешательством Москвы в президентские выборы в США в 2016 году. При этом Ельцов не упоминает тот факт, что на сегодняшний день собраны исчерпывающие доказательства того, что попытки России на самом деле изменить исход выборов, даже если они и имели место, оказались безуспешными.

Впрочем, гораздо более неприятным является тот факт, что автор цитирует в своей статье специалиста по разведке, который прямо признает, что в ответ на якобы имевшее место вмешательство, американские спецслужбы предпринимают беспрецедентно агрессивные меры против мирного населения России, включая все более мощные кибератаки, направленные на энергосистему России.

Очевидно, проблема здесь в том, что автор называет российские атаки в социальных сетях основанием для того, чтобы считать Россию источником «смертельной угрозы», при этом открыто игнорируя реакцию Соединенных Штатов, которая, учитывая, что она представляла собой вторжение в российскую федеральную инфраструктуру, являлась, возможно, гораздо более угрожающей и гораздо более опасной.

Неспособность открыто и самокритично оценить подобные действия и осознать, действительно ли они означают угрозу, делает американскую национальную стратегию в отношении современной России не просто ошибочной: внешняя политика Америки неизменно попадает в тупик, ею же самой созданный.

Помимо прочего, автор делает несколько грандиозных, но совершенно необоснованных предположений относительно состояния нынешней российской власти, утверждая, что политическая обстановка в стране сегодня гораздо менее стабильна, чем в преддверие крушения династии Романовых. В качестве причины неизбежного краха он называет межэтническую борьбу, которая в ближайшее время поставит под угрозу территориальную целостность Российской Федерации как таковой.

Это эмоциональная, неточная и гиперболизированная оценка современной России. Цитирование некоторых относительно локальных и совершенно беспомощных молодежных/общественных группировок в Башкортостане или Татарстане вряд ли может считаться достаточным основанием для выдвижения столь дикого аргумента: миллионы граждан России только и ждут, когда Путин уйдет со своего поста, чтобы начать борьбу за государственную независимость своих регионов.

Как человек, который проводил исследования на местах, как в Уфе, так и в Казани, столицах указанных автономных республик, я могу уверенно утверждать, что эти  лишенные логики утверждения являются скорее отражением американского самообмана и мечты о распаде России, чем серьезным научным исследованием, основанным на кропотливо собранных эмпирических данных.

В статье содержится также намек на еще одно вопиющее заблуждение, распространенное среди американских экспертов по России: современное российское государство – не что иное, как мегаломанская диктатура, вращающаяся исключительно вокруг личности и прихотей Путина. Опять же, совершенно неточная характеристика: супер-президентская система, не вполне очарованная американскими демократическими ценностями, которой, безусловно, является Россия – отнюдь не синоним того, что некогда создал Иосиф Сталин. Это просто не соответствует действительности. Написание статей, где утверждается, что это так, не делает ложь правдой.

Необоснованность позиции Питера Ельцова еще больше подтверждают дополнительные доказательства самого автора, которые являются абсолютно неверными и, возможно, вырваны из контекста книги. Так, Вячеслав Володин ошибочно назван в статье главой администрации Путина, из которой он ушел в 2016 году, после чего успешно баллотировался в Думу, где сейчас является спикером.

Кроме того, цитата Володина «без Путина нет никакой России» была заведомо неверно интерпретирована в статье. Эти слова использовались автором для доказательства того, сколь сильна диктатура в современной России. На самом же деле, они впервые прозвучали, когда Володин был главой предвыборного штаба Путина по переизбранию на пост президента, и суть их заключается в том, что ни один из нынешних успехов России не мог бы быть достигнут без усилий, предпринятых в предыдущие сроки президентских полномочий Путина. Таким образом, искажение смысла фразы с целью представить ее как доказательство возрождения сталинизма в нынешней России, является вопиюще бессовестным приемом.

Наконец, по словам автора статьи, сам факт того, что современная Россия лишена сильной объединяющей идеологии, как это было в эпоху коммунистической диктатуры в Советском Союзе, означает, что страна готова к масштабным раздорам и окончательной дезинтеграции. Большая часть написанного мной выше, доказывает, что это утверждение – еще один пример заявления, продиктованного политической конъюнктурой, или просто пропаганды. Россия либо превратилась в современную версию советской диктатуры сталинского образца, либо она представляет собой лишь жалкую оболочку, едва удерживающую свои недовольные и угнетенные народы под единым знаменем, скованную страхом расколоться на десятки мелких осколков. Два вышеприведенных утверждения никак не могут быть справедливыми одновременно. Однако, осознанно или нет, автор статьи утверждает именно это.

Итак, у меня весьма печальные новости для так называемых «нео-кеннанианцев»: Россия вовсе не находится на грани распада, и даже уход Путина с политической сцены не вызовет массовых межэтнических конфликтов и беспорядков. Впрочем, это еще не самое плохое. Есть еще более неприятная новость: единственная группа, которая должна поскорее распасться, причем не только потому, что она искажает современную аналитику российских проблем, но и потому что она выдвигает политическую повестку дня, которая на самом деле не укрепляет, а напротив, ослабляет американскую национальную безопасность. И речь идет о самой «нео-кеннанианской» группе.


Добавить комментарий