Передел сфер влияния: эра Америки уходит в прошлое, что придёт ей на смену?

«Началась новая эра», – такими словами индийский премьер-министр Нарендра Моди увенчал свою нашумевшую речь, произнесённую 5 августа – в этом выступлении Моди сообщил о лишении контролируемой Индией части Кашмира особого статуса. Напомним, Кашмир представляет собой регион, населённый преимущественно мусульманами и расположенный на границе Индии и Пакистана. Кашмир послужил причиной нескольких войн между этими странами (каждая из которых обладает ядерным оружием), причём очередные серьёзные столкновения произошли не так давно, в 1999 году. Однако фраза Моди справедлива не только для Индии – она характеризует обстановку и за пределами Южной Азии.

На сегодняшний день вполне очевидно, что руководимый США однополярный порядок, который просуществовал четверть века после завершения холодной войны, уходит в прошлое. Пока сложно сказать, что приходит ему на смену. Как отметил Ян Бреммер, руководитель расположенного в Нью-Йорке международного агентства по оценке рисков Eurasia Group, мы являемся свидетелями того, как трансформируется международный порядок.

Безусловно, постепенный уход Соединённых Штатов с международной арены начался совсем не сегодня, и сам по себе Дональд Трамп не является причиной растущего изоляционизма своей страны. Американским президентом был Барак Обама, когда Путин присоединил Крым к России – этот шаг в корне изменил обстановку и показал, что могущество США и Запада в целом имеет свои пределы. Именно Обама решил, что Соединённым Штатам, и без того изнурённым продолжительной войной в Афганистане и ненужными боевыми действиями в Ираке, не стоит ввязываться в сирийские события, что дало России и Ирану возможность вмешаться и переформатировать этот конфликт.

Ближний Восток всегда был «яблоком раздора», ареной активного противостояния мировых держав. На протяжении десятилетий Вашингтон задавал тон в регионе с помощью, как казалось, непреодолимого сочетания «мягкой силы» и военной мощи. Однако в настоящее время США выглядят всего лишь одной из участвующих сторон, преследующих свои узкие цели.

Как отметила Лина Хатиб, глава ближневосточного и североафриканского направления в Королевском институте международных отношений (Чатэм-хаусе), США больше не выступают ориентиром, на который равняются все остальные. «Американские власти, в основном, сконцентрировали внимание на внутренних проблемах и торговых отношениях США. Вне всяких сомнений, они не проявляют интереса к Ближнему Востоку – за исключением поддержки Израиля и давления на Иран», – пояснила эксперт.

По словам Хатиб, в отличие от своей прошлой политики, на сегодняшний день США перестали сдерживать игроков, не соблюдающих правила, чем способствуют распространению вседозволенности в самом регионе и за его пределами: «Когда США бездействуют в отношении Кашмира или признают Иерусалим столицей Израиля вопреки позиции ООН, это развязывает руки другим сторонам и позволяет им делать всё, что заблагорассудится, не опасаясь каких-либо последствий».

Похоже, что наибольшую выгоду от подобной международной неустроенности извлекают путинская Россия и возглавляемый Си Китай.

После присоединения Крыма минуло пять лет, и сейчас большинство европейских стран размышляет о том, каким образом и когда отменить экономические санкции, введённые Западом против России в результате событий 2014 года. В пользу этого звучат доводы о том, что санкции причиняют вред обеим сторонам, но не вызывают каких-либо значительных сдвигов в политике Кремля.

Подобно России, Израилю и Индии, Китай в буквальном смысле меняет обстановку в Южно-Китайском море. Пекин создал искусственные острова и разместил на них военные базы, стремясь подкрепить свои претензии на эту акваторию, которая омывает добрую полудюжину стран и является частью весьма востребованных торговых путей.

Развернувшиеся в Гонконге события представляют определённую проблему для Си, но значимость мнения международного сообщества, в лучшем случае, носит второстепенный характер.

По мнению Юй Цзе, старшего научного сотрудника по Китаю Чатэм-Хауса, президент Си старается угодить, скорее, китайскому обществу, которое переживает глубокий раскол между неуступчивыми коммунистами, стремящимися разогнать демонстрации, и деловым сообществом, обеспокоенным тем, какие последствия повлечёт отправка Пекином сил безопасности в этот полуавтономный центр торговли.

Возвышение Китая до позиций экономической, военной и дипломатической сверхдержавы ведёт к тому, что страну всё меньше беспокоит недовольство Запада. Частично это связано с тем, что сам Запад, ранее зачастую представлявшийся китайской молодёжью в идеализированном виде, теперь не выглядит столь уж впечатляюще в качестве образца для подражания.

«Китайское молодое поколение уже не реагирует на критику международного сообщества, – отметила Юй. – Они бывали на Западе и воочию убедились, что Запад не даёт достойных примеров демократии и здесь у него нечему учиться».

Пекин с лёгкостью отмахнулся от прозвучавшего на днях совместного заявления Канады и ЕС по поводу ситуации в Гонконге, призывавшего к уважению «широкой автономии Гонконга и фундаментальных свобод, включая право на мирные собрания». Многие китайские обыватели больше не считают моральный авторитет Запада достаточным, чтобы делать подобные заявления об их стране. Более того, многие из них, вероятно, приветствуют жёсткую реакцию китайских властей.

Как отмечает Юй, однополярный миропорядок, по-видимому, подходит к концу, и Китай стремится изменить само направление дискуссий. В условиях многополярности речь идёт не о соблюдении «фундаментальных свобод», а о том, вправе ли Оттава и Брюссель высказываться по поводу событий, которые происходят довольно далеко от них.

Несколько лет назад – до прихода к власти Трампа и Си – многие были уверены в том, что по мере превращения в мировую державу Китай примет на себя больше ответственности за происходящее на международной арене, для чего Пекин и Вашингтон сформируют неформальную «двойку», которая станет самым важным тандемом в мире.

Концепция «двойки» строилась на мнении о том, что тесные экономические связи между Китаем и США подтолкнут руководителей этих стран к необходимости совместной деятельности для разрешения мировых проблем. Однако в Белом доме появился Трамп, который развернул торговую войну против Китая, что выбило почву из-под подобных размышлений. На сегодняшний день Соединённые Штаты и Китай напоминают региональные державы, которые руководствуются исключительно собственными интересами.

Но даже если будет избран новый президент, ему будет непросто исправить ситуацию и обратить вспять новшества, возникшие в Крыму, на Голанах и в Кашмире, особенно учитывая, что на международной арене преобладают националистично настроенные популисты наподобие Путина, Моди, Эрдогана и Си.


Добавить комментарий