Борьба за Азию

Вероятно, очередная вспышка массовых акций протестов в Гонконге в последние недели многим кажется изолированным инцидентом. Однако, сложившаяся там напряженная ситуация не может не напоминать о других потрясениях, перенесенных многими странами за последние двадцать лет, которые объединяет сценарий, известный как «цветная революция». На самом деле, то, что происходит в Гонконге – всего лишь крошечная часть гигантской шахматной партии, которая разыгрывается в последние  годы в Азии.

В Гонконге, возвращенном Китаю в 1997 году, в значительной степени сохраняется демократическая, неолиберальная западная культура. Это основная причина тлеющего конфликта между местными элитами и коммунистическими правителями в Пекине. Соседний Тайвань, независимый, но не так широко признанный, также остается в сфере влияния Запада и вместе с Южной Кореей и Японией задействован в многолетнем  плане окружения Китая и его нестабильного союзника, Северной Кореи, в то время как Пекин невзирая на это продолжает колонизировать Южно-Китайское море.

В последние годы Китай активно продвигает свой мегапроект под названием «Один пояс, один путь» (ОПОП), который предусматривает инвестиции в объеме сотен миллиардов долларов в восстановление транспортных сетей Великого Шелкового пути, которыми располагал Китай в древние времена. Речь идет прежде всего об инвестициях в логистику на случай, если традиционные морские торговые пути будут перекрыты кораблями ВМС США. Впрочем, на самом деле это гораздо более зловещая схема, которая включает вымогательство и закабаление более слабых в экономическом отношении стран для захвата их национальных стратегических активов, что весьма напоминает тактику поздней Американской Империи. Самыми последними примерами, иллюстрирующими сказанное, являются строительство Китаем военной базы в Джибути, небольшом государстве в Восточной Африке, и приобретение в аренду на 99 лет наиболее высокопроизводительного порта  Шри-Ланки.

Это приобретение, которое фактически является конфискацией за долги, имеет особое значение, потому что Шри-Ланка  расположена к югу от Индии, крупнейшего конкурента Китая в Азии. Соперничество между двумя азиатскими гигантами также привело к тому, что Пекин стал проявлять активность в налаживании связей с Пакистаном, самым заклятым врагом Индии. На этих двух фронтах Китай пытается взять в кольцо Индию, точно так же, как Запад пытается окружить Китай с юга и с востока, о чем уже говорилось выше. Весь прошедший год показал, что конфликт между Индией и Пакистаном – это бомба замедленного действия, которая может взорваться в любой момент, но крайне важно рассматривать его в более широком контексте сферы влияния Китая.

Россия, занимающая всю северную часть Азии и всегда бдительная в отношении активности внешних сил, в последние десятилетия стремится поддерживать хорошие отношения и с Китаем и с Индией, каким бы противоречивым это ни казалось, чтобы продавать продукцию своей стремительно растущей оборонной индустрии обеим странам, которые являются гигантскими рынками.

Единственное, что беспокоит Москву, когда речь идет о Китае – это его растущее присутствие в Сибири, где имеются колоссальные запасы пресной воды, которые многими наблюдателями рассматриваются как будущая цель правящей элиты Пекина. Собственные водные ресурсы Китая быстро сокращаются из-за перенаселения, загрязнения и неэффективного управления.

Владимир Путин после прихода к власти стремился увеличить население Сибири, раздавая бесплатные наделы земли россиянам, особенно ветеранам войны и фермерам с молодыми семьями. Однако, эта программа столкнулась с серьезными препятствиями, поскольку правительство Си Цзиньпина поощряло своих граждан покупать здесь землю, что стало возможным благодаря коррумпированным схемам подачи заявок. Итак, даже в самых холодных районах Азии идет демографическое сражение за природные ресурсы региона, о котором редко говорят.

Начиная с осени 2015 года, Россия играет гораздо более важную роль на Ближнем Востоке, и прежде всего в Сирии. Однако, наиболее важным элементом геополитической стратегии Москвы в этом регионе является связь с Ираном. Ведь если бы Башар аль-Асад не был в союзе с Тегераном, Израиль и Запад не были бы так сильно заинтересованы в его устранении. Вопреки распространенному мнению, идея о том, что единственной причиной развертывания американских и британских военных кораблей в Ормузском проливе на протяжении последних месяцев является защита свободы навигации и сопровождение торговых судов, является ошибочной. На самом деле, решающее значение для мобилизации военных ресурсов имеет иранский экспорт ископаемых видов топлива, и Запад, оказавшись под сильным давлением со стороны Израиля, принял решение выступить против Ирана и остановить эти поставки, чтобы задушить Иран экономически.

На Ближнем Востоке по одну сторону конфликта находятся Запад, Израиль и мусульманские суннитские монархии, а по другую – мусульмане-шииты во главе с Ираном, Россия и Китай, хотя Пекин здесь пока играет весьма незначительную роль. От того, сможет ли Иран избежать вторжения и превращения в полностью зависимое от Запада государство, во многом будет зависеть, кто одержит победу в борьбе за западную Азию – Китай и Россия или Запад и Израиль. Во втором случае, в силу эффекта домино, это будет также косвенная победа Индии.

Именно поэтому вероятная победа России в Сирии имеет такое огромное геополитическое значение – она не только позволяет России оставить за собой единственный тепловодный порт на западном фланге Азии, но и сохраняет целостность оси Иран-Сирия-Ливан (Хезболла), которая не дает покоя Израилю на северной границе и существенно смещает границу влияния Запада в зоне Персидского залива в южном направлении.

Граждане западных стран, несмотря на то, что они имеют доступ к более обширной информации, чем когда-либо прежде, по-прежнему в большинстве своем не имеют представления о большой внешнеполитической игре и геополитической динамике в Азии. Если эти граждане полагают, что мир больше не является шахматной доской – а такой ситуации не было никогда за всю историю человеческой цивилизации – их неминуемо ожидает шок.

Крупнейшее «перетягивание каната» с точки зрения как экономического, так и военного влияния, разворачивается в настоящее время на самом большом континенте планеты. Подобно очень похожему на него «Восточному вопросу» в XIX веке, именно это соперничество определит направление развития цивилизации на ближайшие столетия.


Добавить комментарий