Станет ли Кашмир американской ловушкой, ведущей к конфронтации между Россией и Китаем?

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), основанная в 2001 году Шанхайской пятеркой (Китай, Россия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан) и к которой позднее присоединились Узбекистан, Индия и Пакистан, станет костяком сопротивления гегемонии США и Великобритании. Очевидно, что явной целью Соединенных Штатов будет взорвать эту организацию, используя проблемы Белуджистана, Кашмира и Синьцзяна в качестве сценариев дестабилизирующих действий.

Китай и диверсификация потоков энергоресурсов

Россия и Китай заключили контракт на поставку нефти, который станет одним из крупнейших в истории энергетической отрасли. В соответствии с ним компания «Роснефть» (крупнейшая российская нефтяная компания) будет поставлять нефть азиатскому гиганту в течение 25 лет на общую сумму 270 миллиардов долларов. Это в сочетании с 30-летним мегаконтрактом по газу, подписанным российским «Газпромом» и китайской CNPC, по которому Россия будет поставлять в азиатскую страну 38 миллиардов кубометров природного газа на сумму около 400 миллиардов долларов по трубопроводу «Сила Сибири», заложит экономические основы Евроазиатского союза, который начал работать с 1 января 2015 года, становясь экономической и военной альтернативой американскому проекту по созданию Транстихоокеанского партнерства.

Однако, пытаясь избежать энергетической зависимости от России, Китай взял на себя задачу строительства нового канала в Никарагуа (Большой межокеанский канал), подобного Тайскому каналу на перешейке Кра, который был спроектирован между Таиландом и Бирмой в обход Малаккского пролива. Это, наряду с запущенным в 2010 году газопроводом, соединяющим Китай с Туркменистаном, в обход России, позволит Китаю избежать полной энергетической зависимости от России и диверсифицировать поставки энергоносителей.

Кроме того, Китай собирается строить обширную портовую сеть, которая будет включать порты, базы и пункты наблюдения в Шри-Ланке, Бангладеш и Бирме. Стратегическая роль в этой системе отводится пакистанскому порту Гвадар, находящемуся в 72 километрах от границы с Ираном, примерно в 400 километрах от важнейшего коридора транспортировки нефти и в непосредственной близости к стратегически важному Ормузскому проливу. Порт был построен и финансируется Китаем. Его эксплуатацией занимается китайская государственная компания China Overseas Port Holding Company (COPHC). В этом регионе находится две трети мировых запасов нефти, и через порт проходит 30 процентов мировых  поставок нефти и 80 процентов нефти, идущей в Китай. Он находится на кратчайшем маршруте в Азию (Шелковом пути).

Пакистан и Индия: два непримиримых соседа

Опасное сближение Пакистана с Китаем может ускорить реализацию доктрины Пентагона о балканизации Пакистана с целью его ослаблении, используя для этого как оплот повстанцев Белуджистан. Так США объявили о прекращении военной помощи Пакистану в размере 300 миллионов долларов, одновременно занимаясь продвижением движения за независимость в провинции Белуджистан, где расположен стратегический порт Гвадар. Объявленная цель этой доктрины сделать нецелесообразным звездный проект Китая. Затем ЦРУ будет использовать спорный Кашмир, чтобы подогреть разногласия между Пакистаном в союзе с Китаем и Индией, поддерживаемой Россией, и отягчающим обстоятельством в этом случае является наличие ядерных баллистических ракет у обеих стран.

Россия, стратегический союзник Индии, является крупнейшим поставщиком вооружений для этой страны, которая длительное время ведет гонку вооружений со своим конкурентом и соседом Пакистаном с недвусмысленной целью подготовки к очередному вооруженному противостоянию. У Индии имеются ракеты последнего поколения «Агни V», способные доставлять ядерные боеголовки на расстояние до 5 тысяч километров, а у Пакистана имеется своя разработанная с помощью Китая баллистическая ракета “Hatf IV” с ядерной боевой частью, способная поражать цели на дистанции 900 километров. Таким образом, в случае нового индо-пакистанского вооруженного конфликта можно будет наблюдать первое российско-китайское противостояние в виде ядерной войны, ограниченной индийско-пакистанским географическим районом, с возможностью последующего распространения «конструктивного хаоса» на китайскую территорию.

Взрывной коктейль из Кашмира

Кашмир был бы идеальным местом для реализации в регионе теории «конструктивного хаоса» Бжезинского, концепции, основанной на максиме «разделяй и властвуй», приписываемой римскому императору Юлию Цезарю, для создания поля нестабильности и насилия (балканизации) и распространения хаоса от Ливана, Палестины и Сирии до Ирака и от Ирана и Афганистана до Пакистана, Кашмира и Анатолии (Малой Азии).

Кашмир может стать взрывным коктейлем, сочетая такие нестабильные ингредиенты, как религиозные противоречия между индуистами и мусульманами, территориальный спор, и как вишенку на торте борьбу за независимость Кашмира, поддерживаемую бывшими джихадистскими боевиками из Судана, Пакистана и Афганистана. Индия разместила в Кашмире около 500 тысяч солдат (по 1 солдату на каждые 9 жителей), а националистическое правительство Моди отменило особый статус Кашмира, что на практике приводит к необоснованному задержанию кашмирских политиков и ужесточению контроля за интернетом.

С другой стороны, в 1962 году между Индией и Китаем вспыхнуло вооруженное противостояние из-за разногласий по поводу пограничной линии, установленной в 1914 году (линия Мак-Магона), после чего Китай получил контроль над плато Аксай-Чин в дополнение к леднику Сиачен (территории, которые Индия продолжает считать своими). Китай стремится использовать воду из рек, таких как Брахмапутра, для снабжения китайских городов на востоке страны, что вызывает тревогу у правительства Моди, которое опасается сокращения доступа к питьевой воде. Поэтому Индия не исключают бомбардировки китайских гидравлических сооружений. Недавний вооруженный инцидент, в ходе которого погибло несколько индийских солдат, ведет к обострению напряженности в отношениях между двумя странами. Это обстоятельство будет использовано Соединенными Штатами для дестабилизации пограничных районов.

На пути к дестабилизации Синьцзяна

Что касается восточного Туркестана или Синьцзяна, то он вошел в состав Китайской империи в 18-ом веке, представляя 17% территории страны и 2% ее населения. Здесь проживает уйгурская этническая группа (по происхождению тюрко-монгольская) в количестве 8,5 миллионов человек, и сохраняются этнические и исламские особенности, сближающие их с населением Центральной Азии и Турции, что делает регион идеальной почвой для реализации стратегии «шок цивилизаций» в стиле Бжезинского.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0