Российская конференция по проблеме сирийских беженцев вызвала сумятицу среди заинтересованных сторон

Решение российского Министерства обороны провести 10-14 ноября в Дамаске международную конференцию по проблеме сирийских беженцев вызвала противоречивую реакцию заинтересованных сторон, как на местном, так и на международном уровне.

В то время как сирийское правительство выразило некоторый дискомфорт в связи с этой инициативой, международные организации и западные страны пришли в растерянность по поводу способов реализации предполагаемых решений конференции, особенно тех, которые касаются условий возвращения беженцев, политического урегулирования и восстановления экономики.

Наблюдатели отметили, что этот план, объявленный на военной базе Хмеймим, появился после сообщений о том, что российский МИД решил взять на себя инициативу в урегулировании кризиса, на шестой год после начала военной интервенции в Сирии.

Эти сообщения были основаны на итогах недавнего визита министра иностранных дел Сергея Лаврова в Дамаск в прошлом месяце во главе представительной делегации. Кроме того, в ходе этого визита были внесены изменения, касающиеся сферы ответственности российских чиновников, контролирующих сирийское досье. Так, обязанности заместителя министра иностранных дел Сергея Вершинина, который, как известно, близок к Министерству обороны, были несколько уменьшены, а бывший посол в Сирии Александр Киншак, напротив, получил новые полномочия в качестве директора Департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИД РФ.

Официальные лица в западных странах и представители международных организаций были удивлены, получив приглашение от российской стороны принять участие в инициированной армией международной конференции, целью которой является обсуждение «возвращения беженцев и перемещенных лиц, находящихся в разных частях мира, на родину».

В тексте приглашения говорилось, что с учетом относительной стабилизации обстановки в Сирии, а также возросшего бремени, лежащего на принимающих странах, международное сообщество должно удвоить усилия по оказанию «всесторонней поддержки всем сирийцам, желающим вернуться в свою страну», а также создать соответствующие условия для их жизни. Прежде всего, речь идет о восстановлении инфраструктуры, жилых помещений и оказании гуманитарной помощи.

Инициатива России была принята Дамаском с некоторыми оговорками, особенно в отношении  «стабильной ситуации» и «прекращения военных действий», о которых заявлял Лавров в своем недавнем выступлении. На самом деле, сирийское правительство «не удовлетворено» договоренностями между Москвой и Анкарой по урегулированию в Идлибе, а также между Москвой и Вашингтоном в отношении восточного берега Евфрата.

Поскольку в российском плане подчеркивается необходимость «обсуждения вопросов оказания поддержки беженцам во всем мире и установления прочного мира в Сирии», западные дипломаты высказали возражения своих стран по поводу политического урегулирования вне рамок Женевского процесса, который идет под эгидой ООН и в контексте резолюции Совета Безопасности №2254.

В то же время, дипломаты «подвергли сомнению» способность российского Министерства обороны достичь успеха в новом «политическом амплуа». Они упомянули также о «скромных достижениях» России в ходе Астанинского процесса и Конгресса по национальному диалогу, который прошел в Сочи в январе 2018 года.

Один высокопоставленный западный чиновник также сформулировал «оговорки» по вопросу о восстановлении инфраструктуры, поскольку Европа и Соединенные Штаты ранее заявляли о своем нежелании вносить какой-либо вклад в восстановление сирийской экономики, пока не будет реализован «заслуживающий доверия политический процесс». Эта позиция Запада была четко сформулирована в ходе международной донорской конференции по Сирии в Брюсселе.

В свою очередь, представители различных учреждений ООН, получившие приглашения Москвы, реагировали по-разному. В то время как официальные представители ООН в Дамаске выразили желание принять участие в «российской конференции», другие подчеркнули необходимость «следовать стандартам Организации Объединенных Наций» в отношении условий безопасного возвращения беженцев.

Пока нет никаких признаков, которые указывали бы на коллективное намерение западных сторон вступить в переговоры с Россией о своем участии в предстоящей «конференции по беженцам», в то время как перекрывающиеся региональные и международные обстоятельства, возможно, вынуждают некоторые страны стараться «не сердить» Россию.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0