Война в Нагорном Карабахе как точка перелома в российско-турецких отношениях

После того как Турция в конце 2015 г. сбила российский истребитель, действовавший в Сирии, существовал большой риск того, что Сирийская война может перерасти в более крупный конфликт между двумя евразийскими странами.  Нападение Турции, привело к гибели двух российских военных, и отношения между Москвой и Анкарой снова подверглись испытанию в декабре 2016 г., когда посол России в Турции, Андрей Карлов был убит отставным полицейским Мевлютом Мертом Алтынташем. Хотя президент России Владимир Путин принял объяснение от своего турецкого коллеги Реджепа Тайипа Эрдогана, что это убийство не было совершено по приказу властей, издание Nordic Monitor обнародовало убедительные доказательства того, что Алтынташ был прочно связан с так называемым турецким «глубинным государством». Несмотря на эти три мощных удара по российско-турецким отношениям, к концу 2017 г. обе страны подписали соглашение на 2.5 млрд. долларов по приобретению Турцией систем ПРО C-400 российского производства, считающихся самыми совершенными в мире в своём классе.

Как хорошо известно, эта сделка вызвала напряжённость в отношениях между Турцией и её союзниками по НАТО; многие предполагали, что при поддержке России Анкара в конечном итоге выйдет из НАТО. В высшей степени маловероятно, что Турция когда-либо покинет НАТО по своей воле либо её исключат оттуда. Турция, как ключевая страна, своего рода мост между Востоком и Западом, страна, контролирующая проливы, связывающие Чёрное и Средиземное моря, знает, что она в геостратегическом отношении является одной из самых важных стран в мире и может позволить себе использовать как НАТО, так и  Россию для продвижения собственных амбиций.

В рамках российско-турецкого партнёрства Турция приобрела у России систему С-400, а Россия играет ведущую роль в строительстве АЭС Аккую, сюда же относится и сотрудничество в значительном урегулировании конфликта в Сирии. Однако сейчас, видимо, Москву всё более разочаровывает и настраивает против Турции постоянная эскалация Анкарой боевых действий на южном фланге России и/или в сферах её интересов.  Несмотря на сотрудничество России и Турции в Сирии, в Ливии они поддерживают разные стороны конфликта, но это не считается большой проблемой между ними, или по крайней мере проблемой недостаточно серьёзной, чтобы изменить курс их двусторонних отношений. Однако война в Арцахе, более известном как Нагорный Карабах, обнажила хрупкость отношений между Москвой и Анкарой.

Арцах, несмотря на то, что он более 2500 лет был неотъемлемой частью территории Армении и подавляющее большинство населения там всегда составляли армяне, в начале 1920-х был передан Азербайджанской ССР. Однако в 1989 г. армяне Арцаха потребовали присоединения к Армянской ССР. Москва это требование категорически отвергла. Однако окончательный распад Советского Союза в 1992 г. спровоцировал войну в Арцахе. В 1994 г. армяне одержали решительную победу, и была образована Республика Арцах, хотя по-прежнему во всём мире её признают частью Азербайджана.

Минская группа ОБСЕ, в которую входят Франция, Россия и США, является главным  международным органом, пытающимся положить конец многолетнему конфликту между де-факто независимой Республикой Арцах и Азербайджаном. Хотя незначительные войны и стычки были с 1994 г. обычным явлением, нынешняя война представляет собой наиболее серьезную эскалацию, особенно с учетом интернационализации конфликта вследствие того, что Турция переправила в район конфликта спецназ, военных советников и, что самое важное, сирийских наёмников-джихадистов.

Многие из сирийского правительства и среди военных высказывали разочарование тем, что Россия решительно воспрепятствовала наступлению Сирийской армии в начале года, целью которого было освобождение территорий в провинции Идлиб от власти поддерживаемых Турцией джихадистов. Вполне вероятно, что стремление Москвы добиться перемирия в Идлибе было направлено на то, чтобы успокоить Турцию  в надежде, что это приведёт к постепенной деэскалации и, в конечном счёте, её уходу из Сирии. Однако Эрдоган использовал затишье в боевых действиях в провинции Идлиб для переброски сирийских джихадистов-наёмников на войну в Ливии. Эти боевики воюют на стороне базирующегося в Триполи Правительства национального согласия, образованного  Братьями-мусульманами. Они противостоят Ливийской национальной армии, базирующейся в Тубруке и связанной с Россией.

Переброска сирийских боевиков в Ливию, разумеется, встревожила Москву, но Ливия не так уж важна для России в геополитическом плане. А вот переброска сирийских наёмников в Азербайджан приводит разных террористов и моджахедов к самому порогу России на Южном Кавказе. В то время как сирийские боевики в Идлибе и Ливии непосредственно России не угрожали, введение таких сил в конфликт сейчас легко может привести к  тому, что они будут напрямую контактировать с исламистскими террористами в Дагестане, Чечне и Ингушетии, на российском Кавказе.

Это наверняка приведёт к резкой перемене в отношениях России и Турции.

Реакция Москвы на переброску Турцией сирийских террористов в Азербайджан начинает проявляться. Министр иностранных дел России Сергей Лавров в среду заявил, что Москва «никогда не считала Турцию стратегическим союзником» и подчеркнул, что российские военные наблюдатели должны быть размещены на линии соприкосновения между Арцахом и Азербайджаном. Хотя президент Азербайджана Ильхам Алиев неоднократно призывал Турцию войти в состав Минской группы или принять участие в переговорах, Россия неизменно блокирует участие Анкары в каких-либо переговорах.

Разочарование России в Турции сейчас можно почувствовать даже в Восточном Средиземноморье. Не далее как 5 сентября пресс-секретарь российского МИД Мария Захарова возмутила многих греков, когда убеждала государства «руководствоваться здравым смыслом и учитывать географические особенности региона», когда говорила о незаконных требованиях, предъявляемых Турцией Греции в Восточном Средиземноморье. Захарова фактически согласилась с доводами Турции, что если Афины воспользуются своим международным правом, чтобы расширить свои территориальные воды с 6 до 12 морских миль, то Эгейское море фактически станет «Греческим озером» и поэтому турки уверены, что «здравый смысл» должен взять верх над этой «географической особенностью».

И вот вчера выяснилось, что Москва сейчас неявно поддерживает позицию Греции в Восточном Средиземноморье: в твиттере российского посольства в Афинах опубликовано: «Отправная точка это позиция России как постоянного члена Совбеза ООН. Мы считаем Конвенцию ООН по морскому праву «краеугольным камнем» международных морских соглашений. Конвенция прямо предусматривает суверенное право всех государств иметь территориальные воды до 12 морских миль и устанавливает принципы и методы определения границ [исключительной экономической зоны]. Это относится и к Средиземному морю».

Кроме того, вчера было объявлено, что Лавров 298 октября совершит рабочий визит в Грецию. Перемена позиции России по проблеме Восточного Средиземноморья, а именно твёрдая поддержка права государства расширить свои территориальные воды до 12 морских миль, как предусмотрено международными законами (что, по заявлению Турции, явится «причиной для войны») это, вероятно, отчасти месть Эрдогану за переброску сирийских террористов к порогу Дагестана. Хотя Москва терпела агрессию Эрдогана в Сирии, Ираке и Ливии, то, что он угрожает войной Армении, участнице ОДКБ,  и переправляет боевиков к границе Дагестана, переполнило чашу терпения и может считаться моментом перелома в двусторонних отношениях России и Турции.

Автор: Пол Антонопулос

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0