Октябрь не станет месяцем неприятных сюрпризов для Ирана

Задуманная Вашингтоном кампания по оказанию «максимального давления» не смогла сорвать важное событие в это воскресенье — отмену эмбарго ООН на поставки оружия Ирану в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 2231, одобрившей политическое соглашение под названием Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) 2015 года.

Администрация Трампа в одностороннем порядке отказалась от СВПД или, как его еще называют, ядерной сделки Ирана. Но этот шаг, как известно, не помешал американцам начать в апреле масштабную кампанию с целью убедить пресловутых «союзников» продлить эмбарго на поставки оружия и одновременно задействовать процедуру “снэпбэк” (быстрый возврат к прежнему этапу), тем самым вновь наложив на Тегеран все санкции ООН.

Профессор международных исследований Тегеранского университета Фоад Изади делает свои выводы в отношении этого: «США хотели свергнуть правительство в Иране, но потерпели неудачу; они хотели получить больше уступок от Ирана, но не добились успеха и фактически потеряли такую возможность. Так что политика максимального давления провалилась».

При нынешних закулисных играх в американских выборах никто не может предсказать, что будет дальше. Трамп 2 наверняка включит режим турбонаддува для «максимального давления», в то время как Байден-Харрис могут пойти на повторное вхождение Вашингтона в СВПД. В обоих вариантах нефтяные монархии Персидского залива неизбежно раздуют традиционную для них истерию по поводу «иранской агрессии».

Отмена эмбарго на поставки оружия не означает возобновления гонки вооружений в Юго-Западной Азии. Все зависит от того, каким образом в российско-китайское стратегическое партнерство будет включено взаимодействие с их ключевым геостратегическим союзником. Никогда не следует забывать, что эта евразийская интеграционная троица рассматривается Вашингтоном как главная «экзистенциальная угроза».

Тегеран терпеливо ждал 18 октября. Теперь он может беспрепятственно импортировать весь спектр современных вооружений, в первую очередь из Москвы и Пекина.

Москва намекнула, что, если Тегеран намерен продолжить закупать Су-30, Россия готова построить для него линию по производству этих истребителей. Тегеран очень заинтересован в налаживании производства собственных перспективных истребителей.

Иран имеет относительно развитую оборонную промышленность. По словам бригадного генерала Амира Хатами, Иран входит в число немногих стран, способных производить более 90% военной техники, включая танки, бронетранспортеры, радиолокационные станции, корабли, подводные лодки, беспилотники, истребители и, что особенно важно — крылатые ракеты наземного и морского базирования с дальностью полета соответственно 1 тысяча и 1 тысяча 400 км.

Профессор Мохаммад Маранди с факультета политических исследований Тегеранского университета подтверждает: «Иран обладает самой передовой в регионе оборонной промышленностью, удовлетворяющей большинство потребностей Министерства обороны».

Так что, Тегеран, безусловно, будет закупать боевые самолеты, «но иранские беспилотники — лучшие в регионе, и они постоянно совершенствуются, — добавляет Маранди. – В этом деле нет никакой срочности, и тем более, мы не знаем, что у Ирана имеется в загашнике. То, что представлено публике — это еще не все».

Классическим примером того, о чем не рассказывают публично, можно назвать обсуждение проблем за закрытыми дверями на проходившей в прошлое воскресенье встрече в китайской провинции Юньнань двух хороших друзей — министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа и его китайского коллеги Ван И.

Это, конечно, осуществляется в рамках их собственного стратегического партнерства, которое будет закреплено 25-летней торговой, инвестиционной и энергетической сделкой на общую сумму 400 миллиардов долларов.

И Китай, и Иран оказались в кольце военных баз американской империи, став целями в безжалостной гибридной войне, ведущейся в различных видах и формах. Излишне добавлять, что Зариф и Ван И подтвердили, что партнерство развивается в прямом контрасте с односторонними подходами США. И они наверняка обсуждали торговлю оружием, но об этом нет никакой информации.

Крайне важно, что Ван И хочет создать новый форум для диалога «с равным участием всех заинтересованных сторон» для решения важных вопросов безопасности в Западной Азии. Главным предварительным условием для присоединения к форуму является поддержка соглашения СВПД, которое всегда решительно отстаивали Россия и Китай в рамках своего стратегического партнерства.

Поэтому в октябре не стоит ждать никаких неприятных для Ирана сюрпризов. Но впереди имеющий решающее значение период между президентскими выборами в США и инаугурацией нового президента. Таким образом, ставки высоки, но окончательное решение вопроса откладывается.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0