Китай и Россия поддерживают Иран

В последние четыре года администрация Дональда Трампа вместо внешней политики занималась тем, что наказывала Иран.  США вышли из заключённой в 2015 г. ядерной сделки с Ираном и в одностороннем порядке ввели множество санкций. Новая администрация Джо Байдена, наверное, надеется исправить ущерб и возобновить конструктивное взаимодействие, но она обнаружит, что Иран сильно изменился.

Иран последние четыре года не сидел сложа руки, пассивно  ожидая возобновления ядерной сделки. Напротив, он  объединил усилия с Китаем и Россией для укрепления своего военного потенциала и экономики. Китай и Россия сейчас активно задействованы в делах Ирана, от нефтегазовой промышленности и портовой инфраструктуры до оборонной сферы. Результатом углубления этого  сотрудничества  стало то, что Иран сейчас намного менее восприимчив, чем раньше, и к трамповской кампании «максимального давления», и к желаемому Байденом взаимодействию.

В Залив приходит Китай

Ещё в 2016 г. Тегеран и Пекин заложили основу для того, что превратилось в 25-летнее Всеобъемлющее Партнёрство, часть китайской Инициативы Пояса и Пути. Но отношения между двумя этими странами уходят далеко в прошлое, ко времени, когда Иран лежал в центре Шёлкового пути. Сегодня иранские лидеры видят в Китае не только средство ослабить путы вашингтонских санкций, но и источник финансовой, технологической и военной помощи, дающей возможность противостоять американскому давлению.

Китай выделил около 400 млрд. долларов инвестиций на модернизацию нефтяной, газовой и нефтехимической промышленности Ирана и улучшение наземного транспорта страны, продолжает финансировать модернизацию иранских портов Чабахар и Джаск – их расширение  осложнит усилия США по запрету иранского экспорта.

Кроме того, этот проект может заставить США дважды подумать, прежде чем нанести удар по Ирану, поскольку в договоре имеется и военный аспект. Порт Джаск после модернизации обеспечит китайским ВМС контроль над входом и выходом в Ормузский пролив.  В Чабахаре Китай создает региональную станцию слежения, в зону действия которой попадает Передовой штаб CENTCOM США  в Катаре. У Ирана есть основания надеяться, что доступ к китайской разведывательной информации, системам РЭБ и ПВО предотвратит воздушные нападения США и их союзников.

Россия остаётся непреклонной

Долгое время России принадлежало первое место в открытом оспаривании позиции Вашингтона в отношении Тегерана. В сентябре, отвечая на введение новых американских санкций, зам.министра иностранных дел России С.Рябков заявил журналистам: «Мы не боимся санкций США, мы к ним привыкли. Это никоим образом не повлияет на нашу политику. Наше сотрудничество с Ираном многогранно. . . очередное распоряжение [президента США] нашего подхода не изменит». Когда в октябре Вашингтон ужесточил санкции, президент России Владимир Путин и президент Ирана Хасан Рухани обсудили вопросы укрепления региональной безопасности, двусторонней торговли и экономического сотрудничества.

Россия с удовольствием продает оружие Ирану, а Иран рад его покупать. Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что «нет такой вещи, как эмбарго на поставки оружия Ирану. . . [и] никаких ограничений не будет». Когда 18 октября этого года ООН отменила эмбарго на поставки оружия, Рухани торжествовал: «Мы можем. . . покупать оружие у всех, у кого пожелаем». По данным Управления военной разведки США за 2019 год, среди этих приобретений могут быть российские истребители Су-30, учебно-тренировочные Як-130, ОБТ Т-90, системы ПВО С-400 и системы береговой обороны «Бастион». Единственное, что будет ограничивать эти сделки — это оборонный бюджет Тегерана и готовность Москвы вооружать своего южного соседа.

В июле Зариф встретился с Лавровым, чтобы обсудить расширение альянса обеих стран. Тегеран стремится обновить Договор об основах взаимных отношений и принципах сотрудничества между Ираном и РФ от 2001 г. Россия взамен хочет получить доступ к базам на территории Ирана для своих ВВС и ВМС. Иранский КСИР уже сотрудничает с российскими военными  и вспомогательными формированиями в Сирии.

Тегеран начал осознавать выгоды укрепления своих отношений с Китаем и Россией. В конце декабря 2019 г. Россия, пригласив к участию Китай и Иран, провела 4-дневные военно-морские учения «Пояс морской безопасности» в районе Персидского залива, Оманского залива и восточной части Индийского океана – это воды, которые до сих пор контролировались Пятым флотом ВМС США. Учения протестировали возможности порта Чабахар в качестве будущего соперника базы ВМС  США в Бахрейне. Более того, в сентябре 2020 г. иранские военные принимали участие в проводимых Россией международных  военных учениях на Кавказе.

Китай и Россия организуют сопротивление санкциям США против Ирана, в том числе вторичным. В августе Китай и Россия совместно старались убедить других членов Совбеза ООН, в том числе таких традиционных союзников США, как Франция и Великобритания, вынести на обсуждение отмену санкций, введённых администрацией Трампа. Когда госсекретарь США Майк Помпео потом  объявил о введении санкций против китайских и гонконгских компаний и организаций за содействие перевозкам грузов из Ирана, Дмитрий Полянский, зам.полпреда России при ООН, дерзко написал: «Не Соединённым Штатам  указывать нам или кому-то ещё, что можно делать, а что нельзя».

На региональной конференции 2019 г. в Пекине китайские и российские представители ясно дали понять, что у их стран общая цель  —  сместить США с позиции глобального лидера. Они стремятся создать многополярную систему, вместо той, в которой доминировали США. Зариф написал в Твиттере, что его страна тоже «отвергла односторонний подход США и их попытки создания однополярного мира».

Важнее всего дела

Байден понимает, что ему нужно будет возобновить переговоры с Ираном. Будучи кандидатом в президенты, он написал, что если Тегеран вернется к строгому соблюдению ядерной сделки, «я снова присоединюсь к соглашению и воспользуюсь нашей возобновленной приверженностью дипломатии, чтобы вместе с нашими союзниками работать над его укреплением и расширением, при этом более эффективно давая отпор другой дестабилизирующей деятельности Ирана». Будущая администрация признает, что она не может игнорировать важное значение Ирана для региона Персидского залива.

Однако новой американской администрации будет нелегко убедить руководство Тегерана, для которого «важнее всего — дела», что возобновленный или новый договор не будет отменён так же, как и первоначальный. Более того, несмотря на давление санкций, лидеры Ирана проявили непоколебимость в стремлении к региональной гегемонии и выживанию режима. Слабо верится, что теперь они захотят ограничить вооружённый потенциал своей страны, когда их соперники в других странах Персидского залива его наращивают. Возможно, Байден захочет переманить Тегеран от Пекина и Москвы, но ему почти нечего предложить стране, которая не стремится к союзу с США и не желает такого союза.

Китай и Россия — единомышленники, которые нужны Ирану, стремящемуся стать мощным игроком в новом мировом порядке. Имея на своей стороне эти могущественные режимы, верховный лидер Али Хаменеи может делать ставку на то, что мировое господство США, как он и сказал когда-то, «не продлится долго», а Зариф может курсировать между Тегераном, Пекином и Москвой, чтобы укреплять новую тройственную ось и обеспечивать комфортное положение Ирана в её центре.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0