Германия заявляет об успешном снижении выбросов СО2, но при этом становится более зависимой от России

3 февраля германский министр экономики Петер Альтмайер заявил, что Германия превзошла поставленную ранее цель – сократить на 40 процентов выбросы парниковых газов по сравнению с уровнем 1990  года. Несмотря на явное влияние глубокого экономического спада, вызванного пандемией коронавируса, Альтмайер заявил, что за последние тридцать лет выбросы сократились на 42 процента: «Мы достигли нашей цели по снижению эмиссии углерода не только благодаря коронавирусу, но и в результате успешной торговли квотами».

Альтмайер имел в виду европейскую систему, в рамках которой компаниям энергетического и производственного секторов выделяется определенная квота на выбросы парниковых газов.  Затем эти квоты можно купить или продать. Германия ввела аналогичную систему на национальном уровне для секторов теплоснабжения и транспорта.

Падение выбросов на 42 процента – впечатляющий успех, но его необходимо оценивать объективно. Временные рамки примерно соответствуют воссоединению Восточной и Западной Германии. Как известно, вскоре после этого были выведены из эксплуатации многочисленные старые и неэффективные тепловые станции, работавшие на буром угле. Впрочем, как бы то ни было, Германия, несомненно, заслуживает всяческого одобрения, хотя падение показателей эмиссии в 2020 году непосредственно связано с экономическим спадом из-за Covid-19.

Альтмайер признал, что в 2020 году экономика Германии сократилась на 5 процентов, хотя и отметил, что эта цифра оказалась меньше, чем предсказывали эксперты. В то же время, он подчеркнул, что даже без этого крупнейшего спада после финансового кризиса 2009 года Германия все равно выполнила бы свой целевой показатель по выбросам в 2020 году.

По иронии судьбы, снижение эмиссии парниковых газов в Германии происходит на фоне ее попыток отбиться от американских санкций, чтобы завершить строительство трубопровода «Северный поток-2» по дну Балтийского моря. Таким образом, Германия, по всей видимости, движется одновременно в двух противоположных направлениях. С одной стороны, она провозглашает свою победу в борьбе за снижение вредных выбросов в целях защиты окружающей среды. А с другой стороны, Германия стремится иметь гарантированный источник поставок ископаемого топлива из страны, которая добывает этот природный газ в экологически уязвимом районе Арктики с сомнительными гарантиями экологической безопасности. Это сочетание является крайне неблагоприятным для немецкого потребителя. Цены на электроэнергию в Германии – одни из самых высоких в мире. Они составляют около 30 центов за киловатт-час, что почти в три раза больше, чем в США.

Несмотря на масштабные усилия по переходу к использованию возобновляемых источников энергии в рамках программы «Energiewende», Германия остается крупнейшим потребителем природного газа в Европе. Чтобы удовлетворить потребности своей экономики, Берлин по-прежнему импортирует более 60 процентов энергоносителей.

В политическом аспекте, это ставит Германию в крайне невыгодное положение. Поскольку ее зависимость от российского природного газа растет, Германии становится все труднее откровенно высказываться по политическим вопросам, которые могут отразиться на ее гражданах и союзниках, включая недавние массовые протесты и репрессии в России после ареста оппозиционного лидера Алексея Навального.

Внутри страны растет давление на правительство со стороны Партии зеленых, которая требует отказаться от «Северного потока-2» из-за истории с Навальным. Однако, лидер Христианско-демократического союза Армин Лашет, наотрез отказался это делать. Лашет, считающийся вероятным преемником Ангелы Меркель на посту канцлера заявил, что «душеспасительные нравоучения и внешняя политика – это разные вещи».

Лашет, Альтмайер и Меркель находятся в довольно щекотливом положении. Идеи зеленых популярны в Германии и Европе в целом, и немецкие власти любят публиковать цифры, показывающие снижение выбросов и свидетельствующие об их успехах в «спасении планеты». Однако, непомерно высокие цены на энергоносители не пользуются популярностью, как и зависимость Германии от России, особенно учитывая тот факт, что Берлин хочет взять на себя ведущую роль в формировании европейской внешней политики.

После объявления о снижении выбросов парниковых газов, Меркель заявила, что Германия существенно снизит объем эмиссии в транспортном секторе. Этот показатель практически не изменился с 1990 года, и пока остается неясно, как именно будет решаться эта задача, и каковы будут последствия.

В определенном смысле, Германия представляет собой микрокосм, отражающий суть глобальных энергетических дебатов. Сократив производство энергии за счет сжигания ископаемого топлива и выведя из эксплуатации неэффективные угольные станции коммунистической эпохи, Германия сократила свои выбросы. Теперь она очертя голову бросилась наращивать мощности возобновляемых источников. И в то же время, Германия остается как минимум столь же зависимой от ископаемого топлива, как и прежде, причем, по иронии судьбы, она полагается на те же источники, использующие старые методы добычи, сохранившиеся с коммунистических времен.

Многие страны во всем развитом мире копируют осуществляемый в Германии «переход от ископаемых видов топлива к возобновляемым источникам». Однако, пока это происходит, Россия, страны ОПЕК и Китай идут другим путем – они продолжают развивать свою нефтегазовую индустрию. Без ясной концепции перехода развитый мир может оказаться еще более зависимым от России и ОПЕК, чем когда-либо с семидесятых годов, а Китай может достичь преимуществ, идя собственным путем. Едва ли это именно тот результат, которого хотели добиться развитые страны, когда формулировали свою энергетическую политику. Такой сценарий развития событий может предвещать очень опасное будущее.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0