Непростые российско-турецкие отношения под угрозой ухудшения из-за событий на Донбассе

Неделю назад, 16 марта Россия и Турция отметили столетие Московского договора о дружбе и братстве и обменялись по этому случаю дипломатическими любезностями. Спикер турецкого парламента Мустафа Сентоп заявил, что Россия – «не только наш сосед, но также наш друг и партнер». Официальный представитель Министерства иностранных дел России Мария Захарова сказала, что отношения между двумя странами базируются «на принципе добрососедства» и добавила, что Россия готова и впредь взаимодействовать с Турцией во всех областях, включая инвестиционное сотрудничество, развитие инфраструктуры и энергетику.

Российская корпорация «Росатом» приступила к строительству третьего ядерного реактора на АЭС «Аккую». Средства предоставляются российскими инвесторами. Ожидается, что атомная электростанция будет стоить около 20 миллиардов долларов, 93 процента из которых поступят от «Росатома», а строительные работы ведутся совместным турецко-российским предприятием.

Однако, в российско-турецких отношениях, мягко говоря, не все благополучно. На самом деле, они всегда были сложными. Несколько лет назад, в ноябре 2015 года, когда истребитель турецких ВВС сбил российский бомбардировщик Су-24 в небе над турецко-сирийской границей, и разразился опасный кризис. Некоторые российские политики даже предлагали аннулировать Московский договор. Российский МИД всерьез рассматривал целесообразность такого шага в качестве мощного политического сигнала президенту Турции Реджепу  Тайипу Эрдогану, но в конце концов Москва отказалась от этой идеи, стремясь к деэскалации напряженности со своим соседом, и удовлетворилась официальными извинениями. Сегодня Москва и Анкара не являются близкими союзниками, но остаются важными партнерами.

Двусторонние отношения в прошлом всегда были конфликтными: так называемые русско-турецкие войны, которые вели Российская и Османская империи, известны как одни из самых продолжительных в истории. Можно сказать, что они оставались врагами вплоть до Первой мировой войны. Московский договор 1921 года стал соглашением между Советской Россией (РСФСР) во главе с Владимиром Лениным и революционным Великим национальным собранием Турции во главе с Мустафой Кемалем Ататюрком, в то время когда правительство последнего султана Османской империи Мехмеда VI все еще было признано большей частью международного сообщества. Этот договор позволил, наконец, установить дружественные отношения между двумя странами. Подписав его, Россия признала тогдашние границы Турции (а также Армении, Азербайджана и Грузии), позже подтвержденные Карским договором, заключенным в октябре 1921 года.

Эти границы существуют до сих пор, и по сей день они являются предметом спора между Турцией и Арменией. Анкара поддерживала Азербайджан, своего близкого союзника, в так называемой первой нагорно-карабахской войне с 1988 по 1994 год. В прошлом году, когда Азербайджан начал новую войну за Нагорный Карабах, Турция оказала ему значительную военную помощь, и эта война стала событием, которое, возможно, глубоко изменило российско-турецкие двусторонние отношения. Целью этого шага Турции было как расширение сферы своего влияния, так и ослабление позиций России в регионе.

В октябре 2020 года Россия нанесла удары с воздуха по учебному лагерю группировки «Файлак аш-Шам», альянса суннитских исламистских повстанцев, который поддерживает Турция. Это было явным предупреждением, которое Москва послала турецким властям в Анкаре. Российский президент Владимир Путин был участником соглашения о перемирии, подписанного между Азербайджаном и Арменией. После того как армянские войска оставили азербайджанские территории (в рамках мирного договора), Россия и Турция подписали соглашение о создании совместного наблюдательного центра в Нагорно-Карабахском районе. В настоящее время около 2 тысяч российских военнослужащих находятся в Лачинском коридоре между Нагорным Карабахом и Арменией, где они развернуты для выполнения миротворческих функций.

Сегодня осуществляются совместные российско-турецкие операции в Нагорном Карабахе и Сирии. Однако, поддержка, оказанная Турцией недавним украинским наступательным действиям на Донбассе, является серьезной проблемой, как, впрочем, и членство Турции в НАТО. Об этом в прошлую среду заявил российский министр иностранных дел Сергей Шойгу, который назвал эти обстоятельства препятствием для сотрудничества. Хотя министр отметил, что нынешние российско-турецкие совместные операции являются «плодотворными» (Россия и Турция вместе патрулируют северо-восточные районы Сирии, где они борются с терроризмом) и взаимопонимание остается возможным, он также подчеркнул, что сотрудничество осложняется именно членством Турции в НАТО.

По всей видимости, существует также геополитическая и геостратегическая проблема: интересы России и Турции имеют тенденцию к столкновению на Кавказе и в Центральной Азии. А их соперничество на Ближнем Востоке давно приобрело печальную известность. Гибридное соперничество между Россией и Турцией – одна из закономерностей, которая прослеживается, в том числе, и в нынешнем конфликте в Ливии. С другой стороны, союз с Турцией, с точки зрения Москвы, способен еще больше подорвать позиции НАТО, которое на сегодняшний день в значительной степени существует именно для того, чтобы противостоять России (и Китаю). Что касается Турции, ее прежни амбиции по вступлению в Европейский Союз, сегодня, судя по всему, не имеют сколько-нибудь существенных шансов на успех.

Двусторонние отношения между Москвой и Анкарой продемонстрировали свою способность преодолевать региональные противоречия, но напряженность между ними все же нарастает. Развитие событий на Донбассе в последние дни может стать очередным испытанием этой способности.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0