По лезвию бритвы: российско-израильские отношения в условиях новых вызовов

Продуктивные отношения России с Израилем остаются одной из главных опор ближневосточной архитектуры безопасности. Двум странам удается, несмотря на многочисленные разногласия, сотрудничать по проблемам, представляющим взаимный интерес. Однако это хрупкое равновесие в последнее время сталкивается с серьезными вызовами, которые связаны с внешнеполитическим курсом новой администрации США, а также внутренней политической нестабильностью в Израиле.

На протяжении двух последних десятилетий Россия и Израиль поддерживали, и даже дружеские отношения, взаимно избегая пересечения красных линий. Между израильским премьер-министром Биньямином Нетаньяху и российским президентом Владимиром Путиным сложились хорошие личные отношения и взаимопонимание. Россия и Израиль сумели избежать игры «с нулевой суммой», несмотря на растущую враждебность между Москвой и Вашингтоном, стратегическим союзником Израиля, и ее тесные отношения с главным противником Израиля, Ираном. Этого не произошло даже после того, как Москва вступила в коалицию с Тегераном в 2015 году, начав военную операцию в Сирии на стороне режима Башара аль-Асада в союзе с «Хезболлой». Тем не менее, углубляющиеся разногласия между администрацией Байдена и Кремлем, сохраняющаяся напряженность на Ближнем Востоке, а также внутренняя политическая нестабильность в Израиле угрожают тонкому балансу, выстроенному Москвой и Иерусалимом.

У России и Израиля есть пересекающиеся интересы, которые сближают две страны. С российской стороны отношения всегда опирались на личную симпатию президента Путина к Израилю и еврейскому народу, а также на способность России таким образом разделять свои внешние связи, чтобы поддерживать диалог с различными странами, несмотря на разногласия по тем или иным политическим вопросам. С израильской стороны на протяжении последнего десятилетия связи с Россией основывались на признании израильским стратегическим сообществом того факта, что в конфликте с ХАМАС, «Хезболлой», Ираном и Сирией Россия превратилась в доминирующую силу, обладающую уникальной способностью эскалации или деэскалации конфликтов. Кроме того, в Израиле проживает большая русскоязычная община евреев из стран бывшего Советского Союза, которая может способствовать культурному диалогу. Итак, еще до октября 2015 года, когда Россия начала военную операцию в Сирии, но еще более активно после этого Израиль работал над поддержанием хороших отношений с Россией, одновременно продолжая так называемую «кампанию между войнами» против подрывной деятельности Ирана.

Реакция Израиля на аннексию Крыма в 2014 году — один из наиболее ярких примеров его дифференцированного подхода, в основе которого лежит стремление избежать конфликта с Москвой, не подвергая при этом угрозе жизненно важные союзнические отношения Иерусалима с Вашингтоном. Именно поэтому Израиль, например, пытается избегать высказываний по поводу сомнительной внешней политики Кремля. Тем не менее, как отмечается в докладе института Кеннана за 2019 год, Иерусалим «с пониманием относится к обеспокоенности Вашингтона по поводу вредоносной деятельности России и ограничивает масштаб своих контактов с Москвой в сфере безопасности».

И все же способность Израиля поддерживать теплые отношения с Россией не отменяет напряженности и противоречий, которые делают двусторонние связи уязвимыми перед внешними факторами. Во-первых, главными союзниками России на Ближнем Востоке оказались заклятые враги Израиля – Иран, «Хезболла» и Асад, что само по себе создает напряженный фон для российско-израильских отношений. Во-вторых, несмотря на договоренности о предотвращении непреднамеренных конфликтов между вооруженными силами двух стран, достигнутые вскоре после вступления России в военную кампанию в Сирии, определенные трения и разногласия всегда оставались неизбежными. Так, между ними вспыхнул конфликт после того, как в сентябре 2018 года российский разведывательный самолет был по ошибке сбит сирийскими силами противовоздушной обороны в тот момент, когда в небе над Сирией действовали израильские истребители. Россия обвинила Израиль в «создании опасной ситуации», возложив на него ответственность за случившееся. Израиль принес извинения, но, как сообщается, продолжает наносить удары по иранским объектам в Сирии, несмотря на явное неодобрение России.

Этот и без того сложный и чувствительный баланс интересов может еще более осложниться из-за нового, более жесткого курса администрации Байдена в отношении России. Способность Израиля выстраивать конструктивные отношения с Россией, несмотря на их разногласия, ограничена, поскольку эти отношения не должны повредить стратегическому союзу с Соединенными Штатами, который имеет особую важность для международного статуса и национальной безопасности Израиля. Это было относительно несложно при администрации Трампа, которая сочувствовала правительству Нетаньяху и не столь критично относилась к Кремлю. Дональд Трамп неоднократно отмечал по различным поводам, что хотел бы иметь рабочие отношения с Путиным. Теперь, при администрации Байдена, эта задача становится сложнее, поскольку борьба с российским авторитаризмом и вредоносной деятельностью объявлена одним из приоритетов внешней политики Соединенных Штатов.

Нестабильность внутренней обстановки в Израиле также может создать помехи для российско-израильских отношений. В ходе последних выборов, четвертых за два года, Нетаньяху не сумел набрать достаточно голосов для создания стабильной коалиции, а это означает, что он либо будет отстранен от должности премьера, либо, если он останется, его политика станет более хаотичной. В любом случае в ближайшее время следует ожидать новых выборов. В случае реализации первого сценария, если коалиция противников Нетаньяху сможет сформировать правительство, им придется выстраивать новые отношения с Путиным, а это будет непросто, учитывая ужесточение позиции администрации Байдена в отношении России и нервозность Кремля на фоне опасений, связанных с ростом русофобии и конфронтации с Западом.

Если Нетаньяху все же останется премьер-министром, у него будет правительство меньшинства или ненадежная коалиция. При таком сценарии он, скорее всего, сумеет сохранить свои отношения с Путиным, несмотря на ужесточение условий. Однако это будет связано с риском одновременно вызвать гнев у администрации Байдена и позволить Кремлю воспользоваться слабостью Израиля, как это произошло во время визита Путина в Иерусалим в январе 2020 года, когда российский президент использовал мероприятие, посвященное 75-й годовщине освобождения Освенцима, для пропаганды российского нарратива о Второй мировой войне.

Итак, на фоне все более напористой внешней политики администрации Байдена и внутренней политической нестабильности Израиля хрупкий баланс российско-израильских отношений остается напряженным и уязвимым. Эта напряженность может еще больше усилиться в случае вспышки боевых действий на Ближнем Востоке, где Москва демонстрирует решительность. Израиль и Россия могут оказаться по разные стороны региональных конфликтов, что выявит пределы их способности поддерживать дружественные отношения.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0