Мировой продовольственный кризис: 6,8 миллиардов потребителей… и счёт продолжается

Источник перевод для mixednews — lilu

Буэнос-Айрес, Аргентина. Бумага не в моде, в моде материальные вещи. Это говорят нам сейчас рынки. Доллар, эта эзотерическая, плавающая абстракция, на основании которой финансовый мир возводит свои экономики как замки из песка, достиг нового минимума сезона на этой неделе, когда индекс доллара опасно заигрывал с уровнем поддержки в 77 пунктов. «Материальные вещи», которые измеряются индексом CRB, между тем, выросли до психологической контрольной отметки в 300 пунктов.

И действительно, куда ни глянь, материальное везде на марше.

Золото на торгах достигло очередного рекорда — более 1365 долларов в четверг, затем его цена немного снизилась, примерно до 1345 долларов на момент написания этой статьи. Цена нефти выросла до 84 долларов за баррель на этой неделе, а медь пробила отметку в 3,75 доллара, всё ближе подбираясь к максимуму 2008 г. в 4,08 доллара. Цена на серебро, стараясь не отстать, доползла до нового максимума этого года в 23 доллара за унцию к утру пятницы.

Послание г-на Рынка в ожидании программы ФРС QEII (второй раунд монетарного стимулирования — модный жаргон, означающий «печатание денег») выражено чётко: инвесторы всё больше предпочитают воздержанные, приветливые объятия физических материалов неослабевающему пьяному злоупотреблению валютой, которым занимаются центральные банки мира.

Фактически почти всё выросло в цене в долларовом выражении в последнее время… за исключением, конечно, репутации тех, кто ответственен за разрушение доверия к ней.

В то время как индекс доллара США понизился на 12,4% с начала июня по конец сентября — хотя заголовки газет настойчиво кричали о слабом евро — всё остальное приносило прибыль. Наши партнёры с The 5 нарисовали вот этот небольшой ясный график, который даёт реальное представление о происходящем в широком контексте:

Один особенно примечательный — и тревожный — компонент стремящегося в небо мирового тренда на товарных рынках можно найти в сельскохозяйственном секторе. На ситуацию здесь частично влияет слабый доллар, а частично — динамика спроса и предложения. Однако в отличие от металлов или энергоресурсов сельскохозяйственный компонент товарного комплекса обычно не является инструментом «долларовой диверсификации» для растущего среднего класса развивающихся рынков или для 1,2 миллиарда (по данным ООН) голодных душ по всему миру. Для них еда является необходимостью, а не инвестиционной стратегией. Поэтому спрос на основные продукты питания не обладает такой же эластичностью цен, как, например, iPod или новый модный электрический консервный нож. И так как мировое население увеличится к середине века до 9 миллиардов человек, то можно поспорить, что это является длительным трендом.

Частично в связи с этой реальностью на рынке сельскохозяйственных товаров — или «агро» — в этом году происходило заметное оживление.

Пшеница, со своей стороны, возвращается на докризисный уровень 2008 года. Цены выросли на 75% с июня месяца, так как черноморский регион страдает от самой тяжёлой жары за последние почти пятьдесят лет. Затронутый жарой регион обычно производит примерно четверть всего мирового урожая. Таким образом, эксперты прогнозируют, что урожай в России достигнет в этом году около 60 миллионов тонн, что довольно скромно по сравнению с 75 миллионами тонн, потребляемыми внутри страны. Москва уже ввела запрет на экспорт зерновых до конца 2011 года.

Крис Уифер, главный экономист в «Уралсиб Файнэншл», заявил недавно «Файнэншл Таймс», что даже принимая во внимание запасы страны в 9,5 миллионов тонн «Мы думаем, что у России будет нехватка зерна в 17 миллионов тонн, и ей придётся импортировать зерно в следующем году».

Конечно, кризисы предложения существуют столько же, сколько сама мать-природа. Экстремальные погодные условия, возможно, породили библейское понятие о «семи тучных годах, за которыми следуют семь тощих лет». Засухи в Австралии, наводнения в Пакистане, жара в регионе Чёрного моря и внезапное похолодание на юге, всё вместе это затрудняет мировое производство, и затрудняло тем или иным образом в течение тысячелетий. Но теперь как никогда рост мирового населения и появление среднего класса в развивающихся рынках уравнивают эту важную погрешность.

Как сообщает Хавье Блас в «ФТ», «…самым важным базовым трендом является подъём развивающихся рынков, где есть не только растущее число ртов, которые надо накормить, но и где люди с растущими доходами хотят потреблять более качественную пищу — а именно курятину, свинину и говядину. Это, в свою очередь, увеличивает мировой спрос на зерновые в качестве корма для животных».

Маис, например, вырос более чем на 40% с июня месяца, так как норма мировых запасов с «пропорцией запасов к потреблению» домашней птицы в 12% снизилась до минимального уровня почти за четыре десятилетия. Неблагоприятные погодные условия в США запустили повышение цен, но в действительности оживление на рынке подстегнуло сообщение о том, что Китай, которому нужно кормить самый быстрорастущий средний класс на планете, импортировал рекордные 432000 тонн продовольствия в августе. Эта тенденция тем более тревожна, по крайней мере с геополитической точки зрения, если знать, что США отводят лишь немногим более трети всего своего урожая сельскохозяйственных культур на этанол для производства горючего — напрасный труд, который заставил одного комментатора заявить, что эта программа является вопиющим примером «неприемлемого, финансируемого правительством сжигания пищи».

Разумеется, рука государства всегда является бременем для производства, но когда речь заходит о еде, вопрос быстро превращается из простого или небольшого неудобства в серьёзный и даже апокалиптический вопрос жизни и смерти.

Более того, если такие аналитики как Джон Клеммоу из UBS правы, тогда то, что произойдёт в ближайшие месяцы, может затмить даже эпические кризисы 2008 года.

«Клеммоу утверждает, что несмотря на бунты и нормирование продуктов в то время, в 2008 году не было дефицита риса», передаёт The 5 на этой неделе. «Дефицит продовольствия два года назад являлся результатом паники правительств по поводу поставок».

Но «в отличие от 2008 года», говорит Клеммоу, «теперь существует возможность того, что учитывая имеющиеся запреты на экспорт, проблемы с урожаем в Пакистане и большое подозрение, что Китай и Филиппины будут импортировать продовольствие в больших количествах, нас может ожидать основательное сжатие (предложения)».

«Рис — это новая железная руда», — заключает Клеммоу — «а маис — новое золото».

Как ясно продемонстрировали продовольственные кризисы 2008 года, привычки потребления пищи в мире очевидно приближаются к важной точке перегиба (кривой), когда голодное население развивающихся стран в буквальном смысле отхватывает часть способности рынка амортизировать потрясения с поставками. Было бы глупо и аморально винить голодных людей в том, что они требуют свой хлеб насущный… и равным образом безрассудным предполагать, что они будут когда-либо довольны, не имея его.

С уважением,

Джоэл Боумэн для The Daily Reckoning

Джоэл Боумэн является главным редактором The Daily Reckoning. После изучения медиа-коммуникаций и журнализма в родной стране — Австралии, Джоэл перебрался в Балтимор, где стал работать в команде «Agora Financial». Большой интерес к путешествиям и макроэкономике привёл его в Нью-Йорк, где он регулярно делал сообщения с Уолл-стрит, и теперь он пишет и живёт в разных уголках мира.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. […] This post was mentioned on Twitter by Город финансов, Saveli Bikadorov. Saveli Bikadorov said: Мировой продовольственный кризис: 6,8 миллиардов потребителей… и счёт продолжается http://mixednews.ru/?p=1862 […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *