В ловушке интернет-монополий

Источник перевод mixednews

13.11.2010

Насколько тяжело было бы прожить неделю без Google? Или, если уж на то пошло, без Facebook, Amazon, Skype, Twitter, Apple, eBay and Google? Это конечно не невозможно, но даже для умеренных пользователей интерента, это было бы реально тяжело. Отказаться от Google и Amazon, это просто неудобно; отказ от Facebook или Twitter означает отказ от целой категории деятельности.

Интернет уже давно приводят в качестве примера того, как должен выглядеть свободный рынок — конкуренция в чистом виде. Так почему же он всё больше начинает напоминать настольную игру Монополия? Большинство сфер сегодня контролируется одной превалирующей компанией или олигополией. Google владеет поиском; Facebook — социальными сетями; eBay правит аукционами; Apple доминирует в сфере онлайн-контента; Amazon — розничная торговля; и так далее.

Существует цифровой Kashmirs, спорные территории, которые остаются открытым полем, как и цифровые публикации. Но владеющие крупными фирмами пользуются удивительно  защищёнными границами последние пять лет, защищающими их основные рынки. Майкрософовский поисковик Bing, запущенный в прошлом году гигантом с 40 миллиардами на руках, захватил в прошлом году 3.25% общего количества запросов (у Google остаётся 83%). Однако никто не ожидает, что Buzz от Google и правда посягает на рынок Facebook, или например Skype отнимет кусок у Twitter. Хотя границы вторжения доминантные фирмы сохраняют под своим контролем, как венчурный бизнес они в основном провалились.

Расцвет приложений (специальных программ, которые запускаются на мобильных устройствах или Facebook) может показаться распределением функций между горсткой контор, даже это развитие кажется частью большого тренда. Чтобы выжить, все приложения должны обеспечить себе место на платформах монополистов, таким образом укрепляя доминирование монополистов на рынке.

Сегодняшние границы в интернете возможно в конечном итоге изменятся, особенно при появлении новых рынков. Но трудно избавиться от мысли что мы живём в эпоху крупных информационных монополистов. Может ли это означать что свободный рынок имеет тенденцию к дрейфу в сторону монополий?

История американских информационных компаний предполагает, что ответом может быть «да». В течении долгого времени конкуренция была исключением, правили монополии. Не считая кратких периодов открытости, созданной новыми изобретениями или антимонопольными прорывами, любая среда начиная с телеграфа, в конечно итоге превращалась в монополию. На самом деле многие из этих фирм если и не такие же могущественные как некогда были, до сих пор живы-здоровы, например AT&T, Paramount и NBC.

Интернет-отрасль развивается в значительной степени также, как и любая другая отрасль, которая зависит от трансляционной сети: на рынке может преобладать одна фирма, если её продукт становится более привлекательным для каждого из пользователей, и их число продолжает расти. Это было ключевым фактором для телеграфной монополии Western Union в 19 веке, и к телефонной монополии её преемника AT&T. Услуги Bell понравились людям больше, чем чьи-либо ещё, так что ещё больше потребителей становятся зависимыми от них в цикле обратной связи растущей доле рынка. Чем больше пользователей они захватили, тем более недосягаемой она становится для конкурентов.

В конце девяностых существовало множество конкурирующих поисковиков, вроде Lycos, AltaVista and Bigfoot. В 2000-ых существовало множество социальных сетей, например Friendster. Это мы, все вместе, сделали Google и Facebook доминирующими. Крупные сайты были быстрее, лучше и легче в использовании, нежели их конкуренты, и преимущества только росли с ростом пользователей. Но все эти по отдельности правильные решения регистрироваться на одних и тех же сайтах стали результатом того, что никто в принципе не желал мира с возможностью выбора.

Каждый раз, когда мы следуем за лидерами, якобы по объективным причинам, последствием этого для нас является сокращение выбора. Это является важным принципом информационных экономикэ: Власти на рынке редко захватывают настолько много, что от части приходится отказываться, и решение об отказе рождается в малой степени исходя из взвешенных решений, нежели просто из-за перебора.

Мы бы не беспокоились относительно монополии так сильно, если бы она ограничивалась определёнными условиями. Если бы превалирование Facebook среди соцсетей ограничивалось скажем десятью годами, или даже лучше, если бы компания закончила тем, что потеряла бы своё техническое превосходство, то сама по себе идея монополий казалась бы почти здоровой. Проблема в том, что доминирующие фирмы как члены Конгресса или африканские диктаторы: они редко сдаются, даже если совершенно точно пережили свои лучшие времена. Столкнувшись со спадом они делают всё возможное чтобы сохранить власть. И из-за этого страдают большинство из нас.

AT&T, почти полностью доминировавшее в телефонной сфере с 1914 до распада 1984-го, всё время откладывало введение более низких тарифов и инновационных технологий, которые в конечном итоге привнесли новые участники рынка. Голливуд в 1930-ых обрёл успешный контроль над производством американских фильмов, и даже сейчас в некоторой степени ослабленном виде остаётся в силе. Информационные монополии могут иметь очень долгий процесс полураспада.

Сокращающиеся информационные монополии часто находят для себя жизненные источники в лице дяди Сэма. Правительство часто берёт под своё крыло эти монополии информационной индустрии. Иногда эта протекция приносит взаимную пользу, когда владелец информационной сети предоставляет государству что-нибудь взамен, например несанкционированное прослушивание телефонных разговоров.

Итоговое долгое доминирование NBC, CBS and ABC над сетями вещания являлось следствием протекции правительства, когда они вначале пулучили защиту от FM-радио (сети вещания находились на АМ), а затем от кабельного телевидения, которое они подавляли на протяжении десятилетий. Сегодняшнее доминирование Verizon и AT&T в предоставлении услуг беспроводной связи отчасти обусловлено поддержкой правительства, и, следовательно, их ниша является возможно самой безопасной во всей индустрии. Монополии возможно и являются естественным развитием, но самые долгоживущие из них обязаны этим государству. Но никто ещё не придумал лучшего способа подорвать своего конкурента, чем когда он вынужден соблюдать комплекс регулирующих правительственных предписаний.

Информационные монополии имеют тенденцию развиваться от хорошего к лучшему в краткосрочной перспективе, и от плохого к худшему в  долгосрочной. Какое-то время фирмы предоставляют большие удобства, хорошую эффективность и ослепительные инновации. Вот почему молодые монополии часто сравнивают с золотыми средними веками. Сегодня единственный поисковик делает жизнь почти каждого легче и проще, также, как единственная телефонная рабочая сеть делала это сто лет назад. Монополии также генерируют непропорционально большие доходы, которые могут быть реинвестированы в дальнейшую экспансию, исследования и даже общественные проекты: AT&T опутала проводами всю Америку и изобрела транзистор; Google занимается сканированием мировых хранилищ.

Недостатки проявляются позже, и желание инноваций сменятся просто волей к власти. В 30-ых AT&T предприняла странные луддитские меры для подавления собственного изобретения магнитной записи, из-за страхов того, что оно будет сдерживать использование телефона. Расходы монополий в основном покрываются за счёт предпринимателей и новаторов. В долгосрочной перспективе последствия сказываются на потребителях более тонко, чем когда они были динамичной частью экономики.

Эти негативные эффекты являются причиной того, почему такие люди как например Теодор Рузвельт, Луи Брандейс или Турман Арнольд считали монополии злом, которое должно быть уничтожено федеральными судами. Они взяли на вооружение практически буквальное чтение Закона Шермана, который гласит: «Любое лицо, являющееся монополистом… должно быть признано виновным в совершении тяжкого преступления». Но сегодня нам не хватит бессердечия, чтобы подвергнуть эвтаназии такие бодрые фирмы как Facebook, которые знают о нас больше, чем приснопамятная IRS.

Интернет всё ещё относительно молод, и мы живём в золотой век этих монополистов. Мы также можем утешаться тем, что большинство из гигантов интернета осознают свою невероятную власть, и в определённой степени имеют некоторое ощущение определённых обязательств перед общественностью. Возможно если мы будем бдительны, то сможем продлить доброкачественную фазу их правления. Но давайте не будем делать вид, как будто мы не живём в эпоху монополий.

Статьи по теме: Расцвет потребления в социальных сетях


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *