Год 2013-й, первые шаги в хаотичном «мире после»

Источник перевод для mixednews – josser

Текущий геополитический беспорядок, большей частью предсказывавшийся ЕЛПП/Европа-2020 с февраля 2009 года (GEAB №32), стал следствием распада мирового масштаба, который только усилится в течение года, в разгар глобальной рецессии. Завершение периода лидерства традиционных держав вызовет в 2013 году глобальный хаос с появлением первых контуров «мира после».

Это будет мрачный год для Соединённых Штатов, теряющих свой статус единственной сверхдержавы и обнаруживающих свою неспособность повлиять на строительство нового механизма глобального управления. Ибо если пути обретения преимущества в игре отчаянно ищут все игроки, то лишь готовые к ударным волнам страны и регионы могут вообще надеяться на то, чтобы иметь влияние на формирование «мира после». Объединения любого рода – СЕЛАК, УНАСУР, МЕРКОСУР, АЛБА, КАН, ЛАИ, НАФТА, ОАГ, АС, НЕПАД, САДК, КОМЕСА, ЭКОВАС, ЗАЭВС, ЦАВЭС, ЛАГ, ЕС, ЕАСТ, АСЕАН, АСЕАН+3, ВАС, БРИКС, КАСШГ, Евразийский союз и т.д. – отражают подобные попытки, но все они различаются по степени развитости, однородности и стойкости к надвигающемуся шторму.

Евроленд, рождённый в кризисе и усиливающийся с каждой волной подобно приливной электростанции, Азия и Южная Америка лучше подготовлены к тому, чтобы стать победителями в «перетасованном» мире, тогда как старые державы, такие как Соединённые Штаты, Соединённое Королевство, Израиль, Япония и т.п., не справляются с задачей адаптации к многополярному посткризисному миру и оказываются в крайне сложной ситуации. Идёт чрезвычайно открытая мировая игра, которая дарует многочисленные шансы тем, кто пытается за них ухватиться. Это видно на Ближнем Востоке, где народы берут в свои руки возможность изменить регион в соответствии с их чаяниями; в странах БРИКС, где их наступающие пешки приближаются к упадочным державам; а также в Европе, в которой каждый вал кризиса создаёт энергию, необходимую для того, чтобы приспособиться к вызовам завтрашнего дня.

Экономическая ситуация (рецессия) и геополитика (основной очаг напряжённости на Ближнем Востоке, но также и в Азии (1) и т.д.) делают 2013 год сложным и опасным периодом с возможными инцидентами, что усиливает относительную привлекательность стабильных регионов, пользующихся выгодами указанного положения. Разумеется, всё относительно, но насилие по всему миру в 2013 году обоснованно делает Евроленд одним из немногочисленных островков мира, стабильности и комфорта… а для инвесторов он будет одним из немногих регионов, предлагающих хоть какую-то обозримую перспективу на будущее (2). Это создаст мощный двигатель для выхода в 2013 году из европейского кризиса.

Сближение Евроленда с БРИКС, ещё одной группой стран, являющейся носителем будущего, стало бы важным вкладом в пользу необходимых (3) реформ глобального управления. Следующий саммит «Группы двадцати» в сентябре в Санкт-Петербурге – впервые за всё время вне зоны влияния Запада – это последний шанс для того, чтобы взяться за решение вопросов первостепенной для глобального управления важности, в том числе касающихся реформы международной валютной системы. Потому что наиболее приспособившиеся в 2014 году регионы уже завоёвывают своё место в «мире после».

Доли стран и регионов в мировом потреблении среднего класса, 2000-2050 гг. – Источник: ОЭСР

В этом 70-м выпуске GEAB наша команда будет анализировать распад и перестройку, начав с катализатора этой существующей напряжённости – Ближнего Востока. Большая часть посвящена Европе, добивающейся, через Евроленд, пропуска в «мир после». Для понимания указанных событий в Евроленде необходимо понимать, что происходит у его ключевых игроков, Германии, и поэтому мы проводим всестороннее исследование немецкого политического ландшафта и приближающихся выборов 2013 года. Кроме того, мы даём свои оценки рисков страны и ежегодный анализ наших прогнозов 2012 года.

В этом 65-м пресс-релизе GEAB наш коллектив решил представить на обозрение свой анализ Евроленда.

Очертания Евроленда в мире после кризиса

Медиа-война против евро была полезной, так как заставила еврозону провести необходимые для преодоления кризиса реформы. Тут, конечно, не было никакой революции, всё было сыграно по «правилам игры» (4), то есть не нагоняя паники на рынки. Никаких громогласных заявлений, но компромиссы (5) и решительные действия, совершённые после длительных дискуссий. И постепенно появляются структуры, которые усиливают еврозону. Контраст с пассивностью США разительный.

Указанное не должно заслонять многие проблемы Греции и Испании, как-то: никто не говорил, что выздоровление после лопания пузыря недвижимости и исторических масштабов мирового системного кризиса будет безболезненным; вообще-то, эти страны могли бы извлечь больше пользы из технической помощи и опыта других европейских стран. Но в целом ситуация улучшается, последняя реструктуризация греческого долга была успешной, дефицит в Греции и Испании сокращён, Италия усилиями Монти (6) возвращена на правильный путь, сами англосаксонские СМИ не говорят больше о выходе Греции из еврозоны, а совсем недавно американская пресса даже удостоила европейцев похвалы за достигнутый прогресс…

И давайте не будем заблуждаться: для находящейся в рецессии Европы 2013-й будет год трудным. Но хоть через банковский союз, который начнёт функционировать в начале 2014 года, хоть через усиление политической интеграции или Европейский стабилизационный механизм – о независимости государств Евроленда уже объявлено. Это можно увидеть на примере разногласий с МВФ по вопросу Греции: к 2015 году у Европейского стабилизационного механизма будет достаточно авторитета и квалификации, чтобы позволить МВФ заниматься развивающимися странами (или спасать США и Великобританию), а на европейских проблемах сконцентрироваться исключительно самому. Это отсоединение от институтов «мира до» и Соединённых Штатов позволяет Евроленду переключиться на конструктивную деятельность по приспособлению к «миру после» при помощи специально созданных для этого инструментов.

Несмотря на критику, видимые признаки отсоединения и независимости Евроленда направлены на решение кризиса и в этом качестве они противоречат тому, что практикуется в США. Это и есть экономия (7) – то, что царит в Европе и избегает нерешительности, заметной в американском бюджете.

Сопротивление Евроленда также включает в себя объединение суверенных долгов. После запуска «проектных облигаций», задача которых – финансировать инфраструктурные проекты ЕС, процесс объединения обязательств усилится; кроме того, будет открыта дорога евробондам. После выборов 2013 года у ослабевшего немецкого канцлера останется (как мы увидим) немного свободы действий, чтобы отвергать евробонды, которых будет требовать СДПГ, вошедшая к тому времени в коалиционное правительство. Поскольку по указанному предмету, за исключением банковского союза, не хватало только голосов немцев, 2014 год станет годом евробондов. Несмотря на приближение выборов Ангела Меркель уже сделала уступку в вопросе греческого долга, чувствительной для немцев теме; но это конечно же в её интересах – обеспечить нормальное функционирование еврозоны, которая представляет собой крупный рынок сбыта для экспорта страны.

Наконец, будучи отнюдь не той, на чьём фоне можно покрасоваться, как того хотелось бы англосаксонским СМИ, еврозона привлекательна, несмотря на кризис – Польша хочет стать её членом, региональные сепаратисты не помышляют о выходе из евро (8)… Ещё один признак, свидетельствующий о том, что её место в ландшафте «мира после», и что она является территорией, где во время кризиса есть зона видимости – она предоставляет странам-членам убежище от геополитических неурядиц.

Евроленд: на пути к политическому союзу

Таким образом, благодаря достигнутому прогрессу и несмотря на лёгкий спад в 2013 году, конец следующего года, по представлениям ЕЛПП, будет ознаменован завершением кризиса Евроленда. Мировая буря 2013 года вызовет перебои, но не приведёт к дестабилизации Евроленда, который обнаружит, что стоит на надёжном якоре и всё более устойчив. Хотя они могут и не быть полностью видны, механизмы, позволяющие выйти из настоящего кризиса, будут введены в действие, начиная с 2013 года, и они будут набирать силу на всём его протяжении, создав условия для отчётливого восстановления в 2014 году.

Тем не менее, чтобы облегчение после кризиса имело стойкий характер, должны быть приняты меры по необходимой демократизации. К тому же, этого требует и Европейский парламент. Парадоксально, но последнее облегчается благодаря маргинализации традиционных национальных партий: во Франции, как было предсказано в GEAB №64, подорвано доверие к UMP (Союз за народное движение; прим.); в Великобритании ЮКИП (Партия независимости Соединённого Королевства; прим.) омрачает настроение консерваторов; в Германии ХСС и ХДС тоже увязли в «своих» скандалах… Эту маргинализацию можно объяснить усилением интеграции в Евроленде: всем стало понятно, что отныне реальная власть находится скорее на европейском, чем на национальном уровне. Поэтому совершенно естественно, что партии европеизируются, а Баррозу попросил политические партии выдвигать на европейских выборах «основного кандидата» для всех стран. После 30 лет тотальной глухоты к вопросу демократизации это настоящая революция со стороны европейских институтов (9)! В результате эти выборы 2014 года, станут по указанной причине катализатором появления Евроленда.

Тем не менее, национальные политические устремления, конечно же, всегда имеют место, и европейские успехи оцениваются в свете баланса сил между государствами. Приход Франсуа Олланда, возвративший Франции голос, который она потеряла из-за Николя Саркози, полностью шагавшего в ногу с Меркель, дал возможность быть услышанными и другим голосам, разрушил поляризацию Европы на франко-германский блок и остальную её часть, и заново открыл европейские дебаты, весьма кстати надо сказать. Но экономический центр силы, коим является Германия – что заметно в сравнении с нынешним плачевным состоянием дел во французской экономике – придаёт значительный вес Ангеле Меркель.

С настоящего момента действия канцлера будут частью её избирательной кампании, и она будет избегать любых ненужных рисков и предложений, которые могли бы вызвать неудовольствие у электората. В этом трудном году другим главам государств будет необходимо добиться успеха в деле оказания влияния на нерешительного канцлера. В меньшей степени ситуация сохранится и в дальнейшем, после выборов Ангела Меркель будет даже на ещё более шатких позициях. В связи с этим, разблокирование многосторонних дискуссий в Европе – знак позитивный.

———

Примечания:

(1) Например, запуск северокорейской ракеты или китайско-японские споры из-за островов.

(2) В хаосе современного мира Евроленд демонстрирует много общих черт с Швейцарией в годы войн прошлого века в Европе.

(3) Необходимых, поскольку, как установлено на семинаре Евро-БРИКС, проведённом ЕЛПП и МГИМО 27-28 сентября в Канне, без обновлённого глобального управления, которое бы гармонично интегрировало разнородные новые мировые державы, хаос 2013 года приведёт к многополярному миру, состоящему из враждебных блоков, что представляет собой колоссальную геополитическую опасность.

(4) При этом меняя эти правила так, чтобы они больше уже не были делом одних только рынков: регулирование банковской деятельности, надзор над рейтинговыми агентствами и т.д.

(5) Как было предсказано ЕЛПП/Европа-2020, избрание Франсуа Олланда во Франции обновило дебаты и дискуссии в Европе. Это контрастирует с Саркози, который слепо шёл за Меркель и разочаровывал другие страны, не являющиеся частью франко-германского «мотора». Приход нового правительства все остальные европейцы восприняли с облегчением как глоток свежего воздуха.

(6) Монти ожидаемо сохраняет влияние несмотря на театральные представления, устраиваемые Берлускони, у которого мало шансов на избрание.

(7) Во многих странах экономию по-прежнему дозируют; в других она применяется для достижения того же эффекта, что и при девальвации валюты, которую не разрешают правила еврозоны.

(8) Это ещё и отчасти может объяснить появившуюся в последнюю минуту разницу между опросами и результатами выборов в Каталонии: как раз перед голосованием дебаты сфокусировались на потенциальном выходе нового независимого региона из Европы; сепаратистские партии CiU (Конвергенция и Союз; прим.) и ERC (Республиканские левые Каталонии; прим.), вместе взятые, потеряли места на фоне выраженных страхов перед приливной волной сепаратизма.

(9) Мы знаем, о чём говорим: последние почти 30 лет демократизация Европейского союза была «боевым конём» нашего директора по исследованиям и стратегии Франка Бьянкери, который ушёл от нас 30 октября этого года. Он вёл очень неравную битву с европейскими, национально-политическими и институциональными системами, которые абсолютно не желали что-либо менять в этой области. Шесть лет назад, видя сгущающиеся на горизонте тучи надвигающегося мирового кризиса, Франк Бьянкери знал, что наконец-то держит в руках инструмент этой демократизации: кризис сам даст дорогу проекту политической интеграции, создав новый двигатель для европейского здания, освобождённого от груза Великобритании, а значит, приспособленного к развитию нового политического союза: Евроленда.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *