Развал мифа об американской исключительности

Источник перевод mixednews

18.01.2011 Ричард Фольф

Одним из аспектов «американской исключительности» всегда являлась экономика. Американские рабочие с ходом времени получали всё большие зарплаты, что позволяло их семьям поднимать стандарты жизни. При растущей конкуренции ударный труд приносил свои плоды. Богатые богатели быстрее, чем средний класс и неимущие, и почти никто не беднел. Почти все граждане ощущали себя средним классом. Доходы американского капитализма поддерживались рабочей силой. Поэтому заработки продолжали повышаться, чтобы привлекать волны иммигрантов и удерживать сотрудников. Так продолжалось по всей стране до 70-ых годов.

Затем всё изменилось. Реальные зарплаты перестали расти, американские капиталисты переориентировали свои инвестиции на заграничное производство и рабочую силу, а американскую рабочую силу пересадили за компьютеры. Свобода для женщин в США подвигла миллионы американских женщин на поиски оплачиваемой работы, и американский капитализм больше не испытывал нехватки рабочих рук.

Американские работодатели воспользовались изменившейся ситуацией: они остановили повышение заработной платы. Когда основным недостатком рынка труда стал избыток рабочих рук, не только реальные зарплаты, но и в конечном счёте льготы перестали расти. За последние 30 лет подавляющее большинство американских рабочих, по сути, стали беднее, если сложить голую зарплату, сокращение льгот (пенсии, медстраховка и т.д.), сокращение социальных служб и увеличение налогового бремени. В экономическом смысле «американская исключительность» начала умирать в 1970-ых.

Богатые, однако, с 70-ых годов стали ещё богаче, как свидетельствуют сравнения неравенства доходов в США. Объяснение просто: хотя средняя зарплата рабочих оставалась на одном уровне, их продуктивность росла. Больше более продуктивных машин (включая и компьютеры), более лучшее обучение, и рост усилий рабочей силы приводили к росту продуктивности с 1970-ых годов. Хотя теперь рабочие приносили нанимателям всё больше денег, те перестали поднимать рабочим зарплаты. Все выгоды от роста продуктивности поимели работодатели: рост доходов, рост окладов и бонусов для руководителей, рост дивидендов держателям акций, и рост платежей профессионалам, которые обслуживают работодателей (юристы, архитекторы, консультанты и т.д.).

С 1970-х годов большинство американских работников столкнулись с тем, что значит капитализм для них. Они отправляли больше членов семей на работу, чтобы иметь больше оплачиваемого рабочего времени, и набирали огромные суммы кредитов. Изнуряя себя, доводя во многих семьях личную жизнь до разрыва, и нагребая нежизнеспособные размеры долгов, американский рабочий класс задерживал конец американской исключительности до того момента, как в 2007 году ударил глобальный кризис. К тому времени их покупательная способность больше не росла: рост безработицы удерживал зарплаты на низком уровне, и кредиты перестали быть вариантом. Пришло время подводить итоги. Американский капитализм, построенный на расширении массового потребления, потерял своё основание.

Богатейшая прослойка в 10-15 процентов — тех, кто наживался на удаче нанимателя из-за прекращения роста зарплат рабочим, это они помогли осуществиться кризису, дико и бесконтрольно спекулируя разного рода новыми финансовыми инструментами (обеспеченные активами ценные бумаги, кредитные дефолтные свопы и т.д.). Богатые также способствовали кризису, используя свои деньги для сдвига американской политики вправо, в сторону либерализма, настраивая по своему вкусу регулирование со стороны правительства, и сделав надзор недостаточным не только для того, чтобы не допустить кризис, но и просто адекватно на него ответить, если он ударит.

На самом деле богатые сейчас до сих пор могут использовать кризис, чтобы ещё больше расширить пропасть, отделяющую их от других людей, и окончательно хороня американскую исключительность. Во-первых, они используют зависимость обеих партий от их финансовой поддержки, чтобы обеспечить отсутствие крупной федеральной программы по найму (как это делал Рузвельт в 1934-1940-ых годах). Отсутствие такой программы гарантирует, что реальная заработная плата не будет расти, и даже скорее будет продолжать падать вместе с рабочими льготами, как они это собственно делают сейчас. Во-вторых, богатые сделали так, чтобы правительство в своих ответах на кризис сфокусировалось в первую очередь на банках, больших корпорациях и фондовых рынках. Эти более-менее «восстановились».

В-третьих, текущие усилия правительства в урезаниях бюджета, в особенности сфокусировавшиеся на 50 штатах и тысячах муниципалитетах, вынуждают массы людей поднять расходы вследствие несправедливо несбалансированного ответа правительства на кризис. Потраченные на спасение банков и избранных корпораций (вроде AIG, GM, Fannie Mae, Freddie Mac и т.д.) триллионы были заимствованы в основном потому, что правительство не посмело обложить налогами корпорации и богатейших граждан, чтобы собрать средства на спасательные фонды. На самом деле добрая часть средств, занятых правительством, пришла из фондов, которые находятся в руках богачей, потому что их никто не обложил налогом на преодоление кризиса (более того, правительство США опосредованно заняло деньги на спасение тех банков и корпораций, которые собственно и ссудили им эти самые деньги; прим. mixednews). Учитывая резкий рост долгов, все эшелоны власти столкнулись с давлением необходимости отдавать основную часть доходов от сборов налогов для оплаты процентов по долгам, и оставляя слишком мало, для того, чтобы поддерживать жизнеспособными общественные службы. Поэтому они требуют чтобы люди платили больше налогов, и страдали от сокращения общественных служб, чтобы правительство могло облегчить своё долговое бремя.

Например, новый губернатор Калифорнии предлагает продолжить увеличение налогов на широкой основе, которое стартовало с началом кризиса в течение еще пяти лет, а также сократить государственные службы для бедных слоёв населения (сократить дотирование программы Медпомощи) а также среднего класса (урезать бюджеты для местных колледжей и колледжей штата, и также для университетской системы). Губернатор признал, что бюджет Калифорнии отягощён непомерными процентами по займам и сокращением поддержки от федерального правительства именно тогда, когда кризис увеличивает спрос на государственные услуги. Губернатор не признал того, что боится обложить налогами крупнейшие корпорации и богатых людей штата. Поэтому он объявил о «программе ужесточения» так, как будто другой альтернативы не существует. На самом деле большая поддержка относительно мер по ужесточению идёт со стороны крупных корпораций, и самых богатых калифорнийцев, которые являются держателями долговых обязательств штата, и хотят ещё раз убедиться в том, что проценты по этим долгам будут оплачены.

Калифорнийская программа по ужесточению экономических мер перекликается с идентичными программами во многих других штатах, тысячах муниципалитетах и на федеральном уровне (например социальное обеспечение). Вместе они укрепляют сокращение реальной заработной платы, сокращение льгот, государственных услуг и повышение налогов. В США капитализм прекратил «доставку товаров», которой так долго кичился. Реальность всё более углубляющегося экономического разделения столкнулась с чаяниями 70-ых годов, времени роста зарплат. Сейчас американский капитализм своему рабочему классу приносит долговременную боль упадка, окончание «американской исключительности», и рост социальной, культурной и политической напряжённости.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. […] This post was mentioned on Twitter by Nik, Nika. Nika said: "АТАС"Доморощенные либерасты от экономики млели от рыночных законов получите.Развал мифа об американской исключительности http://2.gp/drwt […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *