Зреет российско-китайский альянс?

495_96102

Normal 0 false false false RU X-NONE X-NONE MicrosoftInternetExplorer4 < ![endif]-->

22 марта, вскоре после своего вступления в должность, президент Китайской Народной Рспублики Си Цзиньпин направился в Москву на встречу с российским президентом Владимиром Путиным. Наблюдатели внимательно следили за двумя лидерами, пытаясь угадать, смогут ли они преодолеть прежние разногласия ради нового уровня сотрудничества достижения в двусторонних связях. Что же получилось в результате встречи двух лидеров и что она предвещает для будущего китайско-российских отношений?

Судя по всему, в центре внимания оказались три основные области: управление ожиданиями от взаимоотношений; расширение двусторонней торговли в энергетике и вооружениях; и сотрудничество в сфере международной безопасности. Основываясь на сообщениях прессы из Китая и России, мы попытались установить, какие успехи были действительно сделаны на саммите по этим вопросам.

Строительство отношений между Пекином и Москвой – вопрос, имеющий значение как внутри обеих стран, так и за их пределами. Внутри, пекинское руководство хочет довести до своего народа, что подъём Китая принимается и уважается крупными мировыми державами. Аналогично, Россия, чьи отношения с основными странами Запада с момента переизбрания президента Путина ухудшились, ценит уважение, которое следует из выбора Москвы Си Цзиньпинем местом своего первого зарубежного визита в качестве нового лидера Китая.

Пекин, и Москва, каждая столица со своей стороны, пытаются использовать эти взаимоотношения для улучшения позиций своих лидеров внутри стран и максимизации их влияния среди мировых держав. В то же время, они надеются избежать издержек, которые они могут на себя навлечь в случае, если другие страны почувствуют необходимость уравновесить обновлённые узы между Россией и Китаем. Ни одна из сторон не хочет такого мира, в котором их отношения рассматривались бы в качестве второго пришествия китайско-советской оси времён холодной войны.

В сфере двусторонней энергетической торговли цель Китая состоит в приобретении как можно более дешёвых и надёжных энергоресурсов, не полагаясь при этом слишком на какую-то одну страну-источник, поставки из которой могут быть сорваны в результате неожиданного кризиса в отношениях. Со своей стороны, Москва хочет сохранить за собой максимально возможное влияние на цены продаваемых ею природных ресурсов и избежать попадания в зависимость от Китая как конечного пункта её энергетического экспорта.

Даже в свете этих расхождений, иногда всё ещё удивляет, каким ограниченным является сотрудничество Китая и России в энергетическом секторе, несмотря на неисчерпаемые запасы энергии в России и бурный рост потребностей в них в Китае, географическую близость двух государств и стратегические преимущества в виде наличия сухопутного маршрута поставок, не поддающегося морской блокаде силами ВМС США. Россия – только четвёртый по величине поставщик нефти в Китай, на долю которого приходится лишь 8 процентов всего его нефтяного импорта. В газовой же сфере сотрудничество и того меньше.

Вполне возможно, что ситуация меняется. Во время саммита было много фанфар в связи с заключением между двумя странами сделки по строительству трубопровода для транспортировки природного газа. За этим последовало объявление о том, что Пекин откроет $2-милиардную кредитную линию для российского газового гиганта «Газпром», чьи большие политические связи могли бы ускорить согласование долгосрочного контракта поставки.

Несмотря на достигнутый прогресс, президент «Роснефти» Игорь Сечин сказал, что Россия и Китай всё ещё не подписали итоговый обязывающий договор. Задержка в который раз исходит от системы ценообразования российского газового экспорта. Россия хочет устанавливать цены в соответствии с прибыльными сделками, подписанными ею с европейскими странами, а Китай считает, что цена должна быть намного ниже. Разногласия по цене заводили переговоры в тупик в ряде случаев и раньше, так что по-прежнему не исключена вероятность того, что сделка развалится до конца 2013 года.

На оружейном фронте, Пекин заинтересован платить как можно меньше за последние военные технологии и технику. Россия желает увеличить свои поставки вооружений в Китай и в то же время исключить любые сделки, которые могли бы ухудшить её собственную безопасность.

Из противоречивых сообщений СМИ следует, что стороны могли обсуждать возможность возобновления крупного экспорта вооружений из России в Китай. Если бы такая торговля была возобновлена, она бы ознаменовала крупный прорыв в отношениях и, возможно, стала бы сигналом возвращения к тем временам, когда Россия была гораздо более крупным поставщиком оружия в Китай. В период с 1990 по 2007 годы 90 процентов импортированных Китаем обычных вооружений было поставлено Россией. В одно время на Китай приходилось 40 процентов российского военного экспорта, а общий объём продаж доходил до 30 миллиардов долларов.

После 2007 года в поставках российских вооружений в Китай имел место заметный спад, так как, покупая оружие, Китай начал просить не просто военную технику, но и технологии его конструирования. Россия не горела желанием удовлетворять эти просьбы, учитывая подмоченную репутацию Китая в деле защиты интеллектуальной собственности и возможность того, что Китай сможет использовать российские технологии для своих собственных продаж оружия третьим странам наподобие Пакистана.

Сообщения в государственной китайской прессе протрубили о новом соглашении, предусматривающем приобретение Китаем в России 24 истребителей Су-35, а также 4 подлодок класса «Лада» – сделке, существование которой официальное российское агентство новостей ИТАР-ТАСС опровергло. У Су-35 более мощные и современные двигатели, чем те, что в настоящий момент установлены на китайских истребителях. В некоторых сообщениях строятся догадки о том, что Китай хочет позаимствовать технические решения, применённые в двигателях Су-35, для разрабатываемых им малозаметных истребителей. Создаётся впечатление, что, как и в энергетике, российские должностные лица посредством российских СМИ дают понять, что переговоры продолжаются, а окончательные результаты могут появиться только к концу года.

Наконец, обе стороны, кажется, провели беседы и по ряду вопросов, в отношении которых они исходят из общих позиций или интересов. В их числе подчёркивание ценности суверенитета в международных делах, Сирия, Северная Корея, Иран и усилия по согласованию их позиций по учреждению новой международной кредитной организации как альтернативы Международному валютному фонду и Всемирному банку.

Предупреждая о том, что у каждой страны есть право устанавливать свой собственный путь модернизации и развития, президент Си призвал третьи страны уважать китайский и российский выбор, и не лезть во внутренние дела других стран. Таким закодированным языком он попросил США и западные страны оставить при себе свои комментарии по вопросам прав человека в Китае или России. Президент Путин, уязвлённый критицизмом Запада в связи с нарушениями прав человека в России, должен высоко ценить высказывания Китая, советующие международном сообществу заняться своим делом.

По Сирии, Северной Корее и Ирану обе стороны разделяют интерес к предотвращению краха этих режимов при условии недопущения вспышки внутреннего вооружённого конфликта. Общеизвестно, что Пекин и Москва официально выступают против распространения ядерного оружия и передачи Северной Корее и Ирану технологий, требующих деликатного с собой обращения, но никто из них не проявляет особого рвения в том, что касается применения к этим странам строгих многосторонних санкций. А ведь проведение слишком мягкой линии, и к КНДР, и к ИРИ, грозит вызывать гнев в Вашингтоне, Сеуле, Токио и ближневосточных столицах. Координация курса по этим каверзным вопросам международной политики нераспространения является непростой, но важной целью дипломатии китайско-российских встреч на высших уровне.

Наконец, возможно самый естественный предмет сотрудничества Пекина и Москвы – учреждение вместе с другими странами БРИКС версии МВФ и Всемирного банка «для развивающихся стран». Этот план был выдвинут на последнем саммите БРИКС буквально через несколько дней после встречи двух лидеров в Москве. Стремительный рост Китая и возвращение Россией статуса великой державы дают двум странам возможность сформулировать и обосновать альтернативный путь к модернизации и развитию. Создание странами БРИКС, куда кроме России и Китая входят Бразилия, Индия и Южная Африка, альтернативной системы международных организаций может нести значительную дипломатическую ценность для Пекина и Москвы. Оно может позволить им, как на уровне риторики, так и по существу, ещё ближе примкнуть к остальному развивающемуся миру.

И в заключение: неясно, привела ли поездка Си Цзиньпина в Москву к каким-то новым стратегически важным договорённостям. Во время саммита китайские официальные лица и пресса выпустили ряд заявлений, наводящих на мысль о подписании крупных соглашений в области продажи энергии и оружия. Однако, согласно российской прессе эти первоначальные сообщения были преждевременными, данными без учёта остающегося ещё большого объёма переговорной работы.

Если Москва и Пекин смогут заключить крупные сделки, ход которым был дан на встрече в верхах, есть основания полагать, что мы являемся свидетелями начала более прочных китайско-российских отношений. С другой стороны, как мы наблюдали в недавнем прошлом, исторические подозрения, взаимное недоверие и расходящиеся стратегические интересы могут ещё раз воспрепятствовать развитию более глубоких и скоординированных китайско-российских отношений.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *