Большая газовая игра вокруг Сирии

Как бы много не было написано о субъектах регионального и глобального уровня, безжалостно преследующих в Сирии свои цели, одна побочная сюжетная линия осталась относительно нераскрытой. И касается она ресурсов газа и маршрутов его доставки от производителя к рынку.

Большая газовая игра вокруг Сирии

Последние пять лет стали свидетелями обнаружения в Восточном Средиземноморье колоссальных кладовых энергии – в Левантийском бассейне, расположенном вдоль берегов Сирии, Ливана, Израиля, Газы и Кипра, и в Нильском бассейне на севере Египта. По данным предварительных геологических исследований, Левантийский бассейн содержит 3,5 триллиона кубометров (ткм) газа и 1,7 миллиарда барреля (мб) нефти. В Нильском бассейне заключено 6 ткм газа и 1,8 мб нефти.

[blockquote_fact]Энергетическая жила предсказуемо стала причиной конкурентной борьбы за ресурсы и право их доставки до привилегированных потребителей.[/blockquote_fact] Как-никак, а контроль природных ресурсов и доступ к ним традиционно были фундаментальными побудительными мотивами большей части геополитики. Дороги, железнодорожные пути, порты, а также нефте- и газопроводы, являются объектами вожделения сильных. Нефть и газ обладают трояким достоинством: как сырьё внутри, как вместилища и как носители этого сырья.

Согласно оценкам в одной только Сирии разведанные доказанные запасы газа насчитывают 284 миллиарда кубических метров, нефти – 2,5 мб, горючих сланцев – 50 миллиардов тонн, с возможностью дальнейших открытий. [blockquote_fact]Объёмы производства, однако, резко падают.[/blockquote_fact] Уровень добычи нефти до восстания был равен 380 тысячам баррелей в день (б/д) и упал до каких-то 20 тысяч б/д, т.е. спад составил примерно 95 процентов. По некоторым оценкам, производство природного газа сократилось вполовину до 15 миллионов кубометров (мкм). Большое количество газа уходит на повторную закачку в пласт для повышения нефтеотдачи. Беспорядки не только нарушили добычу, но и привели к бегству иностранных производителей и финансовых институтов.

Почти вся сирийская нефть экспортировалась в Европейский Союз (ЕС). Продажи пришли практически в полный застой после того, как в декабре 2011 года ЕС наложил эмбарго на сирийскую нефть. В апреле этого года ЕС фактически разрешил импорт из удерживаемых повстанцами территорий при условии одобрения сделок Сирийской национальной коалицией.

[blockquote_fact]В самой стране инвестиций в нефтепереработку, трубопроводы и иную инфраструктуру не было.[/blockquote_fact] Кроме того, существует постоянная угроза диверсий со стороны повстанцев. Поскольку дизельное топливо в стране субсидировалось, и цена на него устанавливалась ниже, чем у соседей, всегда имела место контрабанда нефти, масштабы которой растут тревожными темпами.

25 июня 2011 года в иранском портовом городе Бушер был подписан Меморандум о взаимопонимании, посвящённый строительству газопровода с иранского газового месторождения «Ассалуе» через Ирак и Сирию. Газопровод стоимостью строительства 10 миллиардов долларов и проектной мощностью 110 мкм/д был ориентировочно распределён между Ираком, Сирией и Ливаном. Через подводную ветку было предложено протянуть его до Греции, а оттуда – на рынки Европы. Названный «Исламским газопроводом», он должен был дополняться экспортом сжиженного природного газа (СПГ) из сирийских портов на Средиземном море. Латакия и Тартус – два основных сирийских порта. Россия взяла Тартус в аренду и построила там военно-морскую базу.

[blockquote_fact]Если говорить более реалистично, проект является мертворождённым.[/blockquote_fact] Даже если в нормальной обстановке сирийский маршрут и имеет смысл, политические условия для него в настоящий момент совершенно неблагоприятны. И Иран, и Сирия находятся под санкциями, которые лишают возможностей внешнего финансирования. Гражданская война в Сирии на многие годы исключает строительство газопровода на большом участке территории.

Катар является владельцем третьих по величине запасов газа после России и Ирана, оцениваемых в районе 25 ткм. Бо́льшая часть его газового экспорта идёт в форме СПГ. На продажах катарского СПГ отрицательно скажется добыча сланцевого газа в США, поэтому Катар старается обезопасить себя долгосрочными контрактами на поставку газа в европейские страны через газопроводы. ЕС обеспечила себя импортной энергией до 2030 года, и теперь ищет надёжные объекты для инфраструктурных инвестиций на будущее после этого момента. Проект трубопровода «Набукко» из восточной части Турции в Австрию застопорился по причине недостаточности имеющегося для него газа.

[blockquote_fact]Именно в этом контексте был выдвинут проект нового трубопровода для катарского газа. [/blockquote_fact]В 2009 году, во время визита эмира Катара шейха Хамада Аль Тани в Турцию, была достигнута договорённость о строительстве трубопровода и его присоединении к «Набукко» в Турции. Он должен начаться в Катаре и пройти через Саудовскую Аравию, Иорданию и Сирию, дойдя до Турции. Европейские рынки стали бы делить ресурсы с ненасытной Турцией.

Сирия – ключевое звено в конкурирующих проектах обоих трубопроводов, начинающегося в Иране и начинающегося в Катаре. Будущее мировой газовой системы в значительной степени зависит от того, выживет ли правительство Асада или произойдёт смена режима. Катар – не единственный среди выигравших от трубопровода. Помимо транспортировки катарского газа, он даёт ещё три самостоятельных результата. Он вырвет Турцию из зависимости от иранских поставок, серьёзно ограничит близкое к монопольному положение России в качестве поставщика газа в Европу и облегчит газовый экспорт в Европу Израиля.

Есть много интересных конспирологических теорий, циркулирующих вокруг этого газопровода. Одни видят явную связь во временном интервале между подписанием меморандума по газопроводу Иран-Ирак-Сирия и началом жестокого восстания в Сирии. Другие отмечают совпадение мест наиболее ожесточённых боёв в Сирии с предложенным маршрутом катарского газопровода по её территории. А кто-то объясняет в указанном контексте катарскую поддержку «Братьев-мусульман» среди сирийских повстанцев и в регионе вообще. [blockquote_fact]В конце концов, Катар угрохал на гражданскую войну в Сирии три миллиарда долларов.[/blockquote_fact]

По меркам катарского богатства сумма небольшая, но крупная на фоне западных подачек повстанцам. Ещё одним соображением может быть то, что Катар делит свои месторождения, которых он называет Северным куполом, с Ираном, у которого они именуются Южный Парс. Взятое вместе, это газовое месторождение – крупнейшее в мире. Споры прошлого из-за границ и прав на добычу на газовом месторождении могут вспыхнуть и в будущем.

У России в сирийских событиях высокие ставки, из которых одной из важных является её присутствие в порту Тартус. Её предостережение западным странам о нежелательности любого военного вмешательства в дела Сирии и предстоящее прибытие в Тартус российского авианосца «Адмирал Кузнецов» свидетельствуют о решимости России сохранить там своё нынешнее военное присутствие и обеспечить себя точкой транзита газа оттуда в будущем.

[blockquote_fact]Ставки Запада тоже высоки, и они заключаются не только в сдерживании России. [/blockquote_fact]Европа прилагает большие усилия, чтобы освободиться от почти что монополии России на её источники газа. В качестве излюбленного партнёра взялся Азербайджан вместе с амбициозным «южным энергетическим коридором», по которому в Европу через Турцию транспортировалось бы 10 миллиардов кубометров газа с азербайджанских газовых месторождений, разработка которых началась в последнее время. Газовые запасы Азербайджана ограничены. Коммерческая перспективность коридора будет зависеть от подачи в канал снабжения дополнительных объёмов газа. Незаменимой составляющей успеха предприятия является катарский газ – газ, который пройдёт через Катар, Саудовскую Аравию, Иорданию, Сирию и Турцию.

Принц Саудовской Аравии Бандар был послом страны в США с 1983 по 2005 годы. С июля 2012 года он – президент Службы общей разведки Саудовской Аравии. 31 июля этого года принц Бандар нанёс спешный визит в Кремль. Сообщалось, что он высказался за смену режима в Сирии и предложил Путину кое-какие стимулы в виде оружейных контрактов стоимостью 15 миллиардов долларов, гарантий безопасности от терактов, которые во время Зимних Олимпийских игр следующего года в Сочи могут совершить финансируемые саудитами чеченцы, и т.п.

Кроме того, полагают, что он предложил гарантии того, что какой бы режим не пришёл после Асада, саудиты не будут подписывать каких-либо контрактов, ущемляющих российские интересы посредством разрешения странам Залива транспортировать свой газ через Сирию в Европу. Ещё одна теория заговора? Кто знает…


Добавить комментарий