Общемировая долговая тюрьма

Источник перевод для mixednews — ikosse

04.02.2011

Напряжённые и страшные времена неизбежно вызывают странное сочетание двух очень разных и сложных человеческих качеств: честности и жестокости. Выплывает нелицеприятная правда и часто бывают вспышки ярости. Поскольку времена сегодня особенно напряжённые и могут стать ещё ужаснее, то возможно, мы должны подойти конструктивно к обеим качествам и стать кристально честными с самими собой. Начнём с признания того, что нас беспокоит больше всего. Начнём с признания того, как низко мы пали …

Наша экономика, наша культура, весь наш мир построены на долге. Никто никогда не спрашивал нас, этого ли мы хотели, просто так была устроена система, когда мы в ней появились. Многие из нас прожили всю свою жизнь, думая, что долг — это необходимая характеристика ежедневной торговли и ценная движущая сила успешного общества. Большинство семей в Америке постоянно работают в убыток, попав в ловушку постоянных циклов ответственности и процентов. Есть даже широко распространённые школы экономической мысли, которые исключительно сосредоточены на производстве и использовании долга. Только недавно многие люди начали спрашивать себя, какова материальная выгода (если она есть) в состоянии зависимости от долгового финансирования.

После тщательного изучения очевидно, что долги не двигают экономику, они душат её. Они не вызывают рост, они душат и отравляют её. Чрезмерный долг — не основополагающий орган в теле торговли, это аберрация, распространяющийся рак, который нарушает обращение здоровой торговли. Долг, по большей части, не нужен.

Конечно, долг может быть очень полезен, если вы — контроллёр или смотритель системы, особенно если вы хотите централизовать и сохранить власть над этой системой. Тактическое владение долгом веками использовалось элитой в качестве средства заточения масс или создания атмосферы бесконечной зависимости. Давайте посмотрим, что же такое долг и как его используют сегодня против среднего американца …

Разберёмся с долгом

Классическое произведение Чарльза Диккенса «Крошка Доррит» обычно ошибочно истолковывается как «история любви», однако главное действующее лицо в книге — не Крошка Доррит или добрый Артур Кленнэм, а система долга самой Англии и её влияние на все социальные классы от уличного нищего до светской элиты. Диккенс презирал идею долга и долговые тюрьмы, поскольку его отец просидел в подобной значительную часть своей жизни, что вынудило юного Чарльза работать, чтобы только поддержать своих родителей. Диккенс хорошо понимал злой умысел, скрывающийся за системой долга, и часто выступал против неё в своих работах.

Героем из «Крошки Доррит», очаровавшим меня, был мистер Мёрдл, национальная банковская суперзвезда, который доминировал в инвестиционном мире с помощью британских чиновников казначейства и различных политических извращенцев. Мёрдла называли в торговых кругах «человеком века», финансовым чудом, который, похоже, зарабатывает состояние в каждом предприятии, к которому он прикасается. Мало кто понимает, что Мёрдл — мошенник, специалист схемы Понзи, который берет деньги у неосторожных спекулянтов и вкладывает их во всё более сомнительные инвестиции. Чтобы продолжать скрывать тот факт, что все его финансовые предприятия заканчиваются в руинах, он привлекает всё больше и больше вкладчиков, чтобы погасить предыдущие долги. Проблема в том, что Мёрдл создаёт долг, чтобы выплатить долг. В конце концов, его неплатежеспособность, а также всех тех, кто ему доверял, раскроется и низвергнет ложь, которую он тщательно выстроил. Любая экономическая несостоятельность неизменно выявляется, независимо от того, как умело она скрыта.

М-р Мёрдл, на мой взгляд, — это почти идеальное литературное воплощение сегодняшнего частного Федерального Резерва и глобальных банковских синдикатов JP Morgan, Goldman Sachs, Citigroup, и т.д. Федеральный Резерв с помощью политиков по обе стороны баррикад создал ряд иллюзорных стимулов (через снижение процентных ставок), которые позволили банкам начать кредитование практически неограниченного количества бумажных денег по рекордно низким ценам. Америка была наводнена кредитом до такой степени, что обычному человеку было почти невозможно избежать искушения и не взять в долг. Чего мы тогда не понимали, но начинаем понимать теперь, так это, что кредит, полученный с бумажных денег, — это не «капитал», это НЕ богатство. Кредит — это создание обязательства заплатить позже, если вообще когда-либо заплатить, и поскольку нет правил, позволяющих привязать долг к какому-нибудь законному залогу (по крайней мере, для банков), то нечем подкреплять обязательства, если они нарушаются. Таким образом, кредит, созданный бумажными деньгами, — это не создание богатства (как, похоже, считают кейнсианцы), а разрушение богатства!

Из-за отсутствия осязаемости долг можно упаковать и переупаковать в любой форме, которая нравится банкам. Производные финансовые инструменты — прекрасный пример фантомной природы долга; ценные бумаги, которые не имеют никакой реальной стоимости вообще и тем не менее оцениваются и продаются, как если бы они были настоящим сырьевым товаром. Этот вид торговли является в корне некоторой разновидностью финансовой бомбы замедленного действия. Так же, как в литературном мире «Крошки Доррит», схема Понзи в нашем самом настоящем мире должна была достичь критической точки, и в 2008 году она её достигла.

Чем наши беды сильно отличаются от бед в произведении Диккенса — это то, что Мёрдл на самом деле чувствует вину за то, что он сделал (или по крайней мере боится правосудия, которое его настигнет), что приводит его к самоубийству в конце романа. В реальном мире Мёрдлы нашей эры кажутся вполне довольными наблюдателями того, как эта страна рухнет из-за их интриг, и редко ощущают какие-либо последствия того, что они делают. В самом деле, современная банковская элита более склонна упиваться жгучей «шоковой волной» от кредитной детонации, чем чувствовать какое-либо «раскаяние». Дело в том, что Диккенс более 150 лет назад ясно видел то, что многие американцы сегодня по-прежнему не видят; долг — это абстрактная идея, абсурдная игра, которая путает и опутывает невинных людей. Системы на основе долга завлекают граждан в торговлю своим материальным благосостоянием и трудом в обмен на обещание будущих доходов, которые никогда не будут получены. Долг служит лишь ослаблению масс и усилению власти кредиторов.

Последствия долга

Как хорошо до сих пор нам служили экономики, основанные на долге?

Задолженность по кредитной карте средней американской семьи составляет от $8000 до $15.000. Общий долг домохозяйств, включая ипотечные кредиты и кредиты под залог недвижимости, достигли в среднем 136% годового дохода семьи:

http://www.creditcards.com/credit-card-news/credit-card-industry-facts-personal-debt-statistics-1276.php

http://blogs.forbes.com/moneybuilder/2010/06/24/one-big-difference-between-chinese-and-american-households-debt/

Около 80% ипотечных кредитов, выданных ипотечным заемщикам за последнее десятилетие, были кредитами с регулируемой процентной ставкой (ARM), то есть 80% ипотечных кредитов в США были переоформлены или скоро будут переоформлены под гораздо более высокие процентные ставки. В 2009 году было около 1,4 миллиона заявок о банкротстве, а в 2010 году — 1,5 миллиона. Один из каждых 45 домов в Америке в 2010 году получил повестку об отчуждении собственности:

http://www.marketwatch.com/story/top-10-cities-where-foreclosure-rates-are-highest-2011-01-27

http://www.uscourts.gov/Statistics/BankruptcyStatistics.aspx

Имейте в виду, что в 2005 году были введены новые правительственные нормы, что сделало объявление банкротства намного более сложным делом. В 2006 году количество заявок резко сократилось. Теперь, несмотря на сильные препятствия, рост заявок снова превысил 100%.

http://neithercorp.us/npress/wp-content/uploads/2011/02/Bankruptcy2.jpg

«Официальный» государственный долг в настоящее время составляет более $14 триллионов, что составляет около 100% ВВП США (с социальными программами, такими как социальное обеспечение, эта цифра, вероятно, ближе к 400% ВВП). Отметка в 100% часто упоминается как переломный момент для большинства стран, пытающихся выполнять обязательства. Государственный долг Греции составлял 108-113% от ВВП, когда она перешла к режиму экономии. С 2004 по 2010 год (период, составляющий всего шесть лет) наш национальный долг удвоился. Чтобы лучше это понять, США понадобилось более 200 лет, чтобы достичь своего первого триллиона долларов долга. Теперь нас ожидает рост долга на, по крайней мере, триллион каждый год. Это неустойчивая ситуация.

http://neithercorp.us/npress/wp-content/uploads/2011/02/US_National_Debt_Chart_3.jpg

Часто упоминаемый потолок долга повышался шесть раз за последние три года. Такая частота беспрецедентна. Международные рейтинговые агентства в настоящее время открыто предлагают покончить с кредитным рейтингом Америки «ААА»:

http://www.bloomberg.com/news/2011-01-28/moody-s-says-time-shortens-for-us-rating-outlook-as-sp-downgrades-japan.html

Понижение кредитного рейтинга будет иметь разрушительные последствия для того небольшого интереса со стороны иностранцев, который ещё остался по отношению к инвестициям в ценные бумаги Министерства финансов США.

На местном фронте города и штаты находятся на грани банкротства из-за исчезновения муниципальных рынков облигаций. Города сильно зависят от двух источников дохода для продолжения функционирования: налогов на имущество и муниципальных инвестиций. Налоги на имущество, очевидно, сокращаются, так как стоимость недвижимости продолжает падать. Остаются только муниципальные инвестиции, которые также, к сожалению, исчезают с карты:

http://neithercorp.us/npress/wp-content/uploads/2011/02/munibondcollapse2.jpg

Аналитик Уолл-стрит Мередит Уитни недавно заявила в интервью программе «60 минут», что она считает, что в 2011 году в разгар муниципального кризиса от 50 до 100 американских городов объявят дефолт. Её слова были тут же подвергнуты критике со стороны остальных МСМ из-за её прогноза. На мой взгляд, её оценки были ещё довольно скромными, особенно если Федеральная резервная система не пойдёт на ещё один раунд денежного стимулирования (QЕ3) штатов (хотя Бернанке отрицает, что эта политика будет принята ФРС, что означает, что есть высокая вероятность, что так оно и будет).

Таким образом, США купаются в долгах. С начала кредитного кризиса абсолютно ничего не изменилось в лучшую сторону в плане разрушения богатства и обязательств, и с каждым кварталом ситуация выглядит всё более неустойчивой.

Куда нас несут «американские горки» долга?

Какой наиболее вероятный исход описанных выше условий? Очень важно продолжать политику денежного стимулирования Федеральной резервной системы в качестве «противовеса» развивающемуся долговому кризису.

Как ясно показано в романе Диккенса, который мы обсуждали ранее, предотвращение последствий долга путём создания дополнительного долга — это временное решение, которое только приводит к ещё большим бедствиям в будущем. Любой, кто считает, что инфляция бумажных денег на самом деле «компенсирует» нестабильность долга, будет сильно разочарован. В сущности, стимул, созданный правительством, — это не решение долгового бремени, вызванного корпорациями, а простое перераспределение долга от банков к американским налогоплательщикам. Федеральная резервная система и наше собственное Казначейство не выплатили ничего. Они просто перенесли ответственность по оплате с банков, которые создали проблемы, и передали эту ответственность нам. Помимо этого, они также подготовились к сокрушительному удару девальвации доллара. Вот где закрывается тюремная решётка …

Если наш исторический долг не уменьшается, а только перемещается, тем временем расширяясь, то это означает, что в конечном итоге наша кредитоспособность окажется под сомнением. На самом деле, так уже случилось. Иностранные инвестиции в долгосрочные казначейские обязательства сократились. Наш собственный центральный банк в настоящее время является крупнейшим держателем долга США, превзойдя даже Китай (Примечание: эту новость до сих пор игнорируют почти все агенства новостей):

http://www.ft.com/cms/s/120372fc-2e48- …

Таким образом, вопрос о дефолте долга превращается из теоретического в совершенно насущный. Если Федеральная резервная система продолжит покупать наши долги бумажными деньгами, то это означает, что последствия долга будут только отложены, доллар перестанет использоваться как мировая резервная валюта и настанет гиперинфляция. Если они перестанут их покупать, то наше правительство объявит дефолт, финансовая инфраструктура страны перестанет существовать, доллар потеряет свой статус мировой резервной валюты и настанет гиперинфляция. Банковская элита не только возвела тюрьму, она бросила нас в Алькатрас!

Борьба за очередное повышение потолка долга скрывает тот факт, что долг уже нанёс все повреждения, которые мог. Замораживание потолка становится делом принципа, причём важным, но оно никоим образом не остановит дисфункцию и хаос в будущем. В лучшем случае, оно может сократить продолжительность бедствия на несколько лет. Важно помнить, что государственное вмешательство только принесёт большие потери. Нет лёгкого пути, магического трюка, блестящей идеи в последнюю минуту, которые разрешат этот беспорядок. Нас ждут годы упорной работы, решительность, честность и жертвы.

Инфляция будет модным словом 2011 года. Бесконечные долги вызывают бесконечную кейнсианскую ликвидность. Ожидайте ещё раз в этом году увидеть очередное повышение стоимости товаров вдвое.

Долги населения в 2011 году, вероятно, выровняются, поскольку всё больше американцев отказываются от своих привычек к кредиту и предпринимают более согласованные усилия откладывать сбережения. В 2009 году Visa потеряла 11% использования своего кредита, а MasterCard — 22%. Более восьми миллионов потребителей вообще перестали пользоваться кредитными картами с конца 2009 года:

http://abcnews.go.com/Business/holiday-shopping-americans-cut-back-credit-card/story?id=12367547

Банковское кредитование по-прежнему тяжело получить, так как кредиторы повысили требования, необходимые для получения ипотеки FHA (Federal Housing Administration):

http://www.bloomberg.com/news/2010-11-17/home-ownership-gets-harder-for-americans-as-lenders-restrict-fha-mortgages.html

Вернётся ли когда-нибудь использование кредита и потребление на основе долга до уровня, сопоставимого с 2006 годом? Никогда. Можно тогда предсказать, что сбережения будут резко расти, если использование кредита падает, но это тоже маловероятно. Почему? Потому что из-за инфляции в течение следующего года американцы будут тратить гораздо больше на товары первой необходимости, чем они тратили когда-либо прежде. Какие бы сбережения они ни отложили, те будут съедены неустанным всплеском цен на сырьевые товары. Термин, используемый для сочетания хронической задолженности, низкого роста рабочих мест и растущей инфляции, — это «стагфляция». Я честно не могу придумать худшую ситуацию, чем подвергнуться растущим расходам на фоне ухудшающегося уровня жизни. Как ясно показывает Диккенс в «Крошке Доррит», как можно ожидать, что человек выполнит свои обязательства, если он за них сидит в тюрьме?

Разорвать замкнутый круг в разгар мировых беспорядков

Почему после тридцати лет под деспотическим правлением режима Хосни Мубарака египетский народ вдруг решил восстать? Почему именно сейчас? МСМ расскажет несколько политических сказок, но ключом к самым многочисленным восстаниям, особенно на Ближнем Востоке, является отсутствие необходимых товаров. В последний раз в Египте происходило восстание такого масштаба во время хлебных бунтов 1977 года, когда МВФ прекратил государственные субсидии на основные продукты питания. Стоит ли удивляться, что в этом регионе потрясения развились так быстро, когда цены на зерно удвоились? Это разрушительная сила долга и так называемых «решений», которые просто увековечивают долг.

Тунис, Египет и Йемен — это только начало. Жало инфляции будет невыносимым, когда меры жёсткой экономии укоренятся в Европе, и вероятность беспорядков в Греции, Испании, Португалии и Италии очень высока. Однако, наиболее нестабильная обстановка на планете на сегодняшний день — в Соединённых Штатах, которые, как мы показали в предыдущих статьях, в настоящее время преднамеренно и злобно демонтируются в рамках подготовки к регулированию МВФ и централизации. Сегодня МВФ преследует Египет, готовясь вмешаться, если нация сойдёт с ума. Завтра это будем мы. Я буду очень удивлён, если до конца этого года мы не услышим о вмешательстве МВФ в американскую экономику и доллар, предлагая больше долга и более неконтролируемое управление.

Чтобы разрушить круг задолженности, нужно принять политику децентрализации и самодостаточности. Чтобы вернуть контроль над нашей местной торговлей и установить микро-экономики с самодостаточными методами торговли. Долг нужно вообще удалить из уравнения, и необходимо применить системы, защищённые гибкостью и резервированием. Сбережения и производство должны заменить бесконечные расходы и аутсорсинг. Клаустрофобная философия глобализма должна быть отброшена и заменена целями независимости и самодостаточности. Сокращая нашу зависимость от коррумпированных институтов, мы разорвём их способность питаться с нас. Создавая лучшую систему, мы сделаем неправильную устаревшей. Сбросим ли мы ловушки долговой машины, зависит только от нас.

Необходимо сделать два очень важных шага: осознать, что долг — это не единственный способ, и осознать, что долг — это худший способ. Процветание не достигается за счёт будущего. Общество, которое, наконец, примет этот факт близко к сердцу, добьётся действительно невероятного …


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Абубукар Моисеевич Виндзоров:

    админ, непачитать!
    картинка есть, а текст приложить забыли, слишком мала букафф

  2. admin:

    А чего, картинка тоже информативна 🙂 Ладно, поправил, спасибо. А вообще похоже отпуск надо брать, мдя…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *