Серенада денежных менял: зреет новый заговор

Бывший министр финансов США и протеже министров Рубина и Саммерса Тимоти Гайтнер получил награду за продолжение политики по поддержке банков из списка «слишком крупный, чтобы обанкротиться» за счёт экономики страны и простых американцев.

Серенада денежных менял: зреет новый заговор

За помощь горстке банков-гигантов (чьё существование доказывает только факт, что антимонопольный закон — мёртвый документ) Гайтнер был назначен президентом и управляющим директором частной инвестиционной компании Warburg Pincus.

Компания Warburg официально осуществляла финансирование президентской кампании Вудро Вильсона (28-й президент США), за что Пол Варбург удостоился места в первом Совете управляющих Федрезерва. С тех пор взаимные связи между президентами и банкирами стали ещё крепче. Тот же самый узкий круг людей продолжает управлять финансовым миром.

История карьеры Гайтнера очень показательна. В 1980-х годах он работал на людей Киссинджера. С середины до конца 1990-х выполнял функции представителя министра финансов. При Рубине и Саммерсе он поднялся до заместителя министра финансов.

Из министерства финансов Гайтнер перешёл в Совет по международным отношениям, а затем в Международный валютный фонд. Через некоторое время он получил назначение на пост президента Федерального резервного банка Нью-Йорка, и попытался сделать банки более прибыльными, позволив повысить коэффициент долга к собственному капиталу, то есть внёс свою лепту в наступление финансового кризиса.

Гайтнер устроил продажу разорившейся компании Уолл-Стрита Bear Stearns и отказался спасти от банкротства Lehman Brothers, чтобы создать необходимые условия для полного подчинения экономической политики США нуждам нескольких крупных банков.

Ветеран Goldman Sachs с 26-летним стажем Роберт Рубин получил свою награду за службу банкам в качестве министра финансов — $50-миллионную компенсацию в 2008 году и $126 000 000 в период между 1999 и 2009 годами.

Когда человек получает высокий пост в министерстве финансов, то понимает, что у него есть два варианта: либо служить банкам и стать богатым, либо попытаться служить обществу и стать бедным. Очень немногие выбирают второе.

По словам профессора Университета Миссури Майкла Хадсона целью финансового сектора всегда было преобразование всего дохода, от корпоративной прибыли до государственных налогов, для обслуживания долга. С точки зрения банкира, чем больше долг — тем он богаче. Рубин, Саммерс, Полсон, Гайтнер и нынешний министр финансов Джейкоб Лью ревностно служат этой цели.

Федрезерв описывает свою политику валютного стимулирования как снижение ставки процента для стимуляции роста занятости населения и экономического роста. Экономисты и финансовые медиа повторяют эту легенду, как попугаи.

На самом деле валютное стимулирование — это способ накачать деньгами банки и улучшить их балансовые отчёты. Реальная цель валютного стимулирования состоит в повышении цен на связанные с долгом дериваты, поддерживая, тем самым, платежеспособность банков.

Чиновник Федрезерва Эндрю Хусзар принимал непосредственное участие в реализации политики валютного стимулирования. Он подал в отставку, по его собственному признанию, когда понял, в чём заключается реальная цель этой программы: поднять цены долговых инструментов, накачать банки триллионами долларов, которые можно пустить на биржевую спекуляцию и обеспечить их «жирными комиссионными от большинства операций Федрезерва, связанных с валютным стимулированием».

Это гигантское надувательство остаётся вне поля зрения конгресса и общественности. На научной конференции МВФ 8 ноября 2013 года Ларри Саммерс представил план по продлению этой мошеннической программы.

На этот раз Саммерс заявил, что просто беспроцентных вкладов банкам недостаточно. Вместо того чтобы платить людям проценты по их вкладам, он предлагает брать с них плату за то, что они держат деньги в банках, вместо того, чтобы тратить. В доказательство Саммерс привёл Великую Депрессию, которая, по его мнению, была вызвана слишком большими объёмами сбережений граждан.

Сегодня, считает бывший министр финансов, ситуация повторяется. Главным его аргументом стала «естественная ставка процента», которую он определил как ставку, при которой полная занятость достигается путём равенства объёмов сбережений и инвестиций. Если люди хранят больше, чем инвесторы вкладывают, то эти отложенные деньги не вернутся в экономику, и это негативно отразится на производстве и занятости.

Саммерс отмечает, что, несмотря на нулевую ставку процента, уровень безработицы всё ещё сохраняется довольно высоким. Это значит, что даже при нулевой ставке процента не удастся приблизить уровень сбережений к объёмам инвестиций, что не позволяет улучшить ситуацию. Следовательно, заключает Саммерс, естественная ставка процента должна быть со знаком минус.

Таким образом, Саммерс видит наиболее эффективный способ улучшить ситуацию в том, чтобы брать с людей деньги за хранение их накоплений. Чтобы избежать потерь, они будут вынуждены тратить и накопления снизятся до уровня инвестиций.

Саммерс понимает, что при попытке введения такой политики, люди просто заберут свои деньги из банков и будут хранить их в наличных. Но у него есть решение и на этот случай: создание общества без наличных. То есть он предлагает сделать так, чтобы все деньги были электронными. Электронные деньги нельзя будет хранить нигде, кроме как на банковском счёте, а значит, избежать штрафа за сбережённые средства не получится.

Конечно, к плану Саммерса возникает много вопросов. Кто будет покупать ценные бумаги под негативный процент? Как будут функционировать пенсионные фонды? Будут ли они также подвергаться частичной ежегодной конфискации?

Однако какое это всё имеет значение, когда план отвечает главной задаче — повысить прибыль банков. Саммерс нашёл решение и истэблишмент, включая Пола Кругмана, встретил его с восторгом.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Николай:

    Для сравнительных целей хорошо, что данная публикация следует в связке с последующей публикацией по бикоину. Итак, зададимся вопросом, в каких направлениях по задумке глобалистов будут двигаться доллар и биткоин? Очевидно в разных. Доллар в направлении демонетизации (обезналичивания), биткоин, наоборот, в сторону монетизации (оналичивания). Прежде чем ответить почему, надо немножко «потоптаться» вокруг того, о чем вещает Л.Саммерс — о необходомости введения отрицательных процентных ставок по депозитам с целью привести сбережения в соответствии с инвестициями. Рассуждения эти выглядят внешне правдоподобно в духе кейнсианства, если бы не одно большое НО, — огромная ликвидность глобальных банков вследствие QE. Сначала надо убрать её и полностью, а затем замахиваться на сбережения населения. Но одна возможность этого сокращения QE, заставляет фондовые рынки падать. Не потому ли и придуманы хитроумные рассуждения Саммерса? Теоретически да, снижение вкладов приведет к росту расходов, оживлению инфляции, формированию отрицательной процентной ставки по кредитам и выгоде предприятий привлекать кредиты на развитие производства, а значит и рост занятости. Но практически сбережения в США находятся на крайне низком историческом уровне из-за нулевой ставки. Важно также как поведет себя основная ликвидность, полученная банками от QE. Если процентная ставка уйдет в отрицательное значение и по счетам корпораций, тогда возможно процесс кредитования может действительно ускорится за счет обирания населения и корпораций. Но устроит ли это корпорации, которые сами могут кого угодно порвать, при том, что спрос пока слабый? Если власти снизят налоги на прибыль, может быть, но у корпораций будут большие потери с реализацией вне США, т.к. оттуда придется уходить. Таким образом, налицо некое противоречие между интересами глобальных банков, находящихся в фаворе ФРС, потому что отрицательные ставки по депозитам — это исключительно в их интересах в условиях поэтапного сворачивания QE (Бернанке же обещал, что ставки повышаться не будут даже в условиях сворачивания QE), и интересами корпораций, которым США уже не так привлекательны, как при Рейгане.
    Что касается населения и доллара, то здесь заключено самое главное мошенничество, как правильно отмечено в рассматриваемой выше публикации. Речь идет не просто о фактическом налоге на вклады населения, а о неизмеримо большем — ликвидации свободы граждан иметь наличные деньги и распоряжаться ими по своему усмотрению, например не тратить, а копить. А куда тратить? Инфляция под контролем, также как и картельная цена на золото. Фондовый рынок вот-вот рухнет. А у людей есть страстишка — алчность. Пожалуйста, вот вам биткоин, цена которого может расти бесконечно, т.к. их количество ограничено. Негативный эффект от краха этой цены локализованный. Это не фиктивный капитал (фондовый рынок), это непосредственно частные фиктивные виртуальные деньги. Как бы ты сам добыл «золото», но если эта пустышка обесценилась, это уже твои реальные проблемы и только твои! Но фишка в том, что это уже и не доллары , а глобальные интернетденьги! Почему биткоину валютно-финансовые власти Запада дали зеленый свет именно сейчас, лукаво оговорив это условием контроля за отмыванием денег, а на самом деле задачей персонификации всех операций? Вероятно, потому что Китай приступил к котировке нефтяных фъючерсов в юанях. Это начало конца доллара. Чем больше стран будет котировать нефтяные цены и рассчитываться по ним в валютах, альтернативных долларам, тем ближе конец мошеннической схемы глобального управления долларом, который является продуктом надувательства как самих США, так и всего мира несколькими частными кланами, делающими веками такие же мошеннические революции там где они захотят (а иммунитетом их неприкосновенности, по которой плачет Нюрнбергский процесс, являются центробанки со своим особым статусом). Китай уже отреагировал — запретив своим финансовым учреждениям совершать операции в биткоинах как фиктивной валюте. Но биткоин — это только начало диверсионной войны глобалистов (мошенников) переходу к 2015 г. юаня на условия свободной конвертируемости, которая сулила большие прибыли инвесторам в связи с его ожидаемой ревальвацией. Поэтому глобалисты вбросили обманку в виде биткоина, да ещё намерены чеканить его монеты из золота на офшорной территории, никого не спрося, надо ли это мировой экономике. Воры-глобалисты скрещивают золото с цифровым суррогатом денег, привязывая сумасшедший спекулятивный рост к биткоину, а не к золоту, которое кланы припрятали себе. Глобальным банкам — безумные глобальные долги, а частным лицам частное, контролируемое глобальным оком, частное подобие денег, замешанных на игромании и алчности! Если уже и проводить аналогии с Великой Депрессией, как это пытается сделать в обманной форме Л.Саммерс, то надо сказать, что в 1930-е годы власти США жульнически обменяли золото населения на доллары (путем прекращения его обратного обмена в золото внутри страны), а теперь хотят долларовые фантики граждан США заменить на фиктивные криптоденьги для таких же виртуальных «граждан мира».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *