Дефицит бюджета не имеет никакого значения

Источник перевод для mixednews — Anastasia

«Дефицитные террористы» грабят правительство и вынуждают к проведению приватизации общественного имущества, всё во имя «сокращения дефицита». Но на самом деле дефицит это не так уж и плохо. В рамках сегодняшней денежной системы, когда большинство денег получаются путём долгов, долг и дефицит, на самом деле, это необходимые условия для стабильного получения денег. Национальный долг это деньги населения.

Многим известны слова бывшего вице-президента Дика Чейни: «Дефицит не имеет никакого значения». Будучи закоренелым республиканцем, он приводил доводы против повышения налогов для богатых, но сегодняшние республиканцы, кажется, забыли о его идее. Они обеспокоены лишь сокращением социальных программ, приватизацией общественного имущества и грабежом профсоюзов – всё во славу «сокращения дефицита».

Хуже того, агентство Standard & Poor’s включилось в войну. Некоторые блоггеры называют это шантажом. Частное коммерческое рейтинговое агентство со своими собственными сомнительными достижениями диктует политику правительству и угрожает снизить государственный долго поддерживаемый кредитный  рейтинг ААА, если Конгрессу не удастся справиться с дефицитом путём достаточно драконовских методов. Эта угроза реальна, мы уже видели разрушительные последствия понижения рейтингов в Греции, Ирландии и других странах, испытывающих сегодня серьёзные проблемы. Пониженные рейтинги заставили поднять процентную ставку и урезать бюджет.

Самой большой угрозой кредитному рейтингу доллара может стать игра «кто первым струсит», в которую играют с “потолком” федерального долга. Около 70% американцев высказались за то, чтобы 16 мая, когда ожидается его повышение, «потолок» оставили таким же как сейчас, и политики движения чаепития (популистское консервативно-либертарианское политическое движение в США; прим. mixednews) могут поддержать это мнение, чтобы порадовать своих избирателей.

Если это будет так, то наступит конец всей экономике. Китайцы распродают ценные бумаги Казначейства, ФРС отступает от своей программы валютного стимулирования, в рамках которой она просто скупала федеральные ценные бумаги. Когда  ФРС покупает бумаги Казначейства, правительство получает деньги почти беспроцентно в результате того, что ФРС уступает свои доходы правительству после удержания издержек. После того, как Китай и ФРС перестали покупать ценные бумаги Казначейства, процентные ставки просто обязаны взлететь, с неизменяемым «потолком» долга, правительство будет вынуждено объявить о дефолте, поскольку ЛЮБОЕ повышение ставки на долг в 14 трлн. долл. было бы огромной тратой. Сегодня Казначейство выплачивает всего лишь 0,25% за ценные бумаги сроком в 9 месяцев или меньше, а процент по всему долгу около 3% (в 2010 всего 414 млрд. долл. за долг в 14 трлн. долл.). Греция выплачивает 4,5% по своему долгу, Венесуэла – 18%, что в шесть раз больше 3%, что платят США. Ставка в 18% добавила бы 2 трлн. долл. к американскому налоговому законопроекту. Это бы означало, что каждый должен был бы уплатить в 3 раза больше подоходного налога, чем он платит сейчас (в 2011 планируется в сумму 956 млрд. долл.), чтобы только покрыть проценты по долгу.

Других решений нет. Конгресс может сократить военные расходы, но, скорее всего, не станет этого делать, это даже никогда не рассматривалось. Может поднять налоги для богатых, наверное, это также не произойдёт. Третий выход – сократить госпрограммы. Но какие? Может социальное страхование? А потом видеть, как старушки попрошайничают? Конгресс не может прийти к единому мнению по бюджету по простой причине – нечего сокращать.

К счастью, есть куда более хорошее решение. Можно сесть, успокоиться и признать, что Чейни был прав. Дефицит это не всегда плохо! Он не имеет значения до тех пор, пока проценты низкие, и пока этот низкий процент можно поддерживать путём поддержания ААА кредитного рейтинга или беспроцентного кредита от ФРС.

Деньги: Инь и Янь

В рамках текущей денежной системы долг и дефицит не только не имеют значения, но, на самом деле, они необходимы для того, чтобы стабильную денежную массу. Глава Совета управляющих ФРС Марринер Экклс дал объяснение этой причине в 1941 на слушаниях перед комитетом палаты представителей по банковской деятельности и финансовым услугам. Райт Патман спросил у Экклса, откуда ФРС берёт деньги, чтобы покупать ценные бумаги правительства.

«Мы их создаём», — ответил Экклс.

«Из чего?»

«Из права на эмиссию кредитных денег».

«И кроме государственного кредита не нужно ничего?»

«Именно такова наша кредитная система», — ответил Экклс. – «Если бы в нашей денежной системе не было бы долга, у нас не было бы и денег».

Этим можно объяснить, почему американцы не выплатили свой долг с 1835. Он просто продолжил расти, а экономика выросла и расцвела вместе с ним. Долг, который никогда не выплачивался, не может считаться долгом. Специалист по финансовому планированию Марк Паш называет это государственной монетизацией. Государственные ценные бумаги (или долги) «монетизированы» (т.е. превращены в деньги). Государственные ценные бумаги и банкноты это Инь и Ян денежной массы, плохое и хорошее в национальном балансе. Чтобы получить +1 с одной стороны, надо создать -1 с другой.

Кроме монет, сейчас вся денежная масса в США идёт в обращение как долг в банки (включая ФРС, Центробанк). Но с частных займов не выплачиваются налоги, если они выплачены. Для того, чтобы поддерживать относительно стабильный объём денежной массы, некоторые главные игроки берут на себя долги, которые никогда не будут выплачены. И эту роль играет федеральное правительство.

Это объясняет, зачем нужен федеральный долг, но что на счёт «дефицита» (сумма, на которую долг должен возрасти, чтобы обеспечить федеральный бюджет)? В рамках настоящей денежной систему дефицит необходим, чтобы избежать рецессии.

Вот объяснение. Частные банки всегда дают в долг под проценты, поэтому задолженность всегда больше, чем изначальная сумма. На самом деле, всё инвесторы ожидают, что они получать больше, чем они вложили. А это значит, что долг не только должен поддерживаться, но и увеличиваться, чтобы экономика работала. Когда ФРС сдерживает рост кредита, появляется нехватка денег для выплаты кредитов, люди и бизнес не выплачивают деньги по своим обязательствам, и экономика погружается в рецессию или депрессию.

Поддержание дефицита особенно важно, когда рушится рынок частных кредитов, как это было в 2008 и 2009. Когда долг сокращается, то же самое происходит и с денежной массой. В обороте становится слишком мало денег для покупки товаров на рынке, поэтому многие фирмы закрываются, и работники теряют работу. Дальнейшее сокращение спроса ускоряет рецессию. Чтобы изменить этот дефляционный цикл, правительству необходимо вмешаться с дополнительным государственным долгом, чтобы заполнить брешь.

Долг и продуктивность

Федеральный долг США, из-за которого поднялась тревога, составляет сегодня 60% ВВП, но он был и больше. Во время Второй мировой он был 120% ВВП, что потом переросло в самый продуктивный период. В США появились машины и инфраструктура, что позволили нации стать лидером по продуктивности на следующую половину века. Дети и внуки того периода, что живут сейчас, не были обременены сокращённым бюджетом и жили довольно хорошо в последующие половину века. Отношение долга к ВВП значительно понизилось после войны, не потому что люди делали всё, чтобы выплатить долг, а потому что продуктивность возросла настолько, что ВВП возрос.

Это может объяснить чудо Японии, мирового лидера в дефицитном расходовании. В информационном реестре ЦРУ по индексу долг\ВВП за 2010, в котором указаны 132 страны, Япония занимает первое место с индексом 226%. И как же ей удаётся сохранять свой статус 3й самой крупной экономики в мире? Её долг не разрушил её экономику потому что:

a)      долг находится под очень маленьким процентом;

b)      кредиторы – собственное население, а не МВФ или другие зарубежные кредиторы;

c)      деньги, получение из долга, использовались для создания товаров и услуг, что позволило спросу и предложению возрасти вместе, а ценам остаться стабильными.

Японскую экономику назвали «застойной», но отчёт Роберта Локе показывает, что это из-за того, что японцы не ставят рост экономики как саму цель. Они нацелены на устойчивое развитие и высокий уровень жизни. Они заменили количество товаров на качество жизни. В 2004 Локе писал:

«Вопреки общим убеждениям, японская экономика в последнее время справляется хорошо, несмотря на проценты, что изображают её  экономическим беспорядоком. Глобалисты и другие неолибералы используют иллюзию её провала, чтобы отговорить страны Запада, особенно американцев, проводить те же самые экономические политики, и не учиться у них. И это было поддержано самими японцами как способ предотвращения иностранного давления, чтобы они изменили свою неомеркантилистскую торговую политику».

До 1988, когда Банк международных расчётов повысил потребности в капитале банков, у японской экономики было всё хорошо. После, японские банки ужесточили кредиты и стали выдавать кредиты только самым кредитоспособным заёмщикам. Частные кредиты сократились, то же сделала и денежная масса, что привело к обрушению на фондовой бирже и лопанию пузыря недвижимости. И тогда  японское правительство начало тратиться и брать деньги в долг, но оно брало деньги, в основном, у банков, находящихся в государственной собственности. Самый большой владелец государственного кредита это Japan Post Bank, полностью принадлежащий государству коммерческий банк, который сегодня является самым крупным депозитным банком в мире. Банк Японии, японский Центробанк, также финансирует госдолг. Процентные ставки были снижены почти до нуля, и поэтому долг почти ничего не стоит правительству и может быть продлён до бесконечности.

Хотя индекс долг\ВВП почти в 4 раза превышает индекс США, её экономика остаётся жизнеспособной, потому что деньги не покидают страну в качестве взносов зарубежным кредиторам. Наоборот, они снова используются в японской экономике. Как подчеркнул экономист Хазель Хендерсон, японский долг в 2 раза больше ВВП только потому, что ВВП считается не так, как принято: в нём не учитываются предоставленные государством услуги. Если бы они были включены, японский ВВП был бы намного больше, и отношение долг\ВВП было бы в одной линии с другими странами. Инвестиции в образование, здравоохранение и социальное обеспечение нельзя считать «товарооборотом», но они улучшают как уровень жизни, так и производительность страны. Бизнес, которому не надо платить за здравоохранение, может быть более прибыльным и конкурентоспособным на международном уровне. А семьи, которым не надо копить сотни тысяч долларов на колледж детям, могут тратить их на более хорошее жильё, более длительные выходные и другое.

Превращая долг в общественную полезность

Локе называет японскую модель «капиталистической экономикой с социалистическим рынком ценных бумаг». Госдолг был «монетизирован», превращён в национальную денежную массу. Госдолг был превращён в общественную полезность.

Президент отделения ФРС в Канзас-Сити Томас Хёниг поддерживает мнение, что крупнейшие банки США также должны попасть в эту категорию. На конференции Национальной ассоциации генеральных прокуроров 12 апреля он заявил, что оказанная в 2008 финансовая помощь банкам и другие скрытые гарантии фактически создали слишком большие, чтобы развалиться, банки, получившие государственные гарантии предприятия, такие как ипотечные финансовые компании Fannie Mae и Freddie Mac. Он заявил, что они должны быть ограничены коммерческой банковской деятельностью, и им должна быть запрещена инвестиционная деятельность.

Прямым путём государственного финансирования бюджета могла бы стать просто эмиссия свободных от долговых обязательств денег. Председатель комитета палаты представителей по банковской деятельности и финансовым услугам в 1960-е Райт Патман писал:

«Когда наше федеральное правительство, имеющее исключительное право на создание денег, создаёт деньги, а потом идёт на рынок и берёт их в займы и оплачивает проценты за пользование своих же денег, мне кажется, что это уже слишком. Правительство поступает неправильно, выпуская процентные долговые бумаги. Это совсем не нужно».

Но это та система, что уже есть. И дефициты в данной системе не имеют значения, а вот проценты имеют. Если мы хотим, чтобы наши проценты оставались очень низкими, надо последовать примеру Японии и брать в долг у нас самих через принадлежащие государству банки, главным образом беспроцентно. Обеспечение облигаций всеми доходами и заимствованиями эмитента необходимо признать и распределить как общественную полезность.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *