Рождение Евразийского столетия. Россия и Китай создают Трубопроводистан

Призрак преследует Вашингтон, лишающее покоя виде́ние китайско-российского альянса в сочетании с экспансивным симбиозом торговли и коммерции, охватывающим большую часть евразийского материка (за счёт Соединённых Штатов).

Рождение Евразийского столетия. Россия и Китай создают Трубопроводистан

И неудивительно, что Вашингтон нервничает. Этот альянс – дело уже решённое в самых разных направлениях: через группу новых держав БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка); в Шанхайской организации сотрудничества, азиатском противовесе НАТО; внутри «Большой двадцатки»; а также через Движение неприсоединения, членами которого состоят 120 стран. Торговля и коммерция – лишь часть будущего соглашения. Манит также синергизм в развитии новых военных технологий. После того, как в строй вступит технически сверхсложная, в стиле «Звёздных войн», российская система ПВО и ПРО С-500, Пекину точно захочется получить её вариант. Тем временем, пока Пекин и Москва движутся к созданию авиапромышленного партнёрства, Россия собирается продать китайцам десятки ультрасовременных истребителей Су-35.

На этой неделе, когда президент России Владимир Путин навестит президента Китая Си Цзиньпиня в Пекине, должны быть даны первые настоящие залпы салюта в честь нового, находящегося в процессе подготовки, Евразийского века. Помните «Трубопроводистан», все эти исполосовавшие Евразию вдоль и поперёк критически важные нефте- и газопроводы, которые для жизни региона играют роль настоящей кровеносной системы? Теперь похоже на то, что эта готовившаяся 10 лет итоговая сделка «Трубопроводистана» стоимостью 1 триллион долларов тоже будет подписана. По ней энергетический государственный великан «Газпром» обяжется в течение не менее 30 лет, начиная с 2018 года, поставлять государственному великану «Китайская национальная нефтегазовая корпорация» (CNPC) 3,75 миллиардов кубометров природного газа в день. Это равнозначно четвертой части гигантского газового экспорта России во всю Европу. Текущая потребность Китая в газе составляет примерно 16 миллиардов кубических футов в день, а за счёт импорта обеспечивается 31,6 процента общего потребления.

Возможно, бо́льшую часть своих доходов «Газпром» будет по-прежнему получать от Европы, но Азия может оказаться его Эверестом. Компания может использовать эту мегасделку для стимулирования инвестиций в Восточной Сибири. Вдобавок, весь этот регион может претерпеть реконфигурацию в качестве привилегированного газового узла для Японии и Южной Кореи. Если вы хотите знать, почему в разгар украинского кризиса ни одна из ключевых стран Азии не горит желанием «изолировать» Россию, да ещё с явным пренебрежением к администрации Обамы, достаточно взгляда на Трубопроводистан.

Уйти из нефтедоллара, войти в «газоюань»

А теперь, говоря о нервозности в Вашингтоне, стоит поразмыслить о судьбе нефтедоллара, или, скорее, «термоядерной» возможности того, что Москва и Пекин договорятся о расчётах по сделке «Газпрома» и CNPC не в нефтедолларах, а в китайских юанях. Трудно себе представить более тектонический сдвиг, при котором Трубопроводистан пересекается с развивающимся российско-китайским политико-экономическим сотрудничеством. К этому прибавляется будущая возможность возглавляемого Китаем и Россией броска к новой международной резервной валюте (в действительности, к корзине валют), которая бы вытеснила доллар (по крайней мере, в оптимистичных мечтах членов БРИКС).

Рождение Евразийского столетия. Россия и Китай создают Трубопроводистан

Сразу после способной изменить правила игры китайско-российской встречи в верхах следует июльский саммит БРИКС в Бразилии. Там-то и будет официально рождён банк развития БРИКС, о котором было объявлено в 2012 году – в качестве потенциально альтернативного по отношению к Международному валютному фонду (МВФ) и Всемирному Банку источника финансирования проектов для развивающегося мира.

Расширение сотрудничества БРИКС, предполагающее необходимость обходиться без доллара, получило отражение в «газоюане», а именно, в купле-продаже природного газа за китайскую валюту. В рамках финансового планирования своей экспансии «Газпром» рассматривает даже возможность выпуска в обращение облигаций в юанях. Облигации в юанях уже торгуются в Гонконге, Сингапуре, Лондоне, а совсем недавно начались торги во Франкфурте.

Для новой сделки по Трубопроводистану ничто не может быть более разумным, чем её заключение в юанях. Пекин бы платил «Газпрому» в этой валюте (конвертируемой в рубли); «Газпром» бы копил юани; а затем Россия покупала бы за конвертируемые в рубли юани мириады товаров и услуг «made in China».

Общеизвестно, что банки в Гонконге, от Standard Chartered до HSBC – а также другие, тесно связанные с Китаем через торговые соглашения – диверсифицируются в юань, что означает, что он может стать одной из де-факто мировых резервных валют ещё до того, как станет полностью конвертируемым. (Пекин неофициально работает над достижением юанем полной конвертируемости к 2018 году.)

Российско-китайское газовое соглашение неразрывно связано с энергетическими отношениями между Европейским Союзом и Россией. Ведь бо́́льшая часть валового внутреннего продукта России проистекает из продаж нефти и газа – как и существенная доля её влияния на украинский кризис. В свою очередь, в отношении увесистых 30 процентов своего газоснабжения Германия зависит от России. В то же время геополитические императивы Вашингтона – приправленные польской истерией – предполагают подталкивание Брюсселя к нахождению способов «наказать» Москву энергетической сфере в будущем (не подвергая при этом опасности нынешние энергетические отношения).

Рождение Евразийского столетия. Россия и Китай создают Трубопроводистан

В Брюсселе в эти дни нет однозначного недовольства отказом от запланированного трубопровода «Южный поток» стоимостью 16 миллиардов евро, строительство которого должно начаться в июне. По завершении работ через него в Европу качалось бы ещё больше российского природного газа, на этот раз по дну Чёрного моря (в обход Украины) в Болгарию, Венгрию, Словению, Сербию, Хорватию, Грецию, Италию и Австрию.

Болгария, Венгрия и Чехия уже дали понять, что решительно против любой отмены. И скорее всего отмены не будет. Ведь единственной зримой альтернативой является газ из Каспийского моря от Азербайджана, а это маловероятно, пока ЕС не в состоянии резко собрать волю и финансы в кулак, чтобы поломать график и построить пресловутый нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, задуманный в годы Клинтона с единственной целью обхода России и Ирана.

В любом случае, у Азербайджана нет достаточных мощностей, чтобы поставлять необходимые объёмы газа, а другие субъекты – вроде Казахстана, которого преследуют проблемы с инфраструктурой, или ненадёжного Туркменистана, предпочитающего продавать газ в Китай – большей частью могут уже быть исключены из рассмотрения. И не забывайте, что в совокупности с побочными энергетическими проектами «Южный поток» приведёт к появлению большого количества рабочих мест и инвестиций во многих наиболее опустошённых в экономическом отношении странах ЕС.

Тем не менее, подобные угрозы ЕС, какими бы нереалистичными они ни были, служат лишь ускорению набирающего силу симбиоза России с азиатскими рынками. Для Пекина эта ситуации особенно беспроигрышна. Всё-таки поставкам энергоресурсов по морю, находящемуся под охраной и контролем ВМС США, не сравниться с надёжными наземными маршрутами из Сибири.

Выбери свой собственный Великий Шёлковый путь

Конечно, доллар США остаётся главной мировой резервной валютой, согласно МВФ охватывающей по состоянию на конец 2013 года 33 процента золотовалютных резервов в мире. Однако в 2000 году этот показатель составлял 55 процентов. Процентов по юаню не знает никто (а Пекин ничего не говорит), но МВФ отмечает, что с 2003 года резервы в «других валютах» на развивающихся рынках выросли на 400 процентов.

ФРС, можно сказать, монетизирует 70 процентов госдолга США в попытке не дать процентным ставкам взмыть в небеса. Советник Пентагона Джим Рикардс, как и каждый банкир из Гонконга, склонен считать, что ФРС – банкрот (хотя там так официально не скажут). Никто себе даже представить не может масштабов возможного потопа, с которым может столкнуться американский доллар, находящийся средь гор Араратских из $1,4-триллионных финансовых деривативов. В то же время не стоит думать, что это предвестник конца западного капитализма – поколебалась лишь господствующая экономическая вера, неолиберализм, которая по-прежнему является официальной идеологией Соединённых Штатов, подавляющего большинства Европейского Союза, а также некоторых частей Азии и Южной Америки.1

В том, что, можно назвать «авторитарным неолиберализмом» Серединного царства, что может не нравиться на данный момент? Китай доказал, что для стран, нацеленных на успех, есть ориентированная на результат альтернатива западной «демократической» капиталистической модели. Через гигантские просторы Евразии он строит не один, а мириады новых Великих Шёлковых путей, сплошную паутину высокоскоростных железных дорог, автомагистралей, трубопроводов, портов и оптоволоконных сетей,. Среди них Юго-Восточно-Азиатская дорога, Центральноазиатская дорога, «морской хайвэй» в Индийском океане и даже высокоскоростная железнодорожная линия через Иран и Турцию до самой Германии.

Рождение Евразийского столетия. Россия и Китай создают Трубопроводистан

В апреле, когда президент Си Цзиньпин посетил город Дуйсбург на Рейне, обладающий крупнейшим внутриматериковым портом в мире и расположенный в самом сердце Рурской металлургической промышленности Германии, он сделал смелое предложение – между Китаем и Европой должен быть построен новый «экономический Шёлковый путь» на базе существующей железной дороги Чунцин-Синьцзян-Европа, которая уже идёт из Китая в Казахстан, далее через Россию, Беларусь, Польшу и, наконец, в Германию. Это 15 дней поездом – на 20 дней меньше, чем грузовыми судами, плывущими с восточного морского побережья Китая. Теперь это представляет собой окончательное геополитическое землетрясение в плане интеграции экономического роста по всей Евразии.

Не забывайте, что если ни один пузырь не лопнет, Китай должен стать (и оставаться) мировой экономической державой номер один, заняв положение, выгодами которого он пользовался в течение 18 из последних 20 веков. Но не говорите лондонским составителям житий святых – они по-прежнему верят, что американское господство будет длиться вечно.

Возьмите меня на холодную войну 2.0

Несмотря на последние серьёзные финансовые затруднения, страны БРИКС осознанно работают над тем, чтобы стать противовесом изначальной «Группе семи» – ставшей «Большой семёркой», или G7, после того, как в марте она вышвырнула из своего состава Россию. Они готовы создать новую мировую архитектуру взамен той, первой, которая была навязана после Второй мировой войны. Они смотрят на себя как на потенциальный вызов однополярному миру для избранных, который Вашингтон мнит как образ нашего будущего (где он сам будет мировым робокопом, а НАТО его робополицейской силой). Историк и ярый сторонник империализма Иэн Моррис в своей книге «Война! Для чего она хороша?» даёт США определение как главного «глобокопа» и «последней надежды Земли». Если этот глобокоп «устанет от своей роли», пишет он, то «плана Б нет».

Ну, есть план БРИКС – или, по крайней мере, так хотелось бы думать странам БРИКС. И когда БРИКС всё же действует в этом духе на мировой сцене, в воображении вашингтонского истеблишмента они быстро вызывают причудливую смесь страха, истерии и драчливости. Возьмём, к примеру, Кристофера Хилла. Бывший помощник государственного секретаря по странам Восточной Азии и посол США в Ираке теперь работает советником Albright Stonebridge Group, консалтинговой фирмы, тесно связанной с Белым домом и Госдепартаментом. Когда Россия была в беспомощном состоянии, Хилл имел обыкновение мечтать о господствующем американском «новом мировом порядке». Теперь, когда неблагодарные русские презрительно оттолкнули то, что «предлагал Запад», т.е. «особый статус при НАТО, привилегированные отношения с Евросоюзом и партнёрство в международных дипломатических инициативах», они, по его мнению, заняты попыткой возродить Советскую империю. Перевод: если вы – не наши вассалы, то вы против нас. Добро пожаловать в холодную войну 2.0.

У Пентагона своя собственная версия, обращённая не столько к России, сколько к Китаю, который, как утверждают его аналитические центры по исследованию боевых действий в будущем, в некоторых отношениях уже находится в состоянии войны с Вашингтоном. Так что если не апокалипсис сегодня, то Армагеддон завтра. И, само собой разумеется, пока администрация Обамы подчёркнуто публично «разворачивается» к Азии, а американские СМИ полны разговоров о возобновлении на Тихом океане «политики сдерживания» эпохи холодной войны, что бы ни пошло не так, во всём виноват Китай.

В безумный рывок в сторону холодной войны 2.0 укладываются некоторые абсурдные факты действительности: американское правительство, имея 17,5 триллиона долларов государственного долга (и эта цифра постоянно растёт), замышляет финансовые разборки с Россией, крупнейшим в мире производителем энергии и ведущей ядерной державой. Точно так же оно ведёт себя и тогда, когда пропагандирует непосильное с экономической точки зрения военное окружение своего крупнейшего кредитора, Китая.

Рождение Евразийского столетия. Россия и Китай создают Трубопроводистан

У России значительный профицит торгового баланса. Если западные фонды иссякнут, то у огроменных китайских банков не будет никаких проблем с оказанием помощи российским банкам. Немногие проекты в рамках сотрудничества БРИКС способны затмить находящийся на стадии планирования 30-миллиардный нефтепровод, который протянется из России в Индию через Северо-Западный Китай. Китайские компании уже с нетерпением обсуждают возможность поучаствовать в создании транспортного коридора из России в Крым, а также в строительстве там аэропорта, верфи и СПГ-терминала. А есть и другой готовящийся «термоядерный» гамбит – рождение газового аналога Организации стран – экспортёров нефти, в состав которого войдут Россия, Иран и, как сообщают, недовольный американский союзник, Катар.

Долгосрочный (незаявленный) план БРИКС подразумевает создание альтернативной экономической системы с привлечением корзины обеспеченных золотом валют, что позволит обходить существующую американоцентричную мировую финансовую систему. (Неудивительно, что Россия и Китай накапливают столько золота, сколько могут.) Двери открыты и для евро – надёжной валюты, обеспеченной большими ликвидными рынками облигаций и гигантскими золотыми резервами.

В Гонконге не секрет, что Банк Китая использует параллельную SWIFT сеть для ведения всевозможной торговли с Тегераном, находящимся под режимом жёстких санкций США. После использования Вашингтоном Visa и Mastercard против России как оружия в набирающей ход экономической кампании в стиле холодной войны, Москва собирается ввести в действие альтернативную платёжную систему, неподконтрольную западным финансам. Ещё более лёгким путём было бы принятие китайской системы Union Pay, чьи операции в мире уже перегнали по объёму American Express.

Я только разворачиваюсь

Сколько бы администрация ни «разворачивалась» к Азии для сдерживания Китая (и создания ему угроз путём контроля ВМС США над морскими путями доставки энергоресурсов в эту страну), вряд ли она сможет столкнуть Пекин далеко с его вдохновлённой Дэн Сяопином стратегии, именуемой им стратегией «мирного развития», которая должна превратить его в мировой центр торговли. Аналогично, сомнительно, что будущее развёртывание войск США и НАТО в Восточной Европе или другие подобные шаги в духе холодной войны смогут удержать Москву от            тщательного акта балансирования, цель которого – гарантировать, чтобы сфера влияния России на Украине оставалась сильной, не поставив при этом под удар торговые и коммерческие, а также политические связи с Европейским Союзом, прежде всего со стратегическим партнёром Германией. Это Священный Грааль Москвы – зона свободной торговли от Лиссабона до Владивостока, которой (не случайно) зеркально соответствует мечта Китая о новом Великом Шёлковом пути в Германию.

В свою очередь Берлину, который со всё большим подозрением посматривает на Вашингтон, претит мысль о Европе, попавшей в тиски холодной войны 2.0. У немецких руководителей есть дела и поважнее, в том числе принятие мер по стабилизации шатающегося ЕС, с предотвращением при этом экономического коллапса в Южной и Центральной Европе и усиления всё более крайних правых партий.

По другую сторону Атлантики президент Обама и его высокопоставленные чиновники демонстрируют все признаки, свидетельствующие о том, что они запутались в своём собственном развороте – в сторону Ирана, Китая, восточных границ России и (вне поля видимости) Африки. Ирония всех этих манёвров, впереди которых всегда идёт военная сила, в том, что они, как ни странно, помогают Москве, Тегерану и Пекину наращивать свою собственную стратегическую глубину в Евразии и в других местах (как показала Сирия), либо играют решающую роль во всё большем количестве энергетических сделок. Они также способствуют укреплению усиливающегося стратегического партнёрства между Китаем и Ираном. Исходящий из Вашингтона неослабный нарратив Министерства Правды о всех этих событиях тщательно обходит стороной тот факт, что без Москвы «Запад» никогда бы не сел обсуждать окончательную ядерную сделку с Ираном и не получил бы соглашения об уничтожении химического оружия из Дамаска.

Когда споры Китая со своими соседями в Южно-Китайском море, а также с Японией из-за островов Сенкаку/Дяоюйдао пересекаются с украинским кризисом, неизбежным выводом будет то, что и Россия, и Китай считают свои окраины и морские коммуникации частной собственностью и не будут оставлять вызовы без ответа – будь то расширение НАТО, окружение американской военной инфраструктурой или противоракетными щитами. Вопреки версии событий, которой теперь потчуют западную публику, ни Москва, ни Пекин не склонны к обычной форме империалистической экспансии. Их «красные линии» по своей сути остаются принципиально оборонительными, какие бы громкие угрозы ими иногда ни использовались для обеспечения их безопасности.

Неважно, чего может захотеть, или испугаться, или попытаться предотвратить Вашингтон – факты на местах говорят о том, что в грядущие годы Пекин, Москва и Тегеран будут только сближаться, медленно, но верно создавая в Евразии новую геополитическую ось. Между тем складывается впечатление, что сбитая с толку Америка помогает и содействует демонтажу своего собственного однополярного мирового порядка, предоставляя при этом БРИКС самое настоящее окно возможностей для того, чтобы попытаться поменять правила игры.

Россия и Китай в режиме разворота

В аналитическом царстве Вашингтона возобладало убеждение, согласно которому администрации Обамы следует сосредоточиться на том, чтобы повторно разыграть холодную войну посредством новой версии политики сдерживания, имеющей целью «ограничить развитие России как гегемонистической державы». Рецепт – чтобы «сдержать» Россию, надо вооружить соседей, от стран Прибалтики до Азербайджана. Холодная война 2.0 идёт, потому что с точки зрения вашингтонских элит, она никогда по-настоящему не уходила из города.

При этом, насколько США борются с появлением многополярного, многодержавного мира, настолько на подобное развитие событий регулярно указывают экономические факты на местах. Остаётся вопрос: будет ли закат гегемона медленным и разумно величавым, или же он утянет с собой весь мир по модели, которая была названа «выбором Самсона»?

Пока мы наблюдаем разворачивающийся спектакль, в котором ещё не видно развязки, необходимо помнить, что в Евразии растёт новая сила, при этом китайско-российский стратегический альянс грозит доминировать над своим хартлендом вместе с огромными пространствами своей внутренней дуги (inner rim). Теперь, с точки зрения Вашингтона, это кошмар макиндеровского масштаба. Подумайте, например, о том, как на это смотрит Збигнев Бжезинский, бывший советник по национальной безопасности, ставший наставником президента Обамы в глобальной политике.

В своей книге 1997 года «Великая шахматная доска» Бжезинский утверждал, что на евразийской «шахматной доске» «продолжается борьба за мировое превосходство», в которой «Украина является геополитическим центром». «Если Москва вернет себе контроль над Украиной», писал тогда он, «Россия автоматически вновь получит средства превратиться в мощное имперское государство, раскинувшееся в Европе и в Азии»

В этом по-прежнему заключаетя бо́льшая часть подоплёки американской имперской политики сдерживания – от европейского «ближнего зарубежья» России до Южно-Китайского моря. Тем не менее, пока эндшпиля не видно, не сводите глаз с России, разворачивающейся к Азии, с Китая, разворачивающегося по всему миру, и с БРИКС, напряжённо работающего над тем, чтобы вызвать наступление нового Евразийского века.

Пепе Эскобар


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (8 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *