БРИКС заложили фундамент, но реальные действия под вопросом

Основные проблемы новых учреждений БРИКС по-прежнему не решены, и они могут стать препятствием на пути превращения амбиций в реальные действия.

brics-logo

Неудивительно, что шестой ежегодный саммит стран БРИКС в Бразилии снова расколол общественное мнение. Когда в марте 2012 года было выдвинуто предложение об учреждении банка развития и валютных свопах стран БРИКС, реакция уже была неоднозначной. Некоторые – в том числе конкурентные международные финансовые учреждения Всемирный банк и МВФ – считали, что такие учреждения могут помочь удовлетворить огромные инвестиционные потребности развивающихся стран. Другим казалось, что с учётом значительных экономических и политических различий, возможность БРИКС осуществлять согласованные действия ограничена.

И всё же лидерам Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки удалось договориться о ключевых особенностях так называемого Нового банка развития и соглашения о резервном фонде. Означает ли это, что критики ошибались, пренебрежительно называя БРИКС «искусственным блоком, образованным знаменитой фразой Goldman Sachs»? Правда ли, что это первый настоящий шаг на пути к долгожданной перестройке мировой финансовой архитектуры?

Достижение согласия странами БРИКС впечатляет. Но тем, кто возлагает свои надежды на возглавляемый БРИКС капитальный ремонт мировых международных финансовых учреждений не стоит ждать затаив дыхание. Основные проблемы сохраняются, и они ограничат способность БРИКС сочетать амбиции с реальными действиями.

Новый банк развития будет финансировать инфраструктуру и экологически устойчивые проекты в странах-учредителях, а также в других развивающихся странах. Первоначальный уставный капитал и подписной капитал будут составлять сто миллиардов долларов и пятьдесят миллиардов долларов соответственно. Бразилия и Индия сыграли главную роль в обеспечении равного распределения подписного капитала между пятью основателями, тем самым ограничив возможность Китая получить больше влияния на банк.

Из-за основных спорных моментов о руководстве и расположении банка переговоры Индии и Китая продолжались до самого открытия учреждения. Наконец было достигнуто соглашение о том, что центральный офис будет находиться в Шанхае, а первым президентом станет выходец из Индии. Председатель совета директоров будет из Бразилии, а первым председателем совета управляющих станет представитель России. Первый региональный центр будет находиться в Южной Африке.

Текущее содержание соглашения БРИКС о резервном фонде напоминает Инициативы Чианг Май на ранней стадии. Это основа для финансовой поддержки в условиях фактического или потенциального краткосрочного давления на платёжный баланс. Общая сумма выделенных средств составляет сто миллиардов долларов, из которых сорок один процент выделил Китай, пять процентов Южная Африка, а остальные страны по восемнадцать процентов каждая. Соглашение БРИКС о резервном фонде не является общим фондовым пулом; средства будут выделяться лишь в ответ на одобренные запросы. Большинство решений об управлении и деятельности будет приниматься путём консенсуса, а одобрение запросов на финансовую поддержку будет осуществляться решением большинства на основании пропорционального голосования. Тридцать процентов максимального доступа к средствам подлежит одобрению стран-членов; остальные останутся привязанными к МВФ.

Хотя важные соглашения достигнуты, самая сложная часть ещё впереди. Новый банк развития, который по планам начнёт предоставлять займы в 2016 году, потенциально способен сделать важный вклад в преодоление мирового дефицита инвестиций в инфраструктуру, который оценивается примерно в 1-1,5 триллиона долларов в год. Но если влияние Китая сдерживается равным распределением доли подписного капитала, это существенно ограничит кредитоспособность банка в ближайшие годы.

Если одной из проблем является наличие финансирования, ещё одну проблему представляет наличие осуществимых инфраструктурных проектов. Странам БРИКС будет необходимо согласовать критерии отбора проектов и сотрудничать по социальным, экологическим и организационным стандартам. Если членам-учредителям не удастся достичь соглашения, есть множество существующих и формирующихся банков развития, которые сосредоточены на инвестициях в инфраструктуру. В Латинской Америке и Бразилии уже есть собственные банки развития. Китай также начал предварительные переговоры по Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций.

До сих пор непонятно как (и будет ли) банк развития БРИКС связан с этими учреждениями. В любом случае избыток альтернатив предполагает, что БРИКС не будут вынуждены сотрудничать по спорным вопросам.

Нет оснований полагать, что Новый банк развития и резервный фонд БРИКС бросят вызов господству Всемирного банка и МВФ, или усилят влияние развивающихся держав на реформу мировой финансовой архитектуры. Может в последнее время относительная значимость займов Всемирного банка для инфраструктуры снизилась, но учреждение по-прежнему является ведущим спонсором сокращения бедности. Несмотря на резкий подъём, Китай и Индия до сих пор борются с сокращением бедности и участвуют в программах кредитования Всемирного банка.

Уже известно, что резервный фонд БРИКС будет связан с МВФ. Вероятнее всего, он столкнётся с теми же проблемами наблюдения и институционного потенциала, которые стоят перед Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии относительно Многосторонней инициативы Чианг Май и Организации макроэкономических исследований АСЕАН +3. С учётом того, что эти факторы ограничат возглавляемую БРИКС реформу, прогресс в изменении мировой финансовой архитектуры в конечном счёте зависит от реализации реформы квот и управления МВФ 2010 года, где последний толчок сделает конгресс США, а не давление стран БРИКС.

Саммит БРИКС в Форталеза служил другой цели: для каждого члена он стал платформой для провозглашения личных достижений, несвязанных с мировым финансовым управлением – это платформа для первого дипломатического успеха Моди в качестве премьер-министра и возможность для Путина продемонстрировать, что у него есть союзники, несмотря на растущее напряжение в отношениях с Западом. Реформа архитектуры мировой финансовой системы назревает давно, но вряд ли её главным двигателем станут страны БРИКС.

Об авторе. Мария Тереза Анна Робле – научный сотрудник Центра исследований многосторонних отношений Школы международных исследований С. Раджаратнам при Наньянском технологическом университете.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *