Каким будет следующий кризис Уолл-стрит

На прошлой неделе Федеральный резерв обнародовал план на следующий финансовый кризис, который некоторые обозреватели сравнивают с намерением сжечь торговые дома на Уолл-стрит – или наоборот гарантировать крупным банкам очередное спасение от банкротства.

Barclays specialist trader Michael Pistillo shouts out a price just after the opening bell on the floor at the New York Stock Exchange

Совет федерального резерва и его региональные банки переполнены экономистами. А вот чего у Федрезерва похоже нет, так это честного и информированного консультанта, который мог бы посоветовать, как вторичным рынкам думать во время тяжёлого финансового кризиса.

В позапрошлый вторник Федрезерв, вместе с другими органами, ведающими банковской системой, обнародовал новый закон о ликвидности для крупнейших банков Уолл-стрит – тех, которым во время кризиса 2008-2010 годов потребовалась большая помощь. Согласно Федрезерву, цель этого закона состоит в том, чтобы заставить крупнейшие развитые банки держать достаточное количество «высококачественных ликвидных активов», чтобы в случае массового изъятия вкладов их можно было легко ликвидировать, исключая необходимость предоставления очередных срочных ссуд. Сначала казалось, что всё хорошо.

Затем Федрезерв и его коллеги регуляторы банковской системы сделали то, что вызывает серьёзные сомнения в их рыночном опыте. Они объявили, что вдобавок к казначейским облигациям, куда во времена кризисов происходит бегство капитала, крупным банкам также можно держать промышленные облигации и корпоративные обыкновенные акции индекса Russell 1000 помимо их «высококачественных ликвидных активов», предназначенных для экстренного случая.

За шесть недель до того как Федрезерв провозгласил неторгуемые корпоративные облигации ликвидными активами, в газете Financial Times появилась статья Трейси Эллоуэй, открывающаяся следующим параграфом:

«За пять лет после финансового кризиса лёгкость, с которой инвесторы могут торговать корпоративным долгом, резко снизилась, на что указывает исследование, которое, вероятно, породит опасения по поводу перспективы усиленной распродажи на рынке США в 9,9 триллионов долларов».

Также, в статье Джека Бао, Цзюнь Паня и Цзян Вана, написанной в 2010 году и метко озаглавленной «Ликвидность промышленных облигаций», значится: «Неликвидность американского рынка промышленных облигаций привлекла внимание и вызвала интерес у исследователей, практиков и политиков» (видимо у всех, кроме исследователей центрального банка США).

Теперь поговорим о цепной реакции.

За пределами Федрезерва ликвидность обычно рассматривают как возможность быстрой ликвидации ценных бумаг без резкого падения их курсов.

Во время финансового кризиса, когда цены акций падают, если мега банки Уолл-стрит начнут сбрасывать свои акции (которыми они закупились благодаря Федрезерву), это сразу усилит нисходящую спираль цен на акции, вызывая мгновенную переоценку стоимости промышленных облигаций тех же материнских корпораций.

Это называется цепной реакцией. Она подпитывается за свой счёт.

Есть одна причина, по которой ценные бумаги американского казначейства ликвидны, а промышленные облигации нет. Ценные бумаги настолько просты и прозрачны, что для торговли ими не требуются проспекты и другие бумаги. Они подкреплены доверием и уважением правительства США – что на самом деле означает способность облагать налогом граждан, чтобы оплатить свои счета, и практиковать очень эффективные способы сбора налогов – взымать их из зарплат граждан, после чего они получают всё оставшееся.

Промышленные облигации зачастую настолько сложны, что они выпускаются вместе с десятками страниц сложной юридической терминологии.

Во время следующего финансового кризиса цепная связь между корпоративным долгом и акциями корпораций может оказаться ещё крепче. Это связано с тем, что с 2006 года корпорации используют постоянно растущую прибыль по долговым обязательствам, чтобы выкупить собственные акции.

По данным Birinyi Associates, за календарные годы 2006 по 2013 корпорации выделили 4,14 триллионов долларов на выкуп собственных акций, продающихся на американской бирже. Только в 2013 году на выкуп акций корпорации выделили 754 млрд. долларов, вместе с тем заимствуя деньги на кредитных рынках.

Старший рыночный аналитик LPL Financial Джеффри Клеинтоп  выпустил доклад, согласно которому сейчас корпорации являются единственным крупнейшим покупателем всех американских акций. Эта тенденция продолжилась в 2014 году: в первом квартале компании индекса Standard and Poor’s 500 выкупили акций примерно на 160 млрд. долларов.

Поскольку бо́льшую часть этого бычьего рынка акций финансировал корпоративный долг, в то время как низкие процентные ставки Федрезерва привели к созданию обстановки, способствующей размещению ещё большего количества корпоративных облигаций, продаваемых жаждущим дохода инвесторам, этому всему суждено было кончиться плохо.

Если сейчас Федрезерв скажет, что эти две категории корпоративных акций поспособствуют ликвидности крупных банков Уолл-стрит во время серьёзного финансового кризиса, это всё равно что людей попросят забыть про здравый смысл.

Комитет сената США по банкингу должен провести совещание касательно этого опасного плана.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (4 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Николай:

    В ФРС сидят большие мудрецы и фокусники. Новый закон о ликвидности для крупных банков может означать, что в новой программе стимулирования (рефинасирования кредитования промышленности) на случай финансового кризиса (из-за повышения %% ставок) ФРС готовится акцентировать помощь на корпоративных финансовых инструментах и снизить значение казначейских векселей США, т.е. государственных долговых инструментов. Тогда это может означать, что 1) риск падения цены на казначейки ложится в большей степени на инвесторов (среди которых велика роль других государств) и 2) что Минфин США готовится к очередной истории с ограничением долгового потолка (возможно, как спусковому крючку для роста %% ставок и обвала цен на ценные бумаги, прежде всего казначейки). Одновременно это может означать упреждающую защиту ФРС от запоздалого сброса казначеек крупными иностранными держателями (т.к. убытки лягут на них), а также то, что ФРС ожидает в среднесрочной перспективе от роста %% ставок притока капитала в США и роста курса акций (вслед за определенным их падением). Госдолг США надо обесценить с помощью роста %% ставок и за счет других — вот цель США. В самом сложном положении могут оказаться Китай, Япония, Ближний Восток и др.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *