Путевые заметки канадского туриста о сегодняшней России

Молодой человек жмёт мне руку. 

Нет, я бы не сказал, что я за Путина. В России очень много коррупции, огромные деньги уходят не к тем людям. Мы должны стать более западными. Вместо этого страна движется в противоположном направлении.

0200-1280

Современный Воронеж

Наконец-то, подумал я, либеральная критика Путина. Молодой человек продолжал: «Здесь не так уж плохо, но в Москве уже видны перемены. Они повсюду. Пожалуйста, поймите меня правильно, я никого не ненавижу, но я чувствую себя некомфортно, слишком уж их много, этих перемен. Иногда даже не верится, что я до сих пор в России».

На мой взгляд, с тех пор как я приезжал сюда в прошлый раз, десять лет назад, изменилось очень многое. По пути из аэропорта в город Воронеж, я видел совершенно изменившиеся окрестности, супермаркеты, офисные здания и тому подобное. В 2003 году во всем городе был только один торговый центр, и это никого не удивляло. Сегодня здесь такие же гигантские гипермаркеты, как в Торонто. У моих здешних друзей и знакомых дела, похоже, идут неплохо. Некоторым удалось «подняться» и войти в растущий средний класс, а одна семейная пара пригласила нас в свой роскошный дом в пригороде.

В то же время, большинство населения, похоже, не добилось обеспеченности, а в чем то стало даже хуже. Десять лет назад было полно работы. Зарплата могла быть ничтожной, но все же это были деньги. Сегодня даже за эти рабочие места идет жестокая конкуренция. Один безработный мужчина сказал мне:

Сейчас нелегко найти работу. Наниматели берут эмигрантов, которые согласны работать за меньшие деньги и никогда не жалуются. А их сейчас очень много, особенно из Центральной Азии, да и вообще отовсюду.

Зелен виноград? Возможно. Однако, это соответствует словам одного подрядчика-строителя, с которым я раньше говорил в Квебеке: 

Я больше не занимаюсь строительными проектами в России, поскольку теперь всегда находится российская компания, которая готова выполнить все работы за абсурдно низкую цену. Единственный способ уложиться в такой бюджет – нанимать нелегальных иммигрантов. Об этом всем известно, но ничего не делается, чтобы прекратить подобную практику.

Я не был удивлен, увидев в таком большом городе как Воронеж, украинских беженцев, однако, было странно видеть, как много их живет в отдаленных деревнях. Каждая семья беженцев рассказывала свою собственную ужасную историю. Когда подобный рассказ слышишь от профессионального журналиста, это совсем не то. Гораздо легче поверить простым людям, которым никто не платит за то, что они тебе говорят. Этот фактор сильно недооценивается, когда речь идет о растущей ненависти русских по отношению к украинским властям.

После всего, что произошло, я не могу себе представить, как Восточная Украина сможет хоть когда-нибудь согласиться жить под властью Киева. Это как неизбежный распад семьи, где пересечен рубеж между словесными оскорблениями и физическим насилием.

Мы стояли у киоска с фастфудом. «Я просто не понимаю», сказала моя жена. «Цены почти такие же, как в Канаде, а доходы здесь гораздо ниже. Как людям удается выживать?» Ее случайно услышал какой-то молодой человек. «Тех, кто не способен выживать, вы просто не увидите».

Большую часть города покрывает застройка послевоенного периода. Дома сильно обветшали и североамериканцы не задумываясь назвали бы такое жилье трущобами. Мы привыкли считать, что трущобы порождают преступность, разрушенные семьи и отставание в умственном развитии. Однако, здесь можно спокойно гулять, семьи обычно крепкие, а дети старательно учатся, чтобы стать инженерами, учеными, балеринами или еще кем-нибудь.

Мы сидели в ресторане с двумя молодыми русскими, адвокатом и университетским преподавателем. «Война будет?», спросил один из них. Он выглядел встревоженным. Я пытался быть убедительным, говорил, что никто не хочет войны. Однако, я и сам не был до конца уверен в этом.

Мне задали еще один вопрос: «Понимают ли американцы, во что они ввязываются?» Я покачал головой. Очень немногие люди на Западе знают Россию, и то немногое, что они делают, оказывается более чем бесполезным.

Гитлер говорил, это будет легко, как пинком ноги открыть дверь обветшавшей калитки. Это только поначалу так казалось. А затем война тянулась и тянулась, пожирая одну германскую дивизию за другой. Если, прости меня Боже, снова случится война, мы скорее всего увидим что-то подобное. Не имея перед собой высшей цели, русский человек часто впадает в безделье, пьянство и саморазрушительное поведение. Дай ему такую цель, и он будет сражаться за нее с почти сверхчеловеческой силой.

Один из моих профессоров приписывал этот феномен старинному укладу традиционной деревенской жизни. Большую часть года мужик много спал и проводил свои дни бесцельно. Однако, когда приходила пора распахивать поля или собирать урожай, ему приходилось забывать про отдых и работать от темна до темна.

Сегодня 70-я годовщина со дня Великой Победы, и приметы этого праздника видны повсюду. Появилась целая лавина новых фильмов о войне, среди которых один посвящен битве за Севастополь. Трудно не увидеть параллелей с нынешним конфликтом.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (26 голосов, среднее: 4,08 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Boyan:

    вяленькие заметочки. чего он заметил то?

  2. Бывают Хуже:

    «я не могу себе представить, как Восточная Украина сможет хоть когда-нибудь согласиться жить под властью Киева»
    Прошло 70 лет и евреи стремятся в Германию, и Россия дружит с Германией, дружила до недавнего времени, за деньги помириться можно с любым, даже с Америкой, не говоря уже о Киеве

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *