Сирия приближается к стратегической победе, которая изменит Ближний Восток

Сирия побеждает. Несмотря на нынешние кровопролития и жесткое экономическое давление, эта страна упорно приближается к военной и стратегической победе, которая приведет к коренным изменениям на Ближнем Востоке. Этот провал американской политики нанесет серьезный удар по американской мечте, объявленной десять лет назад Бушем-младшим, о превращении Ближнего Востока в управляемый и зависимый регион.

Syrian-Arab-Army-4

Основные слагаемые победы Сирии – массовая поддержка национальной армии населением перед угрозой губительной войны между исламистскими группировками, активная помощь со стороны ключевых союзников и раздробленность международных сил, выступающих против сирийского государства.

Экономические трудности, включая регулярные отключения электроэнергии, становятся все более тяжелыми, однако они не сломили волю сирийского народа к сопротивлению. Правительство обеспечивает население основными видами продовольствия и поддерживает работоспособность систем образования и здравоохранения, спорт, культуру и другие социальные сферы. Ряд государств, прежде настроенных враждебно, а также некоторые агентства Организации Объединенных Наций, возобновляют свои отношения с Сирией. Улучшение обстановки в сфере безопасности, недавнее соглашение великих держав с Ираном по поводу его ядерной программы и другие благоприятные дипломатические факторы, все это указывает на значительное укрепление «оси сопротивления».

Обо всем этом трудно что-либо узнать из западных средств массовой информации, которые постоянно распространяют ложь о характере и сущности конфликта, а также о ходе развития кризиса. Основные особенности этой лжи заключаются в старательной маскировке поддержки, оказываемой НАТО исламистским группировкам, так называемым салафитам или такфиристам (такфиристы — представители одного из наиболее радикальных течений в Исламе), и одновременной пропаганде их успехов при полном игнорировании ответных контрнаступлений сирийской армии. В сущности, эти террористы, пользующиеся поддержкой Запада, не добились никакого стратегического преимущества с тех пор, как еще в 2012 году, ценой значительных потерь среди иностранных боевиков, они захватили часть одного из крупных городов на севере страны, Алеппо.

Профессон Андерсон пишет: «Во время моей второй за период кризиса поездки в Сирию в июле 2015 года, я видел, насколько повысилась степень безопасности во всех крупных городах. В декабре 2013 года, в мой первый приезд сюда, хотя натовские головорезы уже были в основном выбиты из Хомса и Эль-Кусайра, они занимали древнее селение Малула и территории вдоль горной гряды Каламун на границе с Ливаном, а также подвергали обстрелам дорогу к югу от Сувейды. В этом году мы могли свободно передвигаться по дороге от Сувейды до Дамаска, Хомса или портового города Латакия, с одной лишь небольшой задержкой и вынужденным объездом в районе Харасты. В конце 2013 года восточные кварталы Дамаска подвергались постоянным артиллерийским обстрелам, а в этом году подобное случалось довольно редко. Судя по всему, под контролем армии находится 90 процентов густонаселенных районов страны.

Факт первый: никакой «умеренной оппозиции» никогда не существовало. Подлинное движение за политические реформы было еще в марте-апреле 2011 года заменено суннитским исламистским бунтом. В первые месяцы кризиса в районе между городами Даръа и Хомс главными вооруженными группировками были экстремисты вроде бригад Аль-Фарук, поддерживаемые Саудовской Аравией и Катаром, которые осуществляли публичные расправы и взрывали больницы, распространяли лозунги геноцида и проводили этнические и религиозные чистки. Сирийцы называют всех их «Даеш» (ИГИЛ) или просто «наемниками», не особенно заботясь о правильном наименовании. Недавнее заявление лидера «умеренной оппозиции» Ламии Нахас о том, что национальные и религиозные меньшинства в Сирии – это зло, которое должно быть уничтожено, подобно тому как поступали с меньшинствами Гитлер или турки-османы, является лишним подтверждением этого факта. Характер вооруженного конфликта всегда заключался в конфронтации между авторитарным, но в то же время плюралистическим и социально инклюзивным государством и суннитскими исламскими экстремистами, действующими в качестве наемной армии крупных держав.

Факт второй: практически все зверства, вина за которые возлагалась на сирийскую армию, были совершены бандитами, пользующимися западной поддержкой, что являлось частью их стратегии провокации более серьезного западного вмешательства. Примерами могут служить уже опровергнутые обвинения в применении химических видов оружия и сопутствующие утверждения о применении зажигательных «бочковых бомб». Американский журналист Нир Розен писал еще в 2012 году: «ежедневно оппозиция сообщает данные о жертвах, обычно без каких-либо пояснений»… Многие из убитых, упоминаемых в сообщениях как невинные жертвы правительственных обстрелов среди гражданского населения, на самом деле являются боевиками оппозиции. Эти сводки оппозиции все еще используются такими организациями как «Amnesty International» и «Human Rights Watch» для разжигания военной пропаганды. Сирийская армия на самом деле казнила захваченных в плен террористов, а спецслужбы продолжали осуществлять аресты и преследование подозреваемых в сотрудничестве с ними. Однако, именно армия пользуется всеобщей поддержкой в народе. Исламистские же банды повсеместно бахвалятся своими зверствами и практически не пользуются популярностью.

Факт третий: несмотря на присутствие террористов в значительной части Сирии, ни ИГИЛ, ни другие вооруженные группы не смогли захватить контроль над большинством густонаселенных территорий страны. Западные агентства, такие как Janes и ISW, регулярно путают присутствие с контролем. Несмотря на насилие Даеш-ИГИЛ в Даръа, Идлибе и восточной части Хомса, наиболее густонаселенные части Сирии находятся сегодня под более надежным контролем армии, чем в 2013 году. Во всех серьезных противостояниях армия в основном одерживает победы. Однако она находится под давлением и нередко вынуждена идти на тактические отступления, поскольку ей приходится воевать на многочисленных фронтах одновременно.

Сирийская армия укрепила свои позиции вокруг северных городов Алеппо, Дума и Хараста, а также недавно одержала победы в Хасаке, Идлибе и Даръа. Вместе с силами движение Хезболла армия Сирии практически уничтожила боевиков Даеш-ИГИЛ и их ссорящихся между собой союзников в районе гряды Каламун, расположенной вдоль границы с Ливаном.

Несмотря на годы массового терроризма и западные санкции, сирийское государство функционирует на удивление эффективно. В июле 2015 года наша группа посетила крупные спортивные центры, школы и больницы. Миллионы сирийских детей ходят  в школу, и сотни тысяч по-прежнему проходят обучение в университетах, в основном бесплатное. Безработица, нужда и отключения электроэнергии действительно терзают страну. Группы такфиристов атакуют больницы уже с 2011 года. Также они постоянно нападают на электростанции, что вынуждает правительство осуществлять контроль распределения энергии до тех пор, пока не будет восстановлена система электроснабжения. В Сирии наблюдается дефицит товаров и свирепствует нужда, однако, несмотря на войну, жизнь продолжается.

Так, например, в 2014 году возникли разногласия по поводу строительства комплекса «Uptown» в городе-спутнике Новый Шам недалеко от Дамаска. Комплекс включает в себя рестораны, магазины, спортивные сооружения, детские аттракционы и другие развлечения. Аргументы одной из сторон спора сводились к вопросу: «Как может государство тратить огромные деньги на подобные цели в условиях, когда многие люди страдают от тягот войны?» Их оппоненты утверждали, что жизнь, несмотря ни на что, продолжается и семьи должны иметь возможность вести полноценную жизнь. После праздника Рамадан мы видели тысячи людей, проводящих время в этом комплексе, прекрасно оборудованном для детского отдыха.

Процедуры и меры безопасности стали для людей привычными. Частые проверки силами армии воспринимаются с исключительной терпимостью. Сирийцы знают, что это необходимо для их же блага, особенно когда речь идет о заминированных автомобилях и грузовиках, используемых террористами. Солдаты действуют жестко, но гуманно, нередко обмениваясь дружескими шутками с населением. У большинства семей кто-то из родных служит в армии, многие потеряли в ходе конфликта своих близких. Сирийцам не приходится страдать от притеснений и дрожать от страха перед солдатами, как это повсеместно было в прошлом при таких диктаторских режимах как в Чили или Сальвадоре, установленных при поддержке США.

На севере страны мэр города Латакия сказал нам, что его население его области увеличилось с 1,3 миллиона человек до более 3 миллионов за счет беженцев из Алеппо, Идлиба и других северных регионов, ставших объектами вторжения исламских террористов. Большинство из них живут бесплатно в жилых помещениях, субсидируемых государством, с семьями и друзьями, либо снимают небольшие помещения или офисы. Мы видели группу приблизительно из 5 тысяч человек, многие из которых вынуждены были бежать из Хамы, живущих в большом спортивном комплексе в Латакии. На юге город Сувейда принял около 130 тысяч семей из района Даръа, что увеличило население провинции вдвое. Кроме того, Дамаск принимает большую часть из 6 миллионов внутренних беженцев, и, при незначительной помощи УВКБ ООН  (Агентство ООН по делам беженцев), правительство и армия берут на себя основные обязанности по организации заботы о них. При этом западные средства массовой информации рассказывают только о лагерях беженцев в Турции или Иордании, которые в основном находятся под контролем вооруженных группировок.

«Атаки режима против гражданского населения», или «бомбежки жилых районов без разбора» на самом деле существуют только в исламистской пропаганде, на которую опирается большинство западных источников. Тот факт, что за три года войны сирийская авиация и артиллерия так и не сравняла с землей захваченные противником районы, такие как Джобар, Дума и северную часть Алеппо, подтверждает лживость этих обвинений против армии. Вы можете быть практически уверены, что в следующий раз, когда западные источники снова сообщат о жертвах тотальных бомбежек по приказу сирийского правительства среди мирного населения, на самом деле речь будет идти о подвергшихся атаке исламистах.

Эта война происходит в жилых кварталах городов, от дома к дому, с большими потерями среди солдат. Многие сирийцы, с которыми мы говорили, утверждают, что на самом деле хотели бы, чтобы правительство, наконец, сравняло с землей эти города-призраки, считая, что единственные мирные жители, оставшиеся там – это семьи коллаборационистов, сотрудничающих с экстремистскими группировками. Однако, сирийское правительство проявляет в этом отношении исключительную осторожность.

Страны ближневосточного региона хорошо видят, что происходит на самом деле, и они уже начали восстанавливать свои отношения с Сирией. Вашингтон все еще продолжает лгать о химическом оружии (несмотря на представленные свидетельства от независимых источников), однако уже с конца 2013 года не решается на какую-либо серьезную эскалацию, после конфронтации с Россией. Массированная пропаганда войны продолжается, однако, примечательно, что такие государства как Египет и Объединенные Арабские Эмираты, совсем недавно враждебно настроенные против Сирии, сейчас начали нормализацию своих дипломатических отношений с Дамаском.

ОАЭ, возможно одна из наиболее «гибких» монархий Персидского залива, которая, впрочем, была причислена вице-президентом США Джо Байденом к перечню стран, поддерживающих ИГИЛ, имеет собственные поводы для тревоги. Там недавно были арестованы десятки исламских экстремистов по обвинению в попытке превращения этой абсолютистской монархии в исламский халифат. Египет, снова оказавшийся под властью военных после краткого периода правления «братьев-мусульман», собиравшихся присоединиться к атакам против Сирии, сейчас борется с собственным исламским терроризмом, исходящим от того же «братства». Крупнейшая из арабских стран сегодня высказывается в поддержку сохранения территориального единства Сирии и по крайней мере на словах одобряет антитеррористическую кампанию сирийского правительства. Египетский аналитик Хассан Абу Талеб называет эти заявления своего правительства «осуждением односторонних действий Турции против Сирии».

Правительство Эрдогана попыталось позиционировать Турцию как главный оплот мусульманского братства в регионе, однако потеряло своих союзников, и часто вступает в противоречия с другими антисирийскими силами, а также сталкивается с недовольством собственного населения. Вашингтон попытался использовать курдских сепаратистов против Багдада и Дамаска, в то время как Турция считает именно их главными своими врагами. В свою очередь, курдские коммунисты пользовались большей автономией и находились в условиях большей терпимости под властью Ирана и Сирии.

Недавнее соглашение, подписанное между Вашингтоном и Тегераном – важное событие, поскольку Исламская Республика остается самым надежным союзником светской Сирии в регионе и жестким противником саудитских исламистов. Утверждение роли Ирана в регионе неприятно для Саудовской Аравии и Израиля, однако является весьма благоприятным для Сирии. Все комментаторы видят дипломатические игры вокруг иранской сделки, и, несмотря на отстранение Тегерана от участия во встрече между российским, американским и саудовским министрами иностранных дел, можно не сомневаться, что влияние Ирана на региональные проблемы значительно усилилось. Неожиданная для многих встреча руководителя сирийской разведслужбы бригадного генерала Али Мамлюка и министра обороны Саудовской Аравии принца Мохаммеда бин Сальмана также свидетельствует о том, что сирийское правительство восстановило прямые дипломатические дискуссии с главным спонсором терроризма в ближневосточном регионе.

Сирия одерживает победу, потому что сирийский народ поддержал свою армию, ведущую войну одновременно против сил НАТО и международного терроризма, спонсируемого монархиями персидского залива. Сирийцы, включая многих набожных суннитов, никогда не смирятся с насильственным, публично отрубающим головы, извращением ислама, которое происходит при поддержке суннитских монархий Залива.

Победа Сирии будет иметь весьма далеко идущие последствия. Она будет означать конец роли Вашингтона как организатора операций по «смене режимов» во всем регионе, от Афганистана до Ирака и Ливии. Из многочисленных смертей и бед, вызванных этой грязной войной, на наших глазах выросла «ось сопротивления». Победа Сирии будет также победой Ирана и ливанского Сопротивления, возглавляемого движением «Хезболла». Более того, конфликт помог выстроить систему сотрудничества с Ираком. Постепенная инкорпорация Багдада в «ось сопротивления» будет означать окончательный провал планов по формированию «Нового Ближнего Востока», контролируемого США, Израилем и Саудовской Аравией. Региональное единство обойдется Ближнему Востоку в невероятную и ужасную цену, но оно наступит, несмотря ни на что.

Автор, Тим Андерсон  — писатель, публицист, профессор политологии университета в Сиднее, Австралия


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (12 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. Отличная Погодка:

    шикарная статья. надеюсь, все действительно так и будет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *