Америке не следует пытаться расколоть китайско-российский альянс

Если Америка заблуждается относительно природы китайско-российских отношений, ее политика может привести не к ослаблению, а наоборот, к укреплению союза этих двух крупных соперников Америки.

Подпись к изображению. Президент США Барак Обама и Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин во время банкета в Пекине, 12 ноября 2014 года
Barack-Obama-Xi-Jinping

Эксперты вашингтонского «Центра новой американской безопасности» (Center for a New American Security) Джейкоб Стокс и Александер Салливан недавно в своей статье «Два сценария для российско-китайского альянса: какой должна быть реакция Америки?», опубликованной в журнале «Foreign Affairs» предостерегали о том, что национальные интересы США подвергаются серьезному риску, поскольку американские наблюдатели и политики склонны либо недооценивать, либо переоценивать угрозу, которую представляет собой альянс между Китаем и Россией.

С одной стороны, такие известные ученые как Джозеф Най полагают, что этот союз безнадежно поражен порчей взаимного недоверия. Эта точка зрения сводится к тому, что Китай и Россия сотрудничают между собой только в тех случаях, когда это отвечает интересам обеих стран, а вовсе не потому, что связаны общей судьбой или грандиозными совместными стратегическими планами.

С другой стороны, многие эксперты верят как раз в эти грандиозные совместные планы. Стокс и Салливан называют эту точку зрения концепцией «могущественной авторитарной оси». Она состоит в том, что Китай и Россия строят долгосрочное партнерство с целью бросить вызов американскому мировому превосходству.

«Как всегда, истина где-то посредине», полагает Ник Оттенс.

Стокс и Салливан признают, что некоторые аспекты китайско-российского сотрудничества угрожают американским интересам. «Так, например, Пекин и Москва предпринимают совместные шаги для нормализации так называемого «кибер-суверенитета». Этим термином обозначается усиление контроля национальных правительств в сфере виртуальной активности в пределах государственных границ, которое ведет к дальнейшему дроблению единого и открытого интернета. Другим примером может служить решение Москвы о продаже Пекину современного зенитно-ракетного комплекса С-400, которое может серьезно помешать осуществлению военных планов США в азиатско-тихоокеанском регионе.

Однако, следует принять во внимание, что остальные направления сотрудничества между этими странами либо никак не затрагивают национальных интересов США, либо даже отвечают им. Так, например, Китай и Россия принимали активное участие в переговорах по иранской ядерной программе. Кроме того, обе страны противостоят общей с Западом угрозе распространения исламского радикализма и экстремизма.

Поскольку китайско-российское сотрудничество имеет для Америки и положительные и отрицательные стороны, обе концепции, как сдержанная, так и алармистская, безусловно, не годятся в качестве основы руководства к действию.

Те, кто считает китайско-российский альянс заведомо обреченным на развал, утверждают, что Америке достаточно оставаться в стороне, чтобы спокойно дождаться победы. Их оппоненты, видящие в нем непосредственную угрозу для американских стратегических интересов, призывают к проведению «политики сдерживания», которая скорее укрепит альянс, нежели будет способствовать его скорейшему распаду.

Популярный информационный ресурс «Atlantic Sentinel» публиковал на своих страницах предостережения о несостоятельности подобной политики, утверждая, что если Соединенные Штаты окажутся не в состоянии адаптироваться к усилению китайского влияния, или, что гораздо хуже, у Китая сложится впечатление, что Америка намерена блокировать его «восхождение», Пекин в конце концов может решить, что преимущества альянса с Россией перевешивают все издержки и риски.

Соединенные Штаты должны найти оптимальный подход к решению этой проблемы, пишут Стокс и Салливан, такой, который будет предусматривать совместную изоляцию Китая и России, вместо попыток расколоть их партнерство.

В отличие от времен холодной войны, когда Соединенным Штатам удалось сформировать некий квази-альянс с Китаем против Советского Союза, сегодня подобный «треугольник» не является подходящим вариантом. В тот момент Китай был гораздо более слабым и противостоял попыткам СССР превратить его в коммунистическое марионеточное государство.

Сегодня слабой стороной является Россия, однако Китай при этом не стремится к контролю над ней, и режим Владимира Путина получает преимущества как от идеологического противостояния с Западом, так и от растущих экономических связей с Китаем.

Америке почти нечего предложить Китаю, чтобы заставить его отказаться от партнерства с Россией или попытаться ее утихомирить, поскольку чем большую головную боль Россия создаст для Вашингтона в Восточной Европе, тем меньше внимания Америка сможет посвятить проблемам Азии.

Аналогичным образом, после того, как Россия аннексировала Крым, и Запад ввел против нее экономические санкции, почти нет надежды на то, что Москва может снова сблизиться с Европой и Соединенными Штатами.

Единственное, что могут сделать Соединенные Штаты – это выражать свое несогласие с неправомерными действиями Китая и России в каждом конкретном случае.

Обе эти страны утверждают, что они стремятся к многополярному мироустройству, свободному от американского доминирования. На самом же деле они хотят добиться беспрепятственного расширения собственных сфер влияния, как сделала это Россия на Украине и Китай в Южно-китайском море.

Америка и Запад в целом должны оказывать сопротивление каждому проявлению китайской и российской агрессии. Необходимо разоблачать их «антигегемонистские» предложения, вскрывая их истинную сущность: попытку заменить мягкую гегемонию Америки их собственным, более авторитарным вариантом той же гегемонии.

Некоторые небольшие страны могут найти привлекательной для себя идею менее «американоцентричного» мира. Им стоит напомнить, что их процветание и безопасность гораздо эффективнее обеспечиваются в рамках либерального мирового порядка во главе с Соединенными Штатами, чем при любом из предлагаемых Китаем и Россией вариантов международного устройства.

Автор, Ник Оттенс – голландский историк и журналист. Он публикуется в Asia Times Online, Elsevier и Seoul Times, а также работает аналитиком в консалтинговой компании по геостратегии Wikistrat.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (6 голосов, среднее: 2,67 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *