Малоизвестная группировка оказалась в центре турецко-российского конфликта

О роли проживающего в Сирии туркменского меньшинства в гражданской войне и возможных последствиях убийства боевиками туркменского вооруженного формирования российского пилота американская журналистка Дженнифер Уильямс беседовала с экспертом по Турции из Международного научного центра имени Вудро Вильсона Генри Барки

Полевой командир из бригады «Sultan Abdulhamid Han» рассказывает о военной кампании против Асада и России в районе Байырбуджак (Bayirbucak) на севере провинции Латакия, 27 октября 2015 года

Полевой командир из бригады «Sultan Abdulhamid Han» рассказывает о военной кампании против Асада и России в районе Байырбуджак (Bayirbucak) на севере провинции Латакия, 27 октября 2015 года

Поддерживаемое Турцией туркменское меньшинство в Сирии – вероятно, самая малоизвестная из всех группировок, воюющих против режима Башара аль-Асада. В СМИ недавно появились сообщения о том, что туркмены убили пилотов, катапультировавшихся с российского самолета, сбитого во вторник вооруженными силами Турции, и о той роли, которую группировка играет в сирийской гражданской войне. Чтобы лучше в этом  разобраться, американская журналистка Дженнифер Уильямс (Jennifer Williams) обратилась к директору ближневосточной программы Международного научного центра имени Вудро Вильсона и эксперту по Турции Генри Барки (Henri Barkey). Он рассказал, как турки используют туркменов в качестве политического инструмента и выдвинул некоторые прогнозы по поводу реакции России. Текст интервью был лишь слегка отредактирован для более легкого восприятия.

Дженнифер Уильямс: Какова роль туркменского меньшинства в сирийском конфликте?

Генри Барки: Информация о туркменском меньшинстве в Сирии весьма туманная, и никто в сущности не знает их точной численности. Турки используют их как один из инструментов борьбы против Асада. В контексте недавнего инцидента проблема заключается в том, что если туркмены убили российских пилотов, для Турции это может привести к весьма неприятным последствиям, о чем говорится в некоторых сообщениях, поскольку международное право содержит прямой запрет обстрела парашютистов в воздухе. Я думаю, что русских убийство пилотов разозлит гораздо больше, чем сбитый самолет. Эта проблема будет восприниматься в высшей степени эмоционально. Будет интересно увидеть, какой окажется реакция русских. Полагаю, Путин не станет поднимать большого шума.

Дженнифер Уильямс: Какова история взаимоотношений Турции и туркменского меньшинства?

Генри Барки: Турки уже использовали туркменское меньшинство не только в Сирии, но также в Ираке. После американского вторжения в Ирак в 2003 году, турки разыграли туркменскую карту и использовали их в качестве рычага против курдов в Ираке. Причем, это им, что называется, «вышло боком»: во-первых, выяснилось, что туркмены не были на самом деле верны Турции, скорее они сохраняли верность своей сирийской идентичности; во время первых выборов после вторжения 2003 года, туркменская партия получила обескураживающе низкое число голосов. Кроме того, туркменские вооруженные формирования принимали участие в заговоре с целью убийства губернатора города Киркук в Ираке. Таким образом, с ними всегда были связаны неприятности.

Если турки решили снова разыграть эту карту, это будет несколько иная история, поскольку сирийские туркмены – сунниты, а не шииты. Однако, суть в том, что когда речь идет о подобных группировках, следует иметь в виду, что они не обязательно будут соблюдать заранее оговоренные правила, и могут создать в ходе «сотрудничества» серьезные проблемы.

Турки всегда использовали туркменское меньшинство, особенно против курдов. Они говорят о «туркменских правах» чтобы унизить курдов и выказать пренебрежение по отношению к их правам, хотя численность курдского населения намного больше. Вчера, как я понимаю, турки представили жалобу Совету Безопасности ООН, заявив, что русские осуществляют массовые убийства и геноцид против туркмен именно в этих регионах. Из этого следует, что напряженность между Турцией и Россией существовала и ранее.

Дженнифер Уильямс: Как, по-вашему, этот инцидент повлияет на турецко-российские взаимоотношения?

Генри Барки: До недавнего времени туркам и русским удавалось каким-то образом урегулировать свои разногласия по сирийской проблеме. Дело в том, что они находятся по разные стороны этого конфликта: с самого начала гражданской войны в Сирии турки пытались делать все возможное для свержения Асада, а Россия прилагала все усилия, чтобы сохранить его власть. Однако, это до недавнего времени не оказывало влияния на взаимоотношения между президентом Турции Эрдоганом и Владимиром Путиным, даже несмотря на масштабную военную интервенцию России в Сирии. Сегодня мы наблюдаем резкую эскалацию, и в целом существенное ухудшение турецко-российских взаимоотношений.

Помимо прочего, эти события наносят удар по усилиям президента Франции Франсуа Олланда, который ведет переговоры относительно создания широкой коалиции по борьбе против группировки ДАИШ, которая должна включать и Россию. Олланд намерен продолжить эту миссию во время своего визита в Москву. Теперь результаты его переговоров с Путиным оказались под вопросом. И наконец, разумеется, существует серьезная проблема, связанная с тем, что страна НАТО сбила российский военный самолет, со всеми вытекающими последствиями. Каковы будут эти последствия, мы увидим в ближайшее время.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *