Будущее турецко-российских отношений

Подпись к изображению: Турецкие и российские военные отдают воинское приветствие гробу с телом российского пилота Олега Пешкова при погрузке его турецкой ротой почёта на российский транспортный самолёт в аэропорту турецкой Анкары 30 ноября 2015 года

Turkish and Russian military officers salute as a Turkish honour guard carry the coffin of Russian pilot Lt. Col. Oleg Peshkov into a Russian Air Force transport plane at Esenboga Airport in Ankara, Turkey, Monday, Nov. 30, 2015. Early Saturday, Turkey had taken delivery of the body of Lt. Col Peshkov who was killed after Turkish F-16s shot down a Russian warplane near the Syrian-Turkish border last Tuesday. (Turkish Military, via AP)

В своей статье «Турецко-российские отношения после холодной войны (1992-2002) турецкий политолог профессор Сенер Актюрк рассматривает несколько различных конкурирующих теорий международных отношений с целью понять причины и объяснить динамику укрепления турецко-российского сотрудничества после окончания холодной войны.

Актюрк анализирует особенности турецко-российских отношений до, во время и после холодной войны, однако основной акцент сделан на период после ее окончания. В рамках этого периода он выделяет ранний период стремительного роста сотрудничества и более поздний период его интенсификации, поскольку различные либеральные подходы не способны объяснить этот феномен, который автор называет радикальным переломом в турецко-российских отношениях.

Актюрк утверждает, что снижение советской/российской угрозы сделало возможным рост сотрудничества в начале 1990-х годов, а многочисленные общие геополитические интересы привели к дальнейшей интенсификации их сотрудничества в последние годы двадцатого столетия. Таким образом, по его мнению, наилучшая гипотеза, способная объяснить укрепление турецко-российских отношений в эти годы – «резкое нарастание общности интересов». В то же время Актюрк пришел к выводу, что все остальные подходы, включая институциональный, внешнеторговый, а также основанные на общности процессов демократизации не в состоянии объяснить рост турецко-российского сотрудничества.

Он твердо убежден, что именно изменение баланса сил между двумя странами, вызванное ростом общих интересов в трех крупных сферах являются наиболее точным объяснением этого феномена, что позволяет ему сформулировать вывод о низкой вероятности значительных изменений в двусторонних отношениях и процессах сотрудничества между двумя странами.

Однако, недавние драматические события уже продемонстрировали, что его предсказания не подтвердились.

Премьер-министр Ахмет Давутоглу, сыгравший ключевую роль в формировании внешнеполитической доктрины Турции в течение последнего десятилетия, также считал, что взаимозависимость может сыграть определяющую роль в улучшении отношений и снижении риска возникновения каких-либо проблем в отношениях с Россией.

В сущности, идея формирования этой взаимозависимости путем совместного участия в проекте «Голубой поток» в конце девяностых, принадлежала бывшему премьеру Турции Месуту Йылмазу. Впрочем, известно также его утверждение о том, что осуществление этого проекта послужило почвой для окончания его политической карьеры.

Как бы то ни было, нарастающая в последнее время враждебность также демонстрирует, что взаимозависимость не оказывает определяющего влияния на снижение напряженности в отношениях между странами, во всяком случае, до сих пор.

Одной из наиболее важных причин ухудшения отношений между Турцией и Россией стало принципиальное расхождение в восприятии «Арабской весны». В то время как Россия видела в этой волне демонстраций, переворотов и путчей в арабских странах геополитическую угрозу и результаты усиливающегося американского экспансионизма, Турция, напротив, рассматривала «Арабскую весну» как возможность получить, наконец, компенсацию за сто лет своих нереализованных имперских амбиций. Рост нео-оттоманских настроений и влияние исламизма на турецкую внешнюю политику в эти годы выразились в претензиях президента Реджепа Тайипа Эрдогана на исполнительную власть в стране в последние годы.

Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что нынешнюю враждебность в отношениях между Турцией и Россией невозможно анализировать, не принимая во внимание эволюцию внешнеполитических приоритетов правящей Партии справедливости и развития (AK Party), обусловленную ее идеологией и исламистской сущностью, включая также взгляды и практику предшествовавших ей исламистских партий.

Итак, на основе анализа можно сформулировать вывод, что «Арабская весна» спровоцировала формирование казуальной логики, в рамках которой государственная политика является функцией национальной идентичности и идеологии. Эта логика диктует, что межгосударственные конкурентные отношения и геополитические факторы могут привести к изменениям этой идентичности и идеологии.

Несмотря на то, что бывали случаи, когда Турция осознанно принимала в собственных интересах те или иные решения, которые противоречили геополитическим интересам НАТО, она все же остается страной НАТО и ее военные ориентиры в основном формируются с учетом этого обстоятельства. С точки зрения России, это является одной из наиболее важных предпосылок для ее недоверия к Турции. После инцидента со сбитым российским бомбардировщиком Анкара ясно дала понять, что Россия нарушила не только турецкое воздушное пространство, но и воздушное пространство североатлантического альянса.

Совершенно очевидно, что Партия справедливости и развития под руководством Эрдогана неверно интерпретировала сущность «Арабской весны» и даже начала мечтать о том, что ей удастся возродить Оттоманскую империю. Однако, это заблуждение привело в конечном итоге к конфликту с Россией, в результате которого Турция быстро вернулась к своей прежней позиции в рамках НАТО.

Между двумя странами существует общая черта, которая заключается в авторитарном характере их лидеров, обещающих своим народам великое имперское будущее. При этом, в то время как Россия полагается на собственные силы, Турция, похоже, опирается на мощь НАТО. Так или иначе, обеим странам следует осознать, что имперские амбиции могут только усилить степень угрозы общей безопасности в регионе. Так же как Турция в конечном итоге осознала, что враждебные отношения с Израилем не способствуют стабильности на Ближнем Востоке, Россия придет к такому же пониманию.

Автор, Айдоган Ватандаш – независимый журналист, живущий в Нью-Йорке и специализирующийся в сфере международной политики и политической психологии.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (4 голосов, среднее: 1,75 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *