Совпадают ли цели России и Америки в сирийском конфликте

Госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров во время пресс-конференции в Штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, 18 декабря 2015 года

Госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров во время пресс-конференции в Штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, 18 декабря 2015 года

 

Пресс-секретарь Белого Дома Джош Эрнест заявил 4 февраля, что согласно недавним оценкам разведслужб Соединенных Штатов, число боевиков, сражающихся на стороне группировки ДАИШ в Сирии и Ираке, сократилось с 31 500 до 25 000. Эти данные свидетельствуют об эффективности стратегии администрации Обамы, поскольку многие из иностранных боевиков вынуждены искать укрытие в Ливии или других местах.

Еще в 2012 году некоторые обозреватели «Al-Monitor» указывали на роль России, как на один из главных факторов, которые повлияют на развитие событий в Сирии. Сегодня российская военная кампания определяет новый этап в сирийской войне. В прошлом месяце высказывались прогнозы, что эта завершающая фаза войны может начаться в городе Алеппо, который сегодня практически окружен сирийскими правительственными войсками при поддержке России и Ирана.

Вероятно, следует задать вопрос, в какой степени заслуживает признания международного сообщества Россия, противодействующая в Сирии не только ДАИШ, но и связанному с Аль-Каидой фронту «Джабхат аль-Нусра» и его союзникам. Однако, получить однозначный ответ на этот вопрос довольно сложно по двум следующим причинам.

Во-первых, российская военная кампания характеризуется безжалостностью, и, нередко, отсутствием избирательности. Данные о жертвах среди гражданского населения, что вполне понятно, сильно омрачают достижения, которые мы могли бы назвать «стратегическими» успехами. Активист оппозиционной организации «Алеппо Медиа Центр» независимый журналист Мохаммад Аль-Хатиб предоставил ресурсу «Al-Monitor» данные из первых рук о российском авиаударе по школе и о количестве жертв бомбардировок гражданских объектов в населенных пунктах, окружающих Алеппо. Госсекретарь США Джон Керри призвал Россию соблюдать резолюции Совета Безопасности ООН относительно ведения военных операций в Сирии. Америка не могла и далее оставлять эту проблему без внимания.

Второй фактор, причем еще более сложный и проблематичный, заключается в том, что существует множество сообщений, где вооруженные группировки, против которых сирийские вооруженные силы ведут наступательные операции при поддержке российской авиации, называются просто «повстанцами», из чего можно заключить, что они являются оппозиционными группами, поддерживаемыми Америкой и ее западными союзниками.

Корреспондент «Wall Street Journal» Сэм Дагер в своей статье от 5 февраля представил более полный анализ ситуации. По его мнению, «около полудюжины городов и селений, которые стали объектами нового наступления сил режима, объединяет одна общая черта: все они находятся под контролем исламистских и умеренных повстанческих группировок, финансируемых и вооружаемых Саудовской Аравией и Турцией. Картина еще более усложняется тем, что многие, хотя и не все, из этих группировок, сотрудничают с фронтом «Джабхат аль-Нусра», который в свою очередь тесно связан с террористической организацией Аль-Каида. Это дает режиму Башара аль-Асада и его союзникам основание для утверждений, что они ведут борьбу против терроризма».

Впрочем, это далеко не все. Отчет Института исследований проблем войны, опубликованный 5 февраля, свидетельствует о значительных военных успехах сирийского режима с момента начала российской военной кампании. В документе говорится, что сирийское правительство и его союзники разбили силы ДАИШ, «Джабхат аль-Нусра», а также крупной салафитскую группировки «Ахрар аш-Шам», которую часто связывают с «Джабхат аль-Нусра», в южной провинции Алеппо. Кроме того, они одержали победу над боевиками ДАИШ в ходе операции по прорыву блокады и восстановлению наземного сообщения с авиабазой ВВС Сирии Кувейрис. И, наконец, им удалось существенно потеснить фронт «Джабхат аль-Нусра» в регионе Латакия.

Сирийский журналист Мустафа аль-Хадж объясняет, что среди причин, позволивших правительственным вооруженным силам Сирии освободить город Шейх-Мискин на севере провинции Даара после беспощадной российской бомбардировки, были «внутренние противоречия между оппозиционными силами». Аль-Хадж сообщает из Дамаска, что «Свободная сирийская Армия (FSA) находится в состоянии конфликта с исламским движением «Мутанна» (которое в марте 2015 тайно принесло клятву верности ДАИШ), а также фронтом «Джабхат аль-Нусра». Согласно информации проправительственного новостного вебсайта «Al-Mayadeen», конфликт возник вследствие попыток Свободной сирийской Армии изолировать радикальные исламистские группировки. Эти факторы привели к ослаблению способности оппозиционных сил оказывать сопротивление наступлению армии, что в свою очередь стало препятствием для переброски бойцов FSA из других регионов на помощь в обороне города. Иными словами, FSA, как и связанные с ДАИШ «Мутанна» и «Джабхат аль-Нусра» стали объектами наступательных операций правительственных войск сирийского режима при поддержке российской авиации в провинции Дараа.

Корреспондент стамбульской газеты «Radikal» Фехим Тастекин написал на прошлой неделе, что сирийские туркменские группировки, подвергающиеся российским авиаударам «поддерживают тесные связи с такими салафитскими джихадистскими организациями как сирийский филиал аль-Каиды фронт «Джабхат аль-Нусра».

Таким образом, перед нами предстает гораздо более сложная картина событий, по сравнению с тем, как официальные СМИ на Западе представляют российскую интервенцию в Сирии. Следует еще раз напомнить, что «структуры, связанные» с ДАИШ, аль-Каидой и «Джабхат аль-Нусра» перечислены среди террористических группировок в Резолюции 2254 Совета Безопасности ООН (2015 год) и условия прекращения огня «не применяются» в отношении действий против этих «структур».

Резолюция 2254 «повторяет свой призыв к государствам-членам, содержащийся в резолюции 2249 (2015), предупреждать и пресекать террористические акты, совершаемые непосредственно «Исламским государством Ирака и Леванта» (ИГИЛ, известным также как ДАИШ), Фронтом «Аль-Нусра» (ФАН) и всеми другими лицами, группами, предприятиями и организациями, связанными с «Аль-Каидой» или ИГИЛ, и прочими террористическими группами, которых признал таковыми Совет Безопасности Организации Объединенных Наций и чей перечень может быть дополнительно согласован МГПС и одобрен Советом Безопасности, согласно заявлению Международной группы поддержки Сирии (МГПС) от 14 ноября 2015 года, и ликвидировать надежное прибежище, которое они создали себе на значительной части территории Сирии, и отмечает, что вышеупомянутый режим прекращения огня не будет распространяться на наступательные или оборонительные действия против указанных лиц, групп, предприятий и организаций, как указано в заявлении МГПС от 14 ноября 2015 года.

Предложение Турции о введении войск в Сирию

Политика Турции в сирийском конфликте продолжает балансировать на грани недопустимой жестокости, поэтому эксперты по Ближнему Востоку выражают крайний скептицизм в отношении конструктивной роли, которую якобы могли бы сыграть войска Турции, особенно учитывая риск эскалации ее конфликта с Россией в связи с обвинениями в нарушении воздушного пространства. Анкара утверждала, что российский самолет вновь нарушил ее воздушное пространство 29 января 2016 года. Турецкий журналист Метин Гуркан объясняет, что это предполагаемое нарушение произошло в «турецком приграничном регионе, контролируемом фронтом Азаз-Манбидж, который в настоящее время подчиняется ДАИШ. По неподтвержденным сведениям, Россия открыто заявляет Турции о своем намерении обеспечить бесполетную зону, созданную ей в небе над регионами Яраблус и Манбидж, что также является предметом серьезной обеспокоенности для Турции».

Еще один турецкий обозреватель «Al-Monitor» Семих Идиз сообщает, что «события в северной Сирии ведут к обострению противоречий между Анкарой и Москвой. После инцидента со сбитым бомбардировщиком Россия активизировала свою военно-воздушную кампанию, в особенности против туркменских группировок в Сирии, но также и против поддерживаемых Турцией, Саудовской Аравией и Катаром исламистских групп, которые ведут войну против сирийской правительственной армии. К туркменам у России особый счет, поскольку именно их боевики расстреляли российского пилота во время спуска на парашюте после катапультирования из сбитого Су-24. Туркменские беженцы перемещаются на турецкую территорию по мере того как сирийская армия при поддержке российской авиации берет этот регион под свой контроль.

…Сейчас у России имеется дополнительный стимул для поддержки курдской партии «Демократический союз» (PYD) и нанесения удара в самую уязвимую и болезненную точку Турции, которую представляет собой курдская проблема. Россия утверждает, что отказ представителям PYD в участии в женевских переговорах является неприемлемым, и настаивает на том, что группировка будет принимать в них участие в будущем. Тем временем в турецких СМИ появились сообщения о том, что Россия начала оказывать поддержку с воздуха военному крылу «Демократического Союза», Отрядам народной обороны (YPG) на территориях к западу от реки Евфрат.

Фехим Тастекин пишет, что турецкие ультранационалисты присоединились к лагерю сирийских туркмен, чьи вооруженные группировки поддерживают связи с «Джабхат аль-Нусра». Тастекин приходит к выводу, что «многие оппозиционные группировки, выступающие под общим названием Свободная Сирийская Армия, в свое время приняли салафитское мировоззрение. Как эта война изменит турецких ультранационалистов – крайне важный вопрос. …Она неизбежно оставит свой след».

Зная все, о чем известно теперь нам, Соединенные Штаты должны были бы со всей непреклонностью отвергнуть любые предложения Саудовской Аравии или Турции об отправке их войск в Сирию, если эти предложения хоть сколько-нибудь серьезны.

На чьей стороне сражались бы саудовские или турецкие войска? Радикальные салафитские группировки, такие как фронт «Джабхат аль-Нусра» и «Армия ислама», которая состоит в стесной связи с «Джабхат аль-Нусра» – их естественные союзники. Могло бы это иностранное вмешательство привести к созданию второго крыла самой группировки «Джабхат аль-Нусра». Эксперты «Al-Monitor» склонны ответить на этот вопрос положительно.

А против кого они стали бы воевать, против ДАИШ? Против сирийских курдов, пользующихся поддержкой как России так и США? Или против самой России, увеличивая риск вмешательства НАТО?

Эксперты «Al-Monitor» признают тяжесть того бремени, которое взяла на себя Турция, предоставив убежище более чем 2,2 миллионам сирийцев, в то время как еще десятки тысяч ожидают разрешения на пересечение границы. Турция, Иордания и Ливан заслуживают благодарности и помощи в их усилиях по урегулированию этого колоссального гуманитарного кризиса. На прошлой неделе появилась информация о выделении группой международных доноров более 10 миллиардов долларов для этих целей. Однако если Турция на самом деле стремится продвинуться в деле сирийского урегулирования, она должна немедленно прекратить конфронтацию с Россией, а также предпринять недвусмысленные меры против ДАИШ, «Джабхат аль-Нусра» и связанных с ними сил, в соответствии с требованиями резолюции Совета Безопасности ООН.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *