Станет ли Сирия турецким Вьетнамом

В запутанном и трудноразрешимом сирийском конфликте возможно появление еще двух участников. Турция и Саудовская Аравия выразили готовность принять в нем непосредственное участие в ближайшие дни. В прошлую субботу турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу заявлял о возможности отправки воинских контингентов обеих стран в Сирию для ведения боевых действий против боевиков ДАИШ.

p201502220264701-54e9cfef1a344

Немедленно вслед за этим объявлением появились сообщения о том, что Турция подвергла артиллерийскому обстрелу ряд позиций курдов в северной Сирии. Эта новость, наряду с временными рамками, обозначенными ранее Чавушоглу, вызывает серьезные вопросы относительно намерений Турции, поскольку сирийские вооруженные силы начали освобождать многие из ранее утраченных режимом территорий в провинции Алеппо, а боевики, согласно сообщениям СМИ, вынуждены отступать. Турция, возможно, рассчитывает, что такой шаг будет способствовать достижению ее непосредственной геополитической цели. Однако, он может привести к противоположным последствиям и как минимум нуждается в тщательном анализе.

Первая проблема заключается в неспособности Турции решить, кто же является ее настоящим врагом. Анкаре, так или иначе, придется выбирать, воюет ли она против Рабочей партии Курдистана (РПК) и сирийских курдов, возглавляемых партией «Демократический союз» или против террористических исламистских группировок, таких как ДАИШ, Джабхат аль-Нусра и Ахрар аш-Шам. В прошлом году после соглашения о предоставлении своей военной базы Инджирлик для проведения операций возглавляемой США международной коалиции против ДАИШ, Турция начала артиллерийский обстрел позиций, занимаемых как ДАИШ, так и РПК, однако вскоре перенесла удары исключительно на РПК. Даже сейчас, после объявления о своих планах отправки наземных сил в Сирию для борьбы против ДАИШ, первой акцией, которую предприняла Анкара, стал артобстрел курдских позиций в северной Сирии. Таким образом, остается не вполне понятным, с кем на самом деле собирается воевать Турция, с курдами или ДАИШ.

С одной стороны, она, возможно, планирует наносить удары по группировке ДАИШ, которая, предположительно, несет ответственность за недавний взрыв в Стамбуле. В отличие от прошлогодних инцидентов в Дьярбакыре и Суруче, которые в основном были направлены против курдов, стамбульский взрыв произошел в туристическом центре, погибло много германских граждан. Это нанесло очередной удар по имиджу Турции как туристического направления, который и без того сильно пострадал в прошлом году. Проблема дополнительно осложняется тем, что даже если Турция всерьез намерена воевать против ДАИШ, вряд ли Россия и курдский «Демократический союз» готовы в это поверить.

В сложившихся обстоятельствах, лучшим выбором для Турции было бы оставаться в стороне и предоставить другим разбираться с ДАИШ. Это не только способствовало бы достижению главной цели Анкары (разгрому ДАИШ, если верить ее заявлениям), но и помогло бы ей избежать дальнейших серьезных обострений в этом кипящем сирийском котле.

С другой стороны, более правдоподобным объяснением действий Турции является ее стремление не допустить создания сирийскими курдами подконтрольной им зоны непосредственно к югу от турецкой границы. Турция и Сирия имеют общую границу протяженностью 822 километра и сирийские курды намерены захватить 90-километровый участок приграничной территории между городами Джераблус и Аазаз. Это свяжет курдские кантоны Кобани и Африн, и завершит создание автономной курдской территории на южной границе Турции. Кроме того, таким образом будут перекрыты каналы поставок, используемые для снабжения повстанческих группировок, поддерживаемых Турцией и Саудовской Аравией в борьбе против режима Башара аль-Асаада. Президент Эрдоган неоднократно предупреждал, что любые попытки курдов продвинуться западнее реки Евфрат будут означать пересечение «красной черты», поскольку он считает, что партия «Демократический союз» тесно связана с РПК. Таким образом, учитывая сложившуюся обстановку, вполне вероятно, что Турция готова вмешаться для защиты собственных интересов, тем самым открыв ящик Пандоры, о чем впоследствии ей придется горько пожалеть.

Первая из проблем, с которыми столкнется Турция, будет связана с легитимностью ее операции, которую ООН вряд ли санкционирует. Кроме того, сирийские курды во главе с «Демократическим союзом» пользуются поддержкой как Соединенных Штатов, так и России. Даже несмотря на то, что Турции удалось выиграть сражение, добившись исключения курдов из числа участников переговоров в Женеве, которые практически так и не начались, она все же проиграла войну. Это стало ясно, когда пресс-секретарь Госдепартамента США Джон Кирби в очередной раз подтвердил поддержку США в отношении партии «Демократический союз», назвав их «партнерами» Америки в борьбе против ДАИШ. Такое заявление со стороны США выглядит вполне логичным, поскольку «отряды народной самообороны», боевое формирование «Демократического союза» являются одной из наиболее эффективных наземных сил, ведущих боевые действия против боевиков ДАИШ. Россия также неоднократно заявляла, что сирийское урегулирование невозможно без участия представителей «Демократического союза». Таким образом, поскольку эта политическая организация сирийских курдов пользуется столь широкой поддержкой, Турция и президент Эрдоган не смогут предпринять против нее решительных действий, не вызвав при этом серьезной критики со стороны международного сообщества.

Помимо прочего, такой шаг потребовал бы от Турции серьезных затрат на наземную операцию и привел бы к масштабным потерям. Турция и без того втянута в бесконечную войну против РПК, и если она решится на осуществление своего плана в Сирии, РПК наверняка усилит свои атаки против турецкой армии. Помимо этого, курдские «отряды народной самообороны» проявили себя как весьма эффективная военная сила, закаленная за годы войны против ДАИШ и других группировок, так что операция против них вполне может оказаться крайне сложной задачей для военных контингентов Турции и Саудовской Аравии. Однако, наибольшая угроза, вне всяких сомнений, исходит от главного противника Турции времен Османской империи – России.

Турция сильно навредила сама себе, когда сбила 24 ноября прошлого года российский бомбардировщик Су-24 под предлогом нарушения воздушного пространства. Этот инцидент повлек за собой резкое ухудшение отношений между двумя странами, причем возникшая напряженность до сих пор не теряет своей остроты. Недавно Турция снова обвинила Россию в нарушении своего воздушного пространства 30 января, причем хитроумно назвала инцидент «нарушением воздушного пространства НАТО». Впрочем, НАТО – это оборонительный альянс, и в случае несанкционированного вторжения он вряд ли придет на помощь Турции, поскольку это может вызвать дальнейшую эскалацию напряженности в отношениях с Россией. Более того, Россия даже ждет, что Турция совершит такую ошибку, поскольку тогда у Москвы появится возможность отомстить за сбитый самолет. Выдвижение любой группировки наземных войск требует поддержки с воздуха, а Россия фактически создала в северной Сирии бесполетную зону. Любые попытки ее нарушить дорого обойдутся Турции, поскольку сейчас Россия развернула здесь свои истребители-бомбардировщики Су-34, технически существенно превосходящие турецкие F-16 и российские Су-24, один из которых был сбит турецкими ВВС.

Учитывая все эти факторы, наилучшим вариантом для Турции было бы забыть на некоторое время о своих геополитических амбициях и сфокусироваться на конструктивном урегулировании сирийского конфликта. Президент Эрдоган и премьер-министр Давутоглу должны помнить, что такой необдуманный шаг как интервенция может на начальном этапе принести некоторую дополнительную политическую поддержку со стороны националистов, однако в долгосрочном периоде он обернется настоящей катастрофой. По мере того как будет нарастать число потерь, военная операция в Сирии не только не укрепит, но напротив, существенно ослабит позиции президента Эрдогана. Она может восстановить против него армию, которая в прошлом уже принимала участие в свержении режима в Турции. Кроме того, ввязаться в подобный запутанный конфликт гораздо проще, чем выйти из него. Об этом убедительно свидетельствует опыт Америки во Вьетнаме и СССР в Афганистане. Наилучшим объяснением могла бы служить старая китайская поговорка, которая гласит, что «легче оседлать тигра, чем потом с него слезть».


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (3 голосов, среднее: 4,67 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *