Китай полагает, что инвестировать в Россию слишком рискованно

Экономическая сторона крупной нефтяной сделки, казалось, была вполне логичной. Однако, когда энергетические компании являются оружием государства, экономика перестает быть единственным фактором.

Через восемь месяцев после объявления о крупной инвестиционной сделке, приобретении китайской компанией CEFC China Energy 9-миллиардного пакета акций российского государственного нефтяного гиганта «Роснефть», 4 мая 2018 года поступила информация о том, что сделка потерпела крах. Этот случай указывает на жесткие ограничения в отношении потенциала энергетического сотрудничества между Китаем – который находится в процессе национализации компании CEFC – и России, а также в отношении политического альянса между двумя странами в целом.

Подпись к изображениюПрезидент Китая Си Цзиньпин и президент России Владимир Путин в гостевом доме на Западном озере 4 сентября 2016 года в Ханчжоу, Китай

Пекин стал рассматривать «Роснефть» скорее в качестве инструмента российского государства, чем традиционной нефтяной компании, и в той мере, в которой обе компании не разделяют общих политических приоритетов, Китай не заинтересован в каких-либо серьезных экономических связях. Хотя Пекин активно ищет новых политических и экономических партнеров по всему миру, он, похоже, решил, что российское правительство слишком рискованно в своих политических инвестициях.

«Роснефть» даже не прилагает особых усилий, чтобы скрыть свои политические мотивы и статус крупного политического игрока на протяжении всей эпохи правления Владимира Путина. Когда «Юкос», в то время крупнейшая нефтяная компания России, была ликвидирована после того как олигарх Михаил Ходорковский попал в немилость к власти, ее активы были в конечном итоге переданы «Роснефти». В результате «Роснефть» стала контролировать 16 процентов отечественной нефтедобычи. На сегодняшний день руководство компании заявляет, что она осуществляет около 40 процентов производства нефти в России.

С тех пор как в мае 2012 года генеральным директором компании был назначен Игорь Сечин, «Роснефть» все чаще становилась инструментом российской внешней политики. Сечин раньше занимался энергетической политикой в качестве вице-премьера России, и уже тогда предвосхитил свои будущие планы на «Роснефть», ведя переговоры с британской BP по поводу ее операций в России и играя ведущую роль с развитии российско-венесуэльского сотрудничества. В течение первого года после назначения генеральным директором «Роснефти», Сечин курировал покупку ВР российских активов, в результате чего британская нефтяная компания приобрела 19,75 процентов акций самой «Роснефти». Сечин пользовался большим авторитетом в Лондоне, и многие в Москве рассматривали эту сделку как способ сближения российских и западных интересов.

Однако, всего год спустя Сечин оказался объектом западных санкций, поскольку отношения между Россией и Западом испортились после присоединения Крыма и поддержки Москвой сепаратистов на востоке Украины. Именно этот геополитический сдвиг и привел к сближению между Россией и Китаем. В мае 2014 года президент России Владимир Путин отправился в Китай, где, как сообщили СМИ, согласился на китайское предложение о механизме ценообразования в 30-летнем договоре о поставках газа в КНР.

Российский геополитический  разворот к Востоку совпал по времени с провозглашением китайским президентом Си Цзиньпином инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП), предусматривающей масштабные инвестиции и развитие торговых связей с десятками стран, а также использование экономической мощи Китая для расширения влияния во всем мире и углубления политических связей.

Роснефть, которая незадолго до этого договорилась об удвоении объемов поставки нефти в Китай в рамках одной из крупнейших в мире энергетических сделок, казалось, находится в двух шагах от большой прибыли. Между тем, ранее малоизвестная энергетическая компания «Хуасинь» (CEFC) начала собственную масштабную кампанию по проникновению на мировые рынки, по-видимому, следуя указаниям официального Пекина.

Дальнейшие события свидетельствуют о том, что CEFC действовала в строгом соответствии с планами ОПОП, инвестируя именно в те места, которые являются стратегически значимыми для китайского государства. Первые крупные сделки CEFC за рубежом были заключены благодаря масштабным инвестициям компании в Чешской Республике. Основатель компании Е Цзяньмин, предприниматель из провинции Фуцзянь, даже был назначен советником президента Чехии Милоша Земана, который в 2015 году активно пытался наладить отношения с Пекином. Е Цзяньмин в сущности действовал теми же методами, что и «Роснефть». Позже китайская государственная холдинговая компания CITIC договорилась о приобретении чешских активов, принадлежащих CEFC, хотя они географически расположены очень далеко от ее основного бизнеса.

Компания CEFC, по всей видимости, выполняла внешнеполитические задачи, поставленные Пекином, в ходе другой гигантской сделки, когда в мае 2016 года подписала договор о покупке контрольного пакета акций KMG International  — дочерней компании государственного энергетического гиганта «КазМунайГаз». Сделка рассматривалась как крайне важная для Казахстана, где Си Цзиньпин начал осуществлять программу ОПОП, в то время как страна страдает от экономического спада. Сообщается, что CITIC  рассматривает возможность дополнительного приобретения доли в нефтяной концессии в Абу-Даби, в которой уже есть доля инвестиций государственной компании China National Petroleum Corp.

Все это порождает вопрос о том, почему инвестиционной сделке с «Роснефтью», хотя она вполне в духе инициативы ОПОП – теперь «позволили» провалиться. Когда в сентябре 2017 года было объявлено о сделке в размере 9,1 миллиарда долларов, это стало новым пиком в бурно развивающемся российско-китайском энергетическом партнерстве. Пресса много писала о CEFC  с момента задержания Е Цзяньмина в конце февраля нынешнего года, а спекуляции о скором крахе компании главным образом связывались с огромными долгами, накопленными компанией. Задолженность CEFC  была весьма масштабной, но российский государственный банк ВТБ предложил обеспечить значительную часть финансирования сделки по покупке акций, хотя Пекин также без труда мог бы это сделать.

Разумеется, Китай также явно заинтересован в углублении своих связей с Россией в сфере энергетики – в 2016 году Россия оттеснила Саудовскую Аравию и стала крупнейшим экспортером нефти в Китай, причем львиная доля этого экспорта приходилась именно на «Роснефть». За несколько дней до отмены сделки поступили сообщения, что в отдельный пятилетний контракт на поставку нефти между «Роснефтью» и CEFC , подписанный в ноябре прошлого года, были внесены изменения, но он остается в силе. Однако, прямые инвестиции CEFC в «Роснефть» оказались слишком далеко идущими и слишком рискованными.

В конечном счете, причиной краха сделки являются геополитические махинации «Роснефти». Сечин позволил существенно раздуть объем задолженности компании, поскольку он стремился противодействовать издержкам, связанным с американскими санкциям, продолжая ставить потенциальный геополитический выигрыш выше финансового риска.

 


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (5 голосов, среднее: 4,20 из 5)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.