Экономический спад в Китае — проверка на прочность для всего мира

Если торговая война США против Китая нанесет удар по промышленному производству, экспорту и розничной торговле КНР, администрация Трампа окажется в положении покупателя в магазине, которому приходится платить за сломанный товар как за купленный.

В ноябре в Китае зафиксировано падение как потребительских цен, так и цен производителей по — 0,3 процента и 2 процента соответственно по сравнению с предыдущим месяцем.

Подпись к изображению: Китай захлестнула волна банкротств. Ожидается, что в 2019 году экономический спад ощутят все азиатские страны

В настоящее время китайская государственная машина работает в аварийном режиме. Снижаются налоги, выдаются новые коммерческие кредиты, запускаются новые инфраструктурные проекты. Пекин стремится не допустить снижения экономического роста ниже отметки в 6 процентов.

«Для того, чтобы эти меры возымели эффект, требуется время, — считает Чен Лонг, аналитик в пекинской компании Gavekal Research. — Это значит, что в первые месяцы 2019 года нашу экономику еще ожидают более серьезные неприятности».

Эти неприятности коснутся не только китайской экономики, но и всей мировой финансовой системы, и без того уже находящейся на грани кризиса. Экономический рост в США, начавшийся в 2009 году, уже теряет теряет темпы, несмотря на грандиозное $1,5-триллионное снижение налогов, предпринятое Трампом. Прибыли, которых добилась Уолл-стрит в 2018 году, уже сведены на нет. Перекосы, образовавшиеся на кредитном рынке, начинают распространяться и на реальный сектор экономики.

Пока Трамп размышляет над тем, что он натворил в Китае, Си Цзиньпин столкнулся с законом убывающей отдачи, описанным Джоном Мейнардом Кейнсом. Любое государство в какой-то момент достигает точки, в которой новые дороги, дамбы, мосты и другие грандиозные проекты перестают давать экономический эффект.

Стратегия, прекрасно работавшая начиная с мирового кризиса 2008 года, сейчас, похоже, исчерпала себя. Как отмечает Синди Хуань, аналитик S&P Global Rating, меры, направленные на поддержку экономики, оказались неэффективными против нарастающей угрозы дефолта, ставшей очевидной в ноябре. «Единственными, кто выиграл от этих мероприятий, оказались компании открытого типа, котирующие свои акции на бирже, и крупные промышленные корпорации». Основная масса компаний реального сектора экономики, не располагающих корпоративными связями, не получила никакой поддержки.

Стремительно нарастает угроза банкротств. В наступающем году истекает срок погашения облигаций на сумму более 500 миллиардов долларов компаниями нефинансового (в том числе промышленного) сектора. С учетом пут-опционов, этот объем может вырасти более чем на треть, что может привести к перебоям с наличной денежной массой. Чем больше дотаций вливает китайское руководство в экономику, тем большую нужду в них испытывают компании.

Азии грозит экономический спад

Важным фактором является взаимное влияние, которое экономические осложнения в США и Китае оказывают на обе страны, создавая новые трещины в G2. Замедление экономического роста в КНР уже отдается эхом в других азиатских странах.

Автомобильная промышленность Японии, южнокорейское судостроение, тайваньские производители микроэлектроники, производство электротехники в Сингапуре, лесная промышленность Индонезии, туризм на Филиппинах, австралийская добывающая промышленность терпят косвенный ущерб из-за сбавляющей темпы китайской экономики.

Эффект от пошлин, введенных Трампом, накладывается на попытки Си Цзиньпина что-то сделать с разросшимися мыльными пузырями кредитов, долгов и обнищания. Как отмечается в недавнем докладе Института международных финансов, «сокращается перечень нерыночных секторов, затронутых кампанией по сокращению доли заемных средств».

В другом докладе указывается, что «активность теневого банковского сектора на протяжении 2018 года была невысокой, что свидетельствует о том, что кампания по сокращению доли заемных средств еще не прекратилась». Это вызывает инерцию на внутреннем рынке, усиливающую негативный эффект от внешнеэкономического противостояния.

По мнению обозревателя Чена, в первые месяцы 2019 года проявятся негативные последствия правительственных мероприятий, которые будут усугубляться «реакцией финансовых рынков на торговую войну». Общие показатели кредитования — предоставленных и частному, и государственному секторам, по оценкам Чена, в ноябре снизились до 9,9 процентов. Это первый случай за последние 15 лет, когда показатели не достигли 10 процентов.

«Это делает перспективы роста в 2019 году — особенно в первом полугодии — весьма сомнительными, — считает Чен. — Несомненно, Пекин предпримет новые меры по смягчению кредитной политики, но встает вопрос о скорости и масштабах этих мер».

Пекину было бы проще разрабатывать планы стабилизации, если бы он мог знать, какие козыри припрятаны у рукаве у Трампа. Договоренность о перемирии, по словам Трампа, достигнутая Китаем и США на встрече в Буэнос-Айресе 1 декабря, нарушена. Недавний арест финансового директора Huawei Мэн Вэньчжоу в Канаде по невнятному обвинению в нарушении режима санкций против Ирана, вряд ли поспособствует улучшению отношений между двумя странами.

Белый Дом рассматривает возможность введения 25-процентного налога на все импортируемые автомобили и автозапчасти. Китай уже ощутил на себе последствия пошлин, введенных Америкой на товары общей стоимостью 250 миллиардов долларов. Если будут нарушены цепочки поставок в Азии, на которые опирается Китай, у Си Цзиньпина в 2019 году прибавится проблем.

Трампу мировая экономическая ситуация также не сулит ничего хорошего. Он получил по голове собственным бумерангом. Происходящее в мировой экономике как раз является тем товаром в магазине, который Трамп вынужден покупать, потому что повредил его.


Добавить комментарий