Будущее мира определят отношения между США, Китаем и Россией

Давайте рассмотрим глобальный стратегический ландшафт, а также оценим устремления США, Китая и России в начале наступившего года.

Во-первых, определённую проблему для международного сотрудничества в политической сфере представляет односторонний подход, точно так же как торговый протекционизм – для взаимодействия в торговле и экономике. Правда, большинство участников процесса глобализации, получающие от него выгоду, поддерживают существующие мировые системы безопасности, а также экономические и финансовые организации, включая ООН и ВТО. Этот аспект является одним из важнейших элементов в отношениях между основными странами.

Во-вторых, необходимо помнить о постоянном прогрессе в военной науке и непрерывно совершенствуемых программах вооружения ведущих держав. В связи с этим при обсуждении сегодняшней роли ядерного оружия и стратегической стабильности необходимо учитывать и неядерные факторы, например, противоракетную оборону, высокоточные ракетные комплексы дальнего действия, гиперзвуковые ракеты, космические программы и кибер-возможности. Что, в свою очередь, привело к появлению концепции межпространственного сдерживания.

Возрастающая роль регионального соперничества и конфликтов

В-третьих, региональное соперничество, конфронтация и конфликты играют важную роль в глобальной и региональной стратегической стабильности в Европе, на Ближнем Востоке, в Южной Азии и в западной части Тихого океана. Вследствие кризиса на Украине и войны в Сирии возросла напряжённость в отношениях между Россией и Западом – Москва и НАТО проводят крупнейшие со времён холодной войны учения.

По мнению России, система противоракетной обороны НАТО в Европе, совместимая с той, что находится на территории самих США, представляет собой элемент передового развёртывания, который может подорвать региональное стратегическое равновесие, а также помешать переговорам касательно стратегического и тактического ядерного арсенала.

Поставив борьбу за власть в центр своей национальной стратегии, США ускорили наращивание военной мощи в Азиатско-Тихоокеанском регионе – сюда относится, например, создание элементов сети противоракетной обороны в Японии и Республике Корея. В регионе были сосредоточены более 50 процентов американских военно-морских ударных сил с большим радиусом действия, что делает стратегию США по расширению сдерживания в Северо-Восточной Азии ещё более значимой, как с точки зрения обычного, так и ядерного оружия. На этом фоне Китай наращивает инвестиции в крупные программы вооружения, стремясь укрепить свою оборону и поддержать стратегическую стабильность в регионе.

И наконец, в-четвёртых, ещё более очевидным стал расширяющийся идеологический разрыв между двумя стратегическими подходами: ядерным сдерживанием и ядерным разоружением. Так, 7 июля 2017 года ООН приняла Договор о запрещении ядерного оружия, и 122 страны проголосовали за него. Но в прошедшем году США объявили о своём намерении выйти из Договора о ракетах средней и меньшей дальности, что указывает на начало новой гонки ядерных вооружений между Вашингтоном и Москвой.

Кроме того, в опубликованном в феврале 2018 года «Обзоре ядерной политики» Белый дом заявил о намерениях усилить свою ядерную мощь путём разработки корабельных ракет малой мощности, снижая тем самым ядерный порог. В ответ на это в начале марта Владимир Путин объявил о разработке новых типов систем стратегического вооружения, включая гиперзвуковые ракеты, крылатые ракеты с ядерной установкой и беспилотные подводные аппараты.

Принимая во внимание эти факты, тем, кто обсуждает Договор о нераспространении ядерного оружия в связи с его пятидесятилетием, может быть непросто прийти к соглашению по совместному коммюнике.

США противостоят вызовам своему мировому господству

Национальная стратегическая цель США состоит в том, чтобы помешать любой евразийской стране или группе стран оспорить их превосходство. Похоже, сейчас целью Америки является Китай, хотя и с России Вашингтон не спускает глаз. Центральным элементом внешней политики США по-прежнему остаётся продвижение коллективной обороны и региональной безопасности посредством взаимодействия с союзниками в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе. Правда, в свете озвученных Вашингтоном рекомендаций единомышленникам платить больше и вести себя потише популярность США среди них несколько снизилась.

Вскоре после вступления в должность президента США в январе 2017 года Дональд Трамп заявил, что США должны вернуть себе ядерное превосходство. Исходя из этого, эксперты сомневаются, что нынешнее руководство США отступится от своего подхода «хорошо продуманного и сбалансированного сокращения» ядерного арсенала и придёт к соглашению с Россией по поводу уменьшения соответствующих ядерных запасов, как это делали предыдущие американские администрации.

В целом, политика безопасности США в отношении Северо-Восточной Азии и Корейского полуострова сводится к координации со своими союзниками, в частности с Японией и Республикой Корея, а также к поддержанию дипломатических связей с такими странами, как Россия и Китай.

Китай вступает в переходный период

Что касается Китая, он вступает в переходный период, который не стал экономическим спадом и не привёл к геополитическим уступкам, в основном, благодаря устойчивости, которой удалось достичь за десятилетие, прошедшее после глобального финансового кризиса 2008 года. Как полагают некоторые аналитики, период преобразования Китая, в том числе переход от экономики, зависящей от экспорта, к системе, основанной на потреблении и инновациях, может продлиться около пяти лет.

Китай вновь и вновь даёт понять США, что не является для них серьёзной угрозой. Напротив, получая выгоды от существующего мирового порядка, Китай предпочитает быть готовым к взаимодействию партнёром и влиятельным игроком в региональных и международных делах.

Несмотря на растущие проблемы и трудности, Китай и дальше будет прилагать усилия для поддержания стабильных отношений с США и их соседями, сохраняя при этом суверенитет и территориальную целостность, а также соблюдая свои геополитические интересы. Пекин уверен в том, что его основной вклад в стратегическую стабильность заключается в содействии совместному развитию и всеобщей безопасности.

И конечно, не приходится сомневаться в том, что Россия продолжает быть крупной мировой державой благодаря своему уникальному стратегическому и военному потенциалу. Но, несмотря на это, Россия не делает ставку на конфронтацию с Западом, потому что фундаментальная цель Москвы в обозримом будущем – оставаться уважаемой силой в Европе и за её пределами.

В рамках ШОС и БРИКС Москва продолжит играть важную роль, стремясь укреплять стратегическое сотрудничество с другими участниками, особенно с Китаем, на основе общего понимания проблем безопасности и взаимного уважения основных интересов друг друга. Тем не менее, торговля энергоносителями и оружием останется важным аспектом отношений и сотрудничества России с другими странами.

Период «холодного мира», а не «новой холодной войны»

Поскольку Россия играет решающую роль в достижении равновесия в Северо-Восточной Азии и Западной части Тихого океана в случае неожиданного кризиса, вероятность «новой холодной войны» кажется маловероятной. Скорее, наступает «холодный мир» между США и Россией, а также между США и Китаем. Отчасти это объясняется тем, что внутренние проблемы оказывают большое давление на внешнюю политику крупных держав.

Отношения между Пекином и Вашингтоном находятся на низком уровне, поэтому разработка новой китайско-американской парадигмы сыграет огромную роль для остального мира – достаточно вспомнить, какое влияние отношения между этими странами оказывали в течение последних 40 лет.

Спектр сотрудничества между США, Россией и Китаем будет зависеть от их общих интересов. Защита режима нераспространения ядерного оружия, борьба с терроризмом, а также с незаконным оборотом наркотиков и оружия будут оставаться важными частями двустороннего и многостороннего сотрудничества, поскольку процесс согласования ключевых глобальных и региональных решений, похоже, даёт сбои.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...




Добавить комментарий