Российские вооруженные силы трансформируются и становятся все сильнее прямо на глазах

В сентябре 2017 года на заседании Военно-промышленной комиссии президент России Владимир Путин дал поручение Министерству обороны организовать работы по созданию Военного инновационного технополиса «ЭРА».

В нынешнюю эпоху бурного развития технологий виртуального пространства и искусственного интеллекта было бы вполне логично предположить, что технические средства ведения войны также будут совершенствоваться. Россия наделала много шума в мировых СМИ, когда сообщения о ее вмешательстве в выборы президента США в 2016 году заставили всех обсуждать новые возможности Москвы в сфере информационной войны.

На протяжении последних нескольких лет в России действительно уделяется большое внимание развитию военных технологий. В эпоху технологического превосходства роль анализа рисков при принятии решений резко возросла, и российская военно-морская стратегия в настоящее время сфокусирована на новой доктрине высокотехнологичного военного потенциала.

В то время как Россия расширяет свою геополитическую сферу влияния, нет никаких сомнений в том, что Пентагон, Госдепартамент США и Белый дом внимательно следят за российскими инновациями в военной сфере.

Итак, что же представляет собой военная инновационная политика России? Прежде всего, некоторые аналитики проводят аналогию с системой стартапов, где российское государство выполняет роль венчурного капиталиста, который готов вкладывать деньги в новейшие технологии. Военная инфраструктура в Москве явно содействует прорывам в военных технологиях с помощью механизма, во многом схожего с западной системой стартапов.

Высокопоставленные российские военные чиновники, которыми движут такие специфичные для сегодняшней России факторы как страх перед западным доминированием, воплощают институциональную гибкость. Так, например, начальник Генерального штаба Вооруженных сил России Валерий Герасимов сделал военные инновации своим главным приоритетом.

Американские аналитики называют Фонд перспективных исследований (ФПИ) российским аналогом DARPA. Фонду было поручено использовать передовые разработки в сфере искусственного интеллекта для обеспечения превосходства России в оборонных технологиях.

Россия олицетворяет собой научные инновации в эпоху космических технологий. Прошло шесть десятилетий с тех пор, как советский космонавт Юрий Гагарин стал первым человеком в космосе. По иронии судьбы, именно научные успехи СССР в области космических исследований привели к началу космической гонки с американскими коллегами, которая, в свою очередь дала старт самому продолжительному геополитическому противостоянию, вошедшему в историю как холодная война.

Кремль слишком хорошо знает, что контуры будущих войн будут определяться опытом таких конфликтов как сирийский, и в них будет задействоваться все меньше живой силы и все больше автономных устройств типа беспилотных летательных аппаратов и других боевых роботов. Россия понимает, что эти новые угрозы требуют принципиально иных подходов правительства к использованию технологического, интеллектуального и человеческого капитала. Будущие военные операции должны будут подвернуться самому тщательному анализу и оценке.

Российские военные стремятся к технологическим прорывам на основе передовой и сложной робототехники. Происходит непрерывный процесс усовершенствования беспилотных летательных аппаратов и соответствующих вооружений, поскольку Москва планирует расширение своего парка военных БПЛА. Москва воспользовалась своими отношениями с Израилем, который является признанным лидером в области высоких технологий, и закупила у Тель-Авива некоторые модели БПЛА.

В настоящее время России приходится играть в догонялки, но она делает это весьма успешно. У Москвы сейчас имеется 4 тысячи боевых беспилотников, что делает ее обладательницей второго по величине флота после США. Россия опережает Китай в этом отношении, и довольно существенно. Наличие высококачественных БПЛА обеспечивает преимущества в области разведки и слежения.

В прошлом у русских не было боевых беспилотников, и это значительно ослабляло военный потенциал Москвы. Покупка БПЛА у Израиля не была связана с попытками «заново изобрести колесо» путем реинжиниринга разведывательных дронов. Однако, Вашингтон постоянно намекает, что именно это делают в настоящее время российские специалисты с беспилотным аппаратом ORION.

Медленно, но неуклонно военно-промышленный комплекс России трансформируется и совершенствуется. Это уже вызвало большую панику на Западе, учитывая взрывоопасные отношения между Москвой и Киевом, а также стремление России влиять на внутренние дела Украины, особенно сейчас, когда там разгар избирательного сезона.

Не так уж давно, вплоть до 2016 года американцы обладали практически полной монополией на самые передовые военные технологии. Американцы намеревались сконцентрировать основные усилия на материально-техническом обеспечении вооруженных сил, и их цель состояла в разработке систем, в первую очередь предназначенных для повышения выживаемости личного состава.

Достижения России в разработке военных систем на основе искусственного интеллекта характеризуются созданием быстрых и эффективных машин, способных обрабатывать данные, анализируя сложную информацию за доли секунды и передавать солдатам, которые ее используют.

Москва готова принять стратегию, суть которой в том, чтобы работать параллельно по всем возможным направлениям, а затем выбирать те, которые продемонстрировали максимальную эффективность. Другими словами, русские стремятся как можно больше экспериментировать и находить наиболее экономически оправданные решения. Они строят широкий спектр беспилотных боевых систем – от крошечных дронов до больших воздушных машин, способных погружаться под воду.

Москва полна решимости достичь превосходства в военной сфере, несмотря на санкции и настойчивые попытки Вашингтона добиться полного эмбарго на военный экспорт в Россию. Впрочем, ее одержимость военным превосходством может дорого обойтись экономике.

Коммунизм советских времен, возможно, ушел в историю, но его гены стремления к приоритету в науке и технике не исчезли. Москва постоянно организует конференции, семинары и выставки, связанные с ИИ, и пытается использовать инновации в этой области для реализации оборонных задач.

Министерство обороны получает значительное количество средств на эти цели и сосредотачивает все усилия на создании роботизированных боевых систем на основе ИИ. Для Путина это личный вопрос, и Кремль пытается победить Запад, используя свои достижения в области искусственного интеллекта и превращая их в военные инновации.

Бывший посол США в Москве Майкл Макфолл охарактеризовал нынешнее состояние американо-российских отношений как «не холодную войну, но и не мир». Холодная война привела к началу гонки вооружений, и хотя сейчас нет холодной войны, можно с уверенностью сказать, что снова имеет место гонка вооружений, пусть и другого рода.


Добавить комментарий