Россия и Турция «прощупывают почву» в Ливии

Берлинская конференция по Ливии, в которой приняли участие пять постоянных членов Совета Безопасности ООН, Турция, Алжир и Конго, завершилась подписанием единой договоренности, призванной положить конец иностранной интервенции в Ливии, закрепить часто нарушаемое эмбарго ООН на поставки оружия в эту богатую нефтью страну, а также склонить враждующие стороны к прекращению огня. После свержения Каддафи в 2011 году иностранные игроки через подконтрольные им местные силы превратили страну в плацдарм для расширения своих региональных интересов.

Турция решительно выступает на стороне поддерживаемого ООН Правительства национального согласия (ПНС) во главе с Файезом Сараджем. Это правительство противостоит длящемуся много месяцев наступлению Ливийской национальной армии во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром, которого поддерживают российские частные военные структуры. Москва отрицает прямую поддержку Хафтара, взаимодействуя на дипломатическом уровне с признанным ООН правительством в Триполи.

Три недели назад Россия и Турция попытались добиться перемирия между лидерами враждующих сторон. Никакого прорыва достичь де удалось, поскольку Хафтар покинул Москву, так и не подписав соглашения. Фактический срыв переговоров показал, что Хафтар игнорирует Россию, а также продемонстрировал нежелание Путина оказывать давление на ливийского военного лидера и принуждать его пойти на перемирие.

Обе конференции не привели к установлению мира в стране. По окончании встречи в Берлине боевые действия возобновились. Ливийская  национальная армия Хафтара заблокировала главный нефтяной экспортный терминал, тем самым задушив нефтезависимую экономику страны, атаковала международный аэропорт, захватила стратегический портовый  город Сирт и открыла новый фронт в попытке захватить город Мисурата, власти которого находятся в союзнических отношениях с ПНС.

На фоне роста спроса на энергоресурсы, напористость Турции в спорных водах Восточного Средиземноморья обусловлена страхом, что ее лишат пространства для маневра соседи-конкуренты, такие как Израиль, Греция, Кипр и Египет. Эти страны в последнее время формируют стратегические связи в дипломатической, военной и энергетической сферах, реализуя инициативы, ведущие к дальнейшей изоляции Анкары.

Недавняя военная авантюра Турции в Ливии привела к тому, что ее противники, Египет, Саудовская Аравия и ОАЭ усилили военную поддержку силам Хафтара, выступающего против исламистов, сгруппировавшихся вокруг ПНС. Идеологическая близость Сараджа и его сторонников к «братьям-мусульманам» также является общей нитью, связывающей ПНС с Катаром и Турцией. Таким образом, два противоборствующих блока могут превратить Ливию в огромное поле сражения, что приведет к еще большему хаосу в стране и во всем регионе.

В отличие от Турции, Россия подходит к ливийской проблеме с дипломатической гибкостью и продуманной стратегией, в основе которой лежит двойственность. Москва предпочитает действовать за кулисами, позволяя ОАЭ  расплачиваться с российскими наемниками из ЧВК Вагнера, сотрудничающими с Хафтаром, тем самым вуалируя свое политическое и финансовое участие в ливийской войне.

Кремль избегает непосредственного разрыва отношений с ПНС, чтобы сохранить за собой возможность выступать в качестве посредника в урегулировании ливийской проблемы. Россия хотела бы поддерживать отношения с любой из противоборствующих сторон, которая гарантирует ей доступ к обширным запасам ливийской нефти и других энергоресурсов, а также к стратегически военно-морским базам в Ливии, которые помогут ей обеспечить контроль над Южной Европой и в очередной раз утереть нос Западу.

Поскольку действия Турции в Ливии подверглись жесткой критике и осуждению, она обратилась к России за помощью. Победы Хафтара и Асада отражают нежелание Москвы пересматривать свои отношения с обеими сторонами, несмотря на многочисленные просьбы Эрдогана. На данный момент Россия продолжает проводить стратегию постоянного маневрирования в сирийском Идлибе и в Ливии. Она выступает за сохранение статус-кво в Идлибе, где она позволяет режиму Асада брать под контроль города и селения, расположенные на стратегических автомагистралях М4 и М5, что в будущем создаст для Турции серьезные проблемы, связанные с наплывом беженцев. Это обстоятельство используется как  рычаг в переговорах с Анкарой. Кроме того, сохранение последнего бастиона повстанцев попутно делает Асада зависимым от российского господства в воздухе в отсутствие наземной поддержки со стороны проиранских боевиков из шиитского ополчения.

В Ливии Россия надеется на вялотекущую конфронтацию. Поскольку Германии не удалось ослабить напряженность в стране, Россия возьмет на себя роль влиятельного посредника, в то время как необходимость политического урегулирования кризиса вокруг Идлиба остается неразрешенной проблемой. Поскольку Европейский Союз настороженно относится к экспансионистской политике Турции в Ливии и в Средиземноморье в целом, Россия может способствовать достижению между Турцией и Европой компромисса, который облегчил бы сотрудничество по урегулированию ливийского конфликта.  Наконец, у России и Европы будет другая тема для переговоров, чтобы на какое-то время отвлечься от горячих вопросов, связанных с аннексией Крыма и вмешательством в украинский конфликт. Продолжая тактику динамичных геополитических игр, Россия благодаря своей дипломатической гибкости получит преимущество над Турцией, как в Сирии, так и в Ливии,

Однако, хотя Москва ведет на Ближнем Востоке виртуозную игру, она сталкивается с целым рядом проблем. По мере того, как Асад одерживает военные победы на своей территории, его склонность следовать российским курсом в отношении Ливии ослабевает. Кроме того, усиливается конкуренция с Тегераном, обладающим давним и прочным влиянием в Сирии. В северо-восточной части страны главными препятствиями являются сохраняющееся военное присутствие США и провал попыток добиться соглашения о примирении между Асадом и курдами.

Кроме того, действуя против интересов Турции в Сирии и Ливии, Россия может стать заложником своего собственного стратегического выбора. Высока вероятность, что ей  не удастся превратить краткосрочные преимущества в устойчивые победы. Грандиозные геополитические амбиции России и Турции, а также расходящиеся подходы к достижению своих целей на Ближнем Востоке создают почву для серьезных разногласий между партнерами. Судя по всему, нынешняя стремительно меняющаяся обстановка на ливийском и сирийском театрах станет испытанием на прочность их отношений.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0