Ядерные возможности Китая: загадка, обернутая в тайну

Две недели назад президент США Дональд Трамп согласился с предложением о том, чтобы Китай присоединился к четырем другим постоянным членам Совета Безопасности ООН на саммите, посвященном началу нового раунда переговоров по контролю над вооружениями. Целью, как заявляют представители администрации Трампа, является трехстороннее соглашение между Китаем, Россией и США об ограничении ядерного оружия.

Китай, число ядерных боеголовок которого насчитывает лишь несколько сотен, возможно, и не очень подходит для переговоров с США (имеющих общее число боеголовок в количестве 6185, из которых развернуто 1750) и Россией (6490 всего, 1600 развернуто). И действительно, Китай ранее отказывался принимать участие в трехсторонней сделке на том основании что его запасы ядерного оружия слишком малы. Однако амбициозные планы Пекина в создании новых мощностей по обогащению и переработке, способных производить материалы для ядерного оружия, позволили бы Китаю достичь паритета с США и Россией. Более того, учитывая нынешнюю, возможно, долговременную китайско-российскую стратегическую согласованность, Соединенные Штаты больше не могут предполагать, что в военном конфликте с Китаем также не примет участие и Россия. Хотя сложение российского и китайского ядерного потенциалов, может, и не было бы уместным, запасы подобного оружия ни у тех ни у других не стоит рассматривать полностью изолированно.

Однако, прежде чем втягивать Пекин в какие-либо переговоры по контролю над вооружениями, американским властям необходимо понять намерения Китая. В частности, им необходимо разгадать три стратегические загадки: неясную доктрину Китая по применению ядерного оружия, растущие возможности создавать новое ядерное оружие, и разработку противоспутниковых возможностей.

Первая загадка состоит в том, как Китай намерен использовать свое ядерное оружие. Пекин долго утверждал что никогда не будет использовать его первым, что прибегнет к нему только если сам подвергнется ядерной атаке, и даже тогда могут пройти недели, прежде чем Китай ответит. Как говорится в посвященной обороне Китая «белой книге» 2019 года, «Китай продолжает придерживаться политики неприменения первым своего ядерного арсенала ни в какое время и ни при каких обстоятельствах, и не использовать а также не угрожать его использованием не обладающим подобным оружием странам или любым областям, где не было бы размещено ядерное оружие». Китайские власти также настаивают, что сохраняют потенциал по сдерживанию США, пока обладают возможностью ответного удара по ограниченному числу целей, скорее всего, по американским городам.

По оценке военной разведки США, ядерный арсенал Китая к 2030 году может удвоиться. Народно-освободительная армия Китая разворачивает множество видов различных по своим возможностям атомных ракет, некоторые из которых обладают возможностями по повышенному проникновению а также с разделяющимися и независимо друг от друга наводящимися на цели головками. Она вкладывает средства в размещение баллистических ракет шахтного базирования — такой вид вооружений принято считать оружием первого удара. Эти ракеты могут быть оснащены гиперзвуковым оружием.

Эти и другие возможности указывают, что Китай потенциально готовится к гораздо более масштабным ответным действиям, первым использовать ядерное оружие, сбивать чужие ракеты и вести боевые действия с применением ядерных средств. Действительно ли Китай к этому готовится или все эти новые возможности нужны ему просто для того чтобы сохранять возможности по сдерживанию путем гарантированного возмездия? Пока Пекин четкого ответа не дает.

Если Китай действительно намерен построить все те обогатительные мощности, что планирует, то сможет производить до 1500 боеголовок в год, и это с учетом удовлетворения спроса всех китайских гражданских энергетических реакторов и экспорта. Также в Китае уже работает перерабатывающий завод, и еще один он строит, что позволит извлекать плутоний из отработанного реакторного топлива в количестве, достаточном для производства еще 500 ядерных боеголовок в год. Кроме того, Китай планирует купить у Франции еще один завод, который позволит ему производить достаточно плутония для еще 1600 ядерных боеголовок в год. Ничего из этого не имеет экономического смысла — Китаю было бы гораздо дешевле использовать уран для топлива своих энергетических реакторов. Тогда почему он прикладывает к этому такие масштабные усилия?

Это остается неясным. Принято считать, что Китай не заинтересован в том, чтобы угнаться за Россией или Соединенными Штатами и достичь с ними ядерного паритета, однако он хочет иметь для этого возможности. Но опять же, Китай ничего не объясняет.

Третья и последняя загадка — противоспутниковые возможности Китая. Как и в предыдущих своих официальных заявлениях, Китай неоднократно говорил о том, что намеревается сохранять космос мирным. Однако его действия там говорят об обратном. По данным Министерства обороны США, Китай развивает свои возможности космической разведки раннего предупреждения. Повышенный потенциал ложных срабатываний, которые проистекают из этих новых возможностей, вряд ли будет способствовать общей стратегической стабильности.

Другими словами, вместо официальной доктрины использования космоса в качестве общего достояния, к которому все имеют свободный доступ, Китай вполне может присоединиться к России в борьбе за эту область и ускорению гонки вооружений в космосе. Почему? Логика Китая в этом случае ясна: эффективное китайское противоспутниковое оружие усложнит для армии США разведывательные задачи и оперативную связь в случае конфликта в Тихом океане.

Конечно Пекин обеспокоен тем, что Соединенные Штаты придут к своим собственным выводам об изложенных выше загадках — для Вашингтона любая ответственная оценка потребует как минимум некоторое рассмотрение худшего сценария. У Китая есть возможность на эти способности влиять. Продолжающееся уклонение от этой возможности едва ли в интересах Китая. Задача в том, чтобы убедить в этом Китай.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0