Геополитическое соперничество между США и Россией не прекратится, но его можно сделать относительно безопасным

Хотя американо-российское противостояние,  несомненно, будет продолжаться, вступление в полномочия администрации Джо Байдена в январе предоставит повод, как для Вашингтона, так и для Москвы, переосмыслить свои отношения. Новая команда Белого дома, вероятно, не относит Россию к числу своих главных приоритетов, и Кремль, возможно, ожидает от нее лишь дальнейшего наращивания давления. Однако ухудшение отношений не отвечает интересам ни одной из сторон, и кроме того, оно усиливает риск военного столкновения между двумя ведущими ядерными державами, поднимая его до крайне опасного уровня. Разрядка напряженности потребует от обеих стран хотя бы самого общего соглашения о ставках, характере отношений и соответствующих способах взаимодействия. При этом ни одна из них не поставит под угрозу свои фундаментальные принципы или жизненно важные интересы. Это необыкновенно трудная задача, если вообще осуществимая, но ее важность невозможно переоценить.

В то время как каждая из сторон убеждена, что другая находится в упадке, жестокая правда заключается в том, что ни одна из них не собирается покидать мировую арену, и им не избежать столкновений по многочисленным критическим проблемам. Россия и Соединенные Штаты, безусловно, остаются двумя ведущими ядерными державами мира, каждая из которых способна уничтожить цивилизацию, какой мы ее знаем. Эти две страны обладают самыми большими природными  ресурсами, и имеют высокие шансы выжить в экстремальных глобальных потрясениях, поскольку обе могут претендовать на нечто близкое к самодостаточности. И хотя Китай стремительно приближается к их уровню, в силу географического положения и стратегического охвата Россия и США остаются двумя державами, способными влиять на всю территорию Евразийского суперконтинента, который наряду с Северной Америкой образует ядро современного мира. Исходя из этого Москве и Вашингтону, несмотря на их разногласия, необходимо развивать рабочие отношения.

Это не призыв к очередной перезагрузке или новому американо-российскому партнерству. Речь идет скорее об ответственных и не столь откровенно враждебных отношениях между соперниками, имеющими принципиально различное видение мирового порядка, а также несовместимые геополитические интересы и ценности. Соединенные Штаты по-прежнему будут считать себя ведущей демократией планеты, которой предначертано нести блага свободы всему миру. А Россия будет и впредь выступать в роли защитника национального суверенитета и разнообразия ценностей.

Итак, нынешняя конфронтация между двумя странами носит системный характер. Она не является результатом недоразумений или личной неприязни между лидерами, которую можно было бы преодолеть путем диалога. Инаугурация Джо Байдена не изменит фундаментальной природы отношений, равно как и возможный уход Путина от власти. Убежденность в том, что политика другой стороны является изначально враждебной для их национальных интересов, прочно встроена в мировоззрение элит каждой из двух стран.

Однако, с момента окончания холодной войны они участвуют в различных небольших краткосрочных коалициях, создаваемых для решения тех или иных конкретных проблем: например, в контактной группе по балканским конфликтам, или в группе P5+1 по иранской ядерной программе. В перспективе такие коалиции должны стать обычным явлением, регулярным инструментом для обсуждения стратегических вопросов и региональной архитектуры безопасности. Хотя на данный момент китайцы отвергают эту инициативу, в будущем необходим диалог между Китаем, Россией и Америкой по вопросам стратегической стабильности, к которому в соответствующий момент должны присоединиться Франция и Британия. Американо-российско-саудовские переговоры в начале нынешнего года по стабилизации мировых рынков нефти должны стать постоянным форматом взаимодействия энергетических сверхдержав.

Многие из подобных тем еще не созрели для официальных дискуссий, поэтому их лучше обсуждать ь неофициально, по экспертным каналам, предпочтительно при официальной поддержке. Такой подход способствовал бы созданию своего рода государственно-частного партнерства для управления отношениями и формирования общественной поддержки, необходимой для долгосрочного успеха любой политической инициативы. Конечным результатом этих усилий могла бы стать новая модель отношений, представляющая собой сеть многосторонних форумов, как официальных, так и неофициальных, которая стабилизировала бы соперничество великих держав.

Чтобы создать такую сеть, одной из первых проблем, которые должны обсудить Белый дом и Кремль, является поиск оптимального формата взаимоотношений, включая вопрос о том, какие многосторонние форумы имеют смысл на данный момент. Некоторые из них возникнут естественным образом их тех ближайших шагов, которые команда Байдена уже наметила. Так, восстановление сотрудничества международного сообщества по вопросу о ядерной программе Ирана потребует взаимодействия в рамках  группы P5+1. Аналогичным образом решение проблемы изменения климата и возвращение к Парижскому соглашению, которые администрация Байдена также относит к приоритетам, открывает возможности для многостороннего взаимодействия, включающего Россию, которая в последнее время обозначила серьезный подход к климатической проблеме. Кстати, примечательно, что несмотря на ухудшающиеся в целом отношения между Россией и Европейским Союзом, они продолжают вести интенсивные и вполне конструктивные дискуссии по этому вопросу.

Небольшие многосторонние площадки, включающие как Соединенные Штаты, так и Россию, могли бы способствовать решению многих острых проблем. Например, давно пора возобновить шестисторонние переговоры по ядерной программе Северной Кореи, даже если Вашингтон захочет сохранить двусторонний дипломатический канал с Пхеньяном, а Пекин останется  его главным партнером. Привлечение к дискуссии других региональных игроков могло бы способствовать поиску путей стабилизации обстановки в сфере безопасности в Северо-Восточной Азии и снижению северокорейской угрозы. Помимо того, диалог США-НАТО-ЕС-Россия по вопросам безопасности мог бы помочь стабилизировать границу между Россией и НАТО и достичь договоренностей, которые предотвратили бы развертывание ядерных сил средней и меньшей дальности или аналогичных систем в Европе теперь, когда договор о РСМД прекратил свое существование.

Многосторонние каналы не могут и не должны полностью вытеснить двустороннее взаимодействие. На самом деле, есть три двусторонние проблемы, требующие самого пристального внимания, и от них в значительной степени будет зависеть жизнеспособность всех вышеописанных многосторонних форумов. Во-первых, Москве и Вашингтону необходимо найти способ восстановить нормальные дипломатические отношения, которые были резко свернуты на фоне обострения противостояния после украинского кризиса в 2014 году. Во-вторых, договор об СНВ-III должен быть пролонгирован на пять лет в качестве предпосылки и прелюдии к долгосрочному и серьезному двустороннему диалогу по вопросам стратегической стабильности. И в-третьих, США и Россия должны начать диалог о невмешательстве во внутренние дела друг друга, одной из целей которого являлась бы разработка правил поведения и взаимодействия в киберпространстве.

Ничего из предложенного выше не устранит разногласий и не изменит сущности соперничества между Америкой и Россией. Однако возможно и необходимо стабилизировать двусторонние отношения, пусть на нынешнем низком уровне, и подготовить почву для более конструктивных связей в будущем.

 

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0