Кукловоды: Существует ли настоящее глубинное государство?

Как бывшему сотруднику спецслужб, мне смешно читать статьи в ведущих СМИ, в которых ничтоже сумняшеся утверждается, что международные неурядицы последнего времени это, несомненно, работа ЦРУ и остального  алфавитного супа  государственных спецслужб США. Постоянно повторяемые утверждения, что ЦРУ  каким-то образом управляет миром в рамках некоего тайного заговора с участием спецслужб  ряда других стран, используя шантаж и другие средства для подкупа уязвимых политиков и публичных фигур – это убеждение уже вошло в ДНК  журналистов по всему миру, часто без каких-либо доказательств, что  нынешние многочисленные шпионы способны на что-то большее, чем вставать по утрам с постели.

Проблема с теорией о тотальном мировом господстве с помощью шпионажа – в простой логистике всего этого. Чтобы управлять политическими и экономическими событиями в двухстах странах одновременно, требуется много места и гигантский штат сотрудников. Огромный офис спрятан в Лэнгли? Или в Пентагоне? Или в Западном крыле самого Белого дома? Или на одном из секретных объектов, которые возникают как грибы после дождя прямо вдоль платной дороги Даллес-Херндон, Вирджиния?

Некоторые утверждают, что в заговоре участвуют все бывшие агенты, потому что стоит только узнать секретное  рукопожатие, вступая в ЦРУ, АНБ или ФБР, то уже никогда не станешь бывшим «одним из них». Случается и так, но большинство бывших сотрудников абсолютно счастливы, что стали «бывшими», и, кстати, стоит отметить, что многие голоса в антивоенном движении принадлежат тем, кто когда-то служил в разведке, правоохранительных органах или в армии.

На самом деле неизвестно, как так называемое «глубинное государство» собирается и плетёт заговоры, поэтому можно сделать вывод, оно не имеет выраженной структуры, в отличие от первоначального турецкого Глубинного государства («Дерин Девлет»), откуда и пошло само это выражение, и которое действительно проводило встречи и занималось централизованным планированием. Я считаю, что дело тут в определении, и оно помогает понять, как государство нацбезопасности выстраивается и какова его задача. В ЦРУ, например, работает около 20 тыс. человек, почти все из них трудятся в различных подразделениях, занимающихся сбором информации (шпионаж), анализом, технологиями, а также есть сотрудники, которые работают на международном уровне по таким проблемам, как терроризм, наркотики и распространение ядерного оружия. Подавляющее большинство этих сотрудников имеют свои политические взгляды и голосуют на выборах, но есть общее молчаливое согласие, что их работа вне политики. Реальные политические шаги и то, во что эта политика выливается,  определяется очень небольшой группой лиц на самом верху, часть из них это политические назначенцы.

Безусловно, можно и, наверное, следует противостоять политике смены режимов, которой ЦРУ занимается по всему миру, но есть один важный момент, который необходимо понять. Эту политику определяет гражданское руководство страны (президент, госсекретарь и совет национальной безопасности), и она навязывается ЦРУ его собственным политическим руководством. Агентство не проводит референдумов среди своих сотрудников, чтобы определить, какой внешнеполитический вариант предпочтительнее – как и с солдатами 101-й воздушно-десантной дивизии не советуются, когда они получают приказ о развёртывании.

Почти все действительные и бывшие сотрудники спецслужб, которых я знаю, на самом деле выступают против политики глобального доминирования США, которая, по сути, сохраняется с 9/11, о чём особенно свидетельствует конфликт с Россией, усиление агрессии в отношениях с Китаем и политика смены режимов, связанная с Сирией, Ираном и Венесуэлой. Эти сотрудники зачастую считают, что вторжения и применение «максимального давления» окажутся провальными. Администрация Трампа подкрепляла эту политику резкими формулировками, санкциями и демонстрациями боевой готовности, но сейчас стало ясно, что всё это будет продолжаться в том или ином виде и  при президенте Джо Байдене,   причём, вероятно, даже с большей агрессией против России с использованием марионеток на Украине и в Грузии.

Сотрудники, участвующие в подобных операциях, также отмечают, что смены режимов в основном проводились втайне. Джордж У.Буш объявил себя «новым шерифом в городе», и белые перчатки были сброшены. То, чем ранее занимались спецслужбы, теперь стало делаться прямо в открытую, с использованием ресурсов армии против Афганистана, Ирака, Ливии и Сирии, в то время как самые большие изменения на Украине в 2014 году были спровоцированы Викторией Нуланд из Госдепартамента. Национальный фонд развития демократии был также активен в России, поддерживая оппозиционные партии, пока Кремль не заставил его убраться из страны.

Итак, будет справедливо сказать, что глубинное государство не является функцией ЦРУ или ФБР, но в то же время участие Джона Бреннана, Джеймса Клэппера и Джеймса Коми в заговоре по уничтожению Дональда Трампа тревожит, поскольку эти трое возглавляли соответственно ЦРУ, национальную разведку и ФБР. Похоже, они сыграли важную руководящую роль в осуществлении этого заговора и, возможно, действовали не в одиночку. Почти наверняка всё, что они смогли сделать, было санкционировано либо явно, либо неявно, бывшим президентом США Бараком Обамой и членами его команды национальной безопасности.

Теперь известно, что Джон Бреннан, директор ЦРУ при Обаме, в 2016 г. создал тайную межведомственную оперативную группу по борьбе с Трампом. Вместо того, чтобы бороться с настоящими внешними угрозами, эта группа играла ведущую роль в создании и распространении домыслов о том, что Трамп это инструмент русских и марионетка резидента Владимира Путина – утверждение, которое регулярно всплывает и по сей день.  Вместе с Клэппером, Бреннан сфабриковал версию о якобы вмешательстве России в выборы 2016 г. Бреннан и Клэппер распространяли эти вымыслы, хотя им было хорошо известно, что и Россия и США проводили широкий спектр тайных операций, включая информационные, друг против друга на протяжении последних 70 лет, но они притворялись, что случившееся в 2016 году качественно и по существу нечто совершенно другое, несмотря на то, что «доказательства», представленные в поддержку этого утверждения, слабы вплоть до полного отсутствия.

И тем не менее я бы утверждал, что их поведение, хоть в нём и использовались ресурсы спецслужб, не присуще организациям, которые они возглавляли, что эти  трое это неотъемлемая часть подлинного глубинного государства, которое представляет собой консенсус взглядов на то, как надо управлять страной и который разделяют почти все элементы, вместе составляющие Американский Истэблишмент, с центром политической власти в Вашингтоне и финансовым центром в Нью-Йорке. Неудивительно, что правительственные чиновники, которые участвуют в этом процессе, часто потом награждаются высокооплачиваемыми синекурами в сфере финансовых услуг,  в которой они ничего понимают, когда «выходят в отставку».

Опасность, исходящая от глубинного государства или, если хотите, Истэблишмента, в том, что оно обладает огромной властью, но не избираемо и неподотчётно. Несмотря на то, что его члены не проводят тайных встреч, оно действует через непрозрачные отношения и, поскольку СМИ тоже его часть, шансов на то, что его деятельность будет разоблачена, очень мало. Можно отметить, что, хотя Глубинное государство часто упоминается в американских СМИ, почти не делается попыток определить, кто в него входит и как оно работает.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0