Всё то золото, вокруг чего всё вращается

Источник перевод для mixednews – josser

Процитировав бессмертную строчку из «Мальтийского сокола» Дэшила Хаммета, экранизированного Джоном Хастоном: «Давайте поговорим о чёрной птице», – давайте поговорим о таинственной птице из золота. Ну да, это ведь фильм жанра нуар, достойный Дэшила Хаммета – с Пентагоном, Пекином, незримыми войнами, поворотами и золотом в особо крупных размерах.

Начнём с официальной позиции Пекина: «У нас недостаточно золота». Что приводит к нынешней неистовой волне покупок Китаем золота – за которой, в частности, в Гонконге любой может следить вживую, в режиме реального времени. Китай уже сейчас – первая и по добыче, и по импорту золота страна в мире.

На долю золота приходится около 70 процентов золотовалютных резервов США и Германии – и примерно такая же картина наблюдается во Франции и Италии. Россия тоже ушла в покупательский загул – чуть больше 10 процентов. Но в астрономических золотовалютных резервах Китая ($3,2 триллиона) золото занимает всего 2 процента.

Пекин внимательно следит за текущими проделками Федерального резервного банка Нью-Йорка, который на просьбу немецкого Бундесбанка вернуть хранящееся у него золото, ответил, что это займёт, как минимум, 7 лет.

Немецкий финансовый журналист Ларс Шалл следит за этой историей с самого её начала и практически в одиночку установил критическую связь между золотом, бумажными деньгами, энергоресурсами и бездной, над которой завис нефтедоллар.

Всякий раз, когда Пекин говорит о том, что ему нужно больше золота, это объясняется необходимостью оградить себя «от рисков в золотовалютных резервах» – также известных как колебания курса доллара США – но особенно задачами «способствования глобализации юаня». Или же, в обтекаемой форме, как средство обеспечения «честной» конкуренции юаня с долларом США и евро на «международном рынке».

А вот и (неуловимая) суть вопроса. Чего Пекин на самом деле хочет, так это избавления от привязки к американскому доллару. Чтобы это произошло, ему нужен безграничный запас золота. Вот Пекин и отворачивается от доллара США к юаню – и пытается повлиять на обширные участки глобальной экономики, чтобы они пошли по тому же пути. Это золотое правило есть Мальтийский сокол Пекина: «То, из чего сделаны все мечты».

Был бы БПЛА, а цель найдётся

Катар тоже делает поворот – но в сторону БВСА (Ближний Восток – Северная Африка). Доха финансировала ваххабитов и салафистов – и даже салафистских джихадистов – то есть повстанцев НАТО в Ливии, ОПГ Свободной армии Сирии и панисламистскую банду, захватившую север Мали.

Государственный департамент – а позднее Пентагон – мог это осознать, учитывая договорённость, достигнутую Дохой и Вашингтоном с целью породить новую, более приятную на вкус сирийскую «коалицию». Но по-прежнему очень сильны те опасные посредники между франкофилом эмиром Катара и Набережной д’Орсе в Париже (нарицательное название МИД Франции; прим. mixednews.ru), которые набрали немалые обороты при правлении короля Сарко, также известного как президент Франции Николя Саркози.

Каждый осведомлённый наблюдатель геополитических процессов следил за сливами информации от бывших агентов французской разведки в восхитительно озорном сатирическом еженедельнике «Канар аншене», подробно описывающими modus operandi Катара. Здесь не нужно быть семи пядей во лбу. Внешняя политика Катара гласит: братья-мусульмане и там, и тут (но не внутри этого неофеодального эмирата); это – Мальтийский сокол Катара. В то же самое время Доха – к восторгу французских элит – ревностно воплощает на практике идеи неолиберализма и является крупнейшим инвестором французской экономики.

Поэтому при продвижении капитализма катастроф их интересы могут срастаться: успешно в Ливии, а затем, всё ещё безуспешно – в Сирии. Вот только с Мали что-то другое, классический эффект бумеранга – и вот здесь интересы Дохи и Парижа расходятся (не говоря уже о Дохе и Вашингтоне; по крайней мере, если только не предположить, что Мали стал прекрасным поводом для возобновления наступления AFRICOM).

Алжирские СМИ покачиваются на волнах возмущения, выискивая катарский умысел. Хотя повод – как предсказывалось – сработал идеально.

AFRICOM – сюрприз! – в ударе: Пентагон готовится открыть в Нигере базу БПЛА. Таков практический результат визита командующего AFRICOM генерала Картера Хэма в столицу Нигера Ниамей, нанесённого всего несколько дней назад.

Забудьте об этих устаревших турбовинтовых PC-12, которые годами шпионят за Мали и Западной Африкой. Пришло время «Хищника». Перевод: ожидающий назначения директором ЦРУ Джон Бреннан планирует незримую войну ведомства по всей Сахаре-Сахелю. С позволения Мика Джаггера и Кита Ричардса, время начать напевать под нос ремиксованный хит: «Я вижу серый дрон / и я хочу, чтоб он стал чёрным».

Нигер для AFRICOM и вправду слаще вишнёвого пирога. Северо-запад Нигера – место расположения всех этих урановых рудников, обеспечивающих сырьём ядерную энергетику Франции. И они очень близки к малийским золотым месторождениям. Представьте только, что всё это золото в «нестабильном» районе падает в лапы… китайских компаний. Момент, когда у Мальтийского сокола Пекина, наконец-то, будет достаточно золота, чтобы сбросить привязку к доллару, был бы совсем рядом.

Пентагон даже получил разрешение на пополнение запасов ГСМ для всего своего механизма слежения в важнейшей из всех точек – Агадесе. Французский легион может на местах делать в Мали всю трудную работу, но вот сливки со всей Сахары-Сахеля снимет, в конце концов, только AFRICOM.

Разве вы не знаете об (азиатской) птице?

И это приводит нас к знаменитому повороту к Азии – который, вроде как, должен быть геополитической темой № 1 администрации Обамы 2.0. Очень даже может быть. Но определённо вместе с поворотом AFRICOM ко всей Сахаре и Сахелю в беспилотном режиме (к усиливающемуся раздражению Пекина); а также поворотом Дохи-Вашингтона в их поддержке бывших «террористов», ставших «борцами за свободу» и обратно.

И мы даже не заметили отсутствие поворота, включённое в этот нуаровский сюжет; администрация Обамы 2.0 не размыкает своих ужасающих объятий вокруг средневекового дома Саудов и «стабильности на Аравийском полуострове», как и было рекомендовано обычным подозреваемым, заурядным – но влиятельным – «ветераном разведки» (имеется в виду записка на имя Обамы от бывшего сотрудника ЦРУ Брюса Ридела о необходимости сохранения в Саудовской Аравии действующего режима; прим.).

Сыграй ещё раз, Сэм. В этой выдающейся сцене «Мальтийского сокола» в начале нашего сюжета между Хамфри Богартом (скажем, он исполняет роль Пентагона) и Сидни Гринстритом (условимся, что он играет Пекин), чиновник – это бандит, третий парень в кадре. Поворот к Азии представляет собой, по сути, продукт умственной деятельности Эндрю Маршалла (бессменный директор Управления общих оценок Министерства обороны США с 1973 года; прим.) – как утверждается, подобного Йоде тотема американской национальной безопасности.

Маршалл стоял за Революцией в военном деле (RMA) – все вы, фанаты Дональда Рамсфелда, знаете о ней, – за неудавшимся «Шоком и трепетом» (который служил лишь цели разрушения Ирака до состояния, при котором восстановление, даже с привлечением капитализма катастроф, почти невозможно); а теперь и за концепцией так называемого воздушно-морского боя.

Исходной посылкой для воздушно-морского боя является атака Пекина на американские силы в Тихом океане, что, честно говоря, – абсурд (даже с помощью чудовищной операции под чужим флагом). Затем США ответили бы «кампанией ослепления» – морским эквивалентом «Шока и трепета». И авиации, и флоту США идея пришлась по душе, потому что она подразумевает большие траты на материальную часть, подлежащую размещению во множестве навороченных тихоокеанских баз и открытом море.

Поэтому как раз тогда, когда борьба с повстанцами в духе Дэвида Петрэуса делает поворот к невидимым войнам ЦРУ Джона Бреннана, поворот к Азии – это то, что надо; псевдостратегия, придуманная для того, чтобы держать бюджет Пентагона на запредельном уровне, способствуя началу новой холодной войны с Китаем. «Им никогда не накопить столько золота, чтобы навязать свои злые планы», – можно было бы услышать, как Маршалл говорит о Китае (разумеется, без уверенности Богарта и Гринстрита). Хаммет был бы в ужасе. Мальтийский сокол Маршала – то (война), из чего сделаны все мечты.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *