GEAB № 90: Нефть, валюты, финансы, общество, Ближний Восток – мощный шторм в гавани Запада!

На протяжении почти двух лет, сочетая различные точки зрения (спекулятивную, геополитическую, технологическую, экономическую, стратегическую, валютную…), мы продолжали предсказывать серьёзный кризис во всей нефтедобывающей отрасли.

1c0ag

Сегодня ни у кого нет сомнений в том, что мы действительно находимся в указанной точке, а значит, что GEAB должен предсказать последствия этой сущей атомной бомбы, взрыв которой начинает сносить все несущие опоры старой системы – всё, что нам известно: мировые валюты, финансовые рынки, США, западный альянс, систему международного управления, демократию и т.п.

Мировой системный кризис – конец Запада, известного с 1945 года

Здесь мы хотели бы вспомнить исторический прогноз GEAB, сделанный в феврале 2006 года Франком Бьянкери, который объявил о начале мирового системного кризиса под заголовком «конец Запада, известного нам с 1945 года». На то, чтобы этот Западный мир рухнул, потребовалось 9 лет (или 7, если вести отсчёт процесса с кризиса субстандартного кредитования 2008 года, как и следует делать)… В течение этих девяти лет GEAB вёл просветительскую работу по поводу кризиса с заявленной целью сбора всех существующих решений по максимально быстрому и безболезненному, насколько это возможно, выходу из него. По-видимому, за рамками работы, проделанной БРИКС, который (и это тоже было предсказано GEAB) справился с огромной задачей по закладке основ завтрашнего мира, Западный мир, тем временем, приложил местами кое-какие позитивные усилия, следы которых мы обнаруживаем в определённых областях. Но в конце 2014 года и после чрезвычайной дестабилизации, вызванной крушением российско-европейских отношений в результате украинского кризиса, выдвижение позитивного сценария на предстоящий год даётся нашей команде с трудом.

2015 год продемонстрирует полное обрушение Западного мира, каким мы его знаем с 1945 года. Это будет гигантский ураган, от которого будет трясти и шатать всю планету, но прорвёт в «гавани Запада», которая давно уже и не гавань, но, как будет чётко показано в 2015 году, по сути, находится в эпицентре бури, о чём мы не раз говорили с 2006 года. Хотя некоторые суда попытаются направиться подальше от берега, украинский кризис обладает эффектом возвращения их в гавань и крепкого их там пришвартовывания. К сожалению, как раз сама гавань и подставляет корабли под удар стихии, и первыми разобьются те, чьи швартовы самые крепкие. Разумеется, в первую очередь мы имеем в виду Европу, но также и Израиль, финансовые рынки и международное управление.

Само собой, под угрозой мир – мир, который при этом всего лишь пустое слово. Спросите у Китая, Индии, Бразилии, Ирана и т.д., транслирует ли Запад какие-нибудь мирные образы. Что же касается демократических ценностей, то демонстрируемое Западом выступает больше отрицательным примером, чем образцом для подражания… причём настолько, что всеобщие принципы демократии низводятся в ценности до культурно релятивизированных концептов и кончают тем, что служат всевозможным антидемократическим целям, что в Европе, что за её пределами. Хотя проблема не в принципе демократии (наоборот, нужно переосмыслять, в партнёрстве с новыми развивающимися державами, пути его применения), а в неспособности Запада понять, как приспособить его реализацию к новым качествам общества (появление наднациональных политических субъектов, Интернета, который трансформирует социальную структуру и т.д.).

Нефтяной кризис является системным, так как связан с окончанием эры господства нефти

Давайте на секунду вернёмся к главным характеристикам этого системного нефтяного кризиса, который мы анализировали. Чтобы быстро обобщить и высветить системную природу этого кризиса, чтобы задать нашим последующим прогнозам лучшие исходные позиции, скажем сразу, что подорвана сама система международного управления нефтяным рынком ОПЕК. США, которые были её хозяином примерно до 2005 года (2), столкнулись с приходом развивающихся стран, уровни потребления которых неизбежно сделали их её совладельцами.

Подпись к изображению: Потребление нефти: красным – США, Западной Европы и Японии; синим – остального мира.

Естественно, целесообразным было бы признать эти перемены путём реформирования старой системы управления, чтобы усадить всех в одну лодку. Вместо этого, напуганные мыслью о повышении цен на нефть, чему американская экономика (в отличие от Европы полностью зависимая от нефти и испытывающая нехватку сколько-нибудь значительных и скоординированных инвестиций в возобновляемую энергетику) была неспособна сопротивляться, США решили нарушить всякую логику международной координации путём создания конкурентного рынка, сланцевого рынка, перед которым была поставлена задача сбить цены. К сожалению, как нам известно, конкуренция в вопросе доступа к энергоресурсам ведёт к… по крайней мере, Европа знать должна (3).

Подпись к изображению: Добыча сланцевой нефти в США

С этим крупным разрывом тренда сочетается ещё одна редко упоминаемая в СМИ устойчивая закономерность, а именно утрата нефтью статуса основного источника энергии в мировой экономике. И это есть второй фактор, который сейчас делает ситуацию совершенно не поддающейся контролю. Цены летят в тартарары, потому что эпоха нефти подходит к концу, и с этим никто ничего поделать не может. Мы это предвидели много месяцев назад – Китай создаёт парк полностью электрических автомобилей и тем самым превращает мировой автопарк в полностью электрифицированный. По нашим прогнозам указанная трансформация произойдёт менее чем за 10 лет, а через 5 лет будет достигнута поворотная точка в плане потребления. Но с момента этого прогноза минуло не меньше года. Спекулянты всех мастей начинают просматривать 4-летний временной горизонт (6).

По сути, «пик нефти» – это то, что в ЕЛПП (Европейская лаборатория политического прогнозирования, аналитический центр, который выпускает бюллетень GEAB; прим.) называют «успешным прогнозом»: поместив его в перспективу, от проблемы удалось «уйти». Страх перед дефицитом и взрывом цен, хорошая и плохая стратегии ухода (через возобновляемую и сланцевую энергетику), всё в сочетании с гигантским экономическим спадом, а также, в качестве грандиозного финала, экологической проблематикой, чьё возвращение мы увидим, начиная с этого года (7), и мир «готов» закрыть эру нефти… за тем исключением, что для этого игроки, экзистенциально связанные с этим сырьевым товаром, перед тем, как исчезнуть, заставят себя слышать долго и отчётливо.

Чтобы наши читатели и в этот раз не поняли неправильно: нефть ещё долгое время будет по-прежнему использоваться в качестве топлива для двигателей и заводов мира (у неё даже опять много лет впереди, поскольку риск дефицита отодвинулся на несколько десятилетий), но «эра» независимой нефти завершается, и, конечно же, это представляет собой системное изменение.

В разделе «Телескоп» мы подробнее исследуем последствия этого системного нефтяного кризиса, в частности, на финансовых рынках. Данные финансовые рынки, которые успешно «сопротивлялись» 6 долгих лет кризиса, душа в своей порочности реальную экономику и доказывая, насколько они были гвоздём проблемы, не смогут пережить тот шок, который они получат – с одной стороны от нефтяной промышленности (центрального игрока), а с другой стороны от доллара (главного инструмента финансового мира). Но, будто этого мало, готовы разорваться и другие бомбы…

—————————

(2) Фактически, начало повышения цен на нефть восходит к 2003 году, а взрыва – к 2006-му. Но 2005 год приходит на ум сразу, стоит только нам проанализировать случаи повышения цен сквозь призму потребления развивающихся стран, а не превратности ближневосточной геополитики, а вообще – стоит только увидеть подъём мощи развивающихся стран.

(3) Две мировые войны в начале XX века были неразрывно связаны с соперничеством за доступ к энергетическим ресурсам, и поэтому в конце Второй мировой войны европейские сообщества дали начало практике объединения ресурсов, ЕОУС (Европейское объединение угля и стали; прим.) – проект, которому было бы лучше остаться одним из громоотводов европейского здания, в то время как украинский кризис обнажает в Европе зияющую дыру в вопросе общей энергетической политики. А ведь некоторые считают, что мы страдаем от того, что Европы слишком много!!! Вообще-то, европейское строительство остановилось в 1989 году… занятое регулированием размера огурцов и пусканием на самотёк остального –  «европейский огурец»…

(6) Для тех, кто сомневается в реальности этого поворота событий, есть недавнее и невероятное решение Германии (невероятное, потому что она совершенно неинтуитивна по отношению к нынешнему снижению цен на нефть) поставить всё на возобновляемую энергию и упаковать всё атомное, нефтегазовое и угольное, чтобы от этого избавиться.

(7) В прошлом месяце мы отметили весьма ощутимые результаты, достигнутые при китайском руководстве, в отношении обещаний о снижении выбросов СО2, в том числе и от США. И даже если кажется, что саммит в Лиме не дал ничего особого в плане результатов, одна из причин этого заключается в том, что бедные страны делают вид, что продолжают верить в то, что западные доллары будут финансировать их энергетический переход. Но в целом, природоохранная тематика в настоящее время отличается очень большой динамичностью, главным образом потому, что она совпадает со стратегическими целями Китая, впервые ставшего первой (или второй) мировой державой.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (2 голосов, среднее: 4,50 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *